С приходом в Кремль Медведева Брюссель должен в срочном порядке выработать компромисс в отношениях с Москвой, чтобы помешать эскалации национализма.

Владимир Путин не верил в Единую Европу. Как объясняет болгарский политолог Иван Крастев в недавно опубликованном немецким Фондом Маршалла исследовании, уходящий российский президент строил свою политику 'имперского' возрождения вокруг двух постулатов: существование в ЕС сильного духа национального соперничества (который можно использовать с пользой для себя), неспособность ЕС с помощью 'мягкого влияния', которое является его основным инструментом, сохранить свой статус в условиях набирающей обороты глобализации.

Владимир Путин, как и полагается бывшему кагэбэшнику, верил только в отношения с позиции силы. Этим и объясняются усилия Кремля по продвижению проекта строительства газопровода 'Южный поток' с помощью двухсторонних контрактов, заключенных со странами, от которых зависит будущее европейского проекта, соперника Nabucco: Болгарией, Венгрией, Греции, Австрией . . . Разделять сегодня, чтобы не упустить из рук бразды правления в будущем. 'Российская энергетическая стратегия зиждется на двух принципах: контролировать добычу и транзит газа из Центральной Азии и после каждой европейской инициативы делать ответные шаги, чтобы помешать реализации крупных проектов Евросоюза', - пишут исследователи Никлас Нилсон (Niklas Nilsson) и Сванте Е. Корнелл (Svante E. Cornell) в крайне интересном труде , посвященном европейской энергобезопасности.

Новый же глава российского государства, который завтра вступает в должность, отличается от своего предшественника. Дмитрий Медведев, который, безусловно, предан Путину, является управленцем, про которого говорят, что он в большей степени, чем его наставник, озабочен поддержанием экономического и стратегического равновесия в отношениях с западными державами.

Новому хозяину Кремля, чей дебют на международной арене состоится в начале июля на саммите 'большой восьмерки' в Токио (Япония), в политической области придется решать совсем другие задачи. Приоритетом уже не является, как это было в начале века, спасение государства из когтей олигархов ельцинской эпохи, которые, как уверен Владимир Путин, куплены Западом с целью ослабить Россию. Дмитрий Медведев, напротив, должен управлять страной, где развивается новый зажиточный средний класс, заинтересованный в долгосрочной экономической стабильности.

Евросоюзу также не стоит упускать представляющуюся возможность. Ему стоит, уже начиная со следующего ежеквартального саммита Россия-ЕС, уделить максимум внимания вопросу, каких экономических взаимных выгод можно достичь, установив правильные и надлежащие партнерские отношения в сфере энергетики.

Двадцать семь членов ЕС, и мы знаем об этом, требуют, чтобы Россия открыла свой рынок иностранным инвесторам и предоставила гарантии надежного снабжения, что позволит избежать кризисов, подобных тем, что произошли с Украиной и Грузией. Но эти требования должны сопровождаться выгодными для России предложениями. Чем позволять 'Газпрому' заключать соглашения с итальянской ENI, или 'Южному потоку' опережать Nabucco, Брюсселю стоит осознать реальное положение вещей, пересмотреть свою позицию и обращаться с Россией как с партнером. 'Российская правящая элита должна оставаться 'пришвартованной' к Европе, - пишет в своем исследовании Иван Крастев. - Для нее это вопрос выживания. И эту возможность упускать нельзя'.

Еще один вопрос, который желательно урегулировать, как только Дмитрий Медведев займет кабинет в Кремле, имеет отношение к Балканам и региональной стабильности на Кавказе. Естественно, и речи быть не может о пересмотре решения ЕС признать независимость Косово. Но, судя по всему, поражение, которое сербские либералы потерпят 11 мая, загонит Москву в угол. Готова ли Россия во имя славянской солидарности возродить очаг напряженности в центре Европы? То же самое относится и к Грузии, где русские поддерживают сепаратистские регионы Абхазию и Южную Осетию.

Еврокомиссии стоит рассматривать политические и энергетические вопросы не по отдельности, а в комплексе. Франция, будучи председателем ЕС, может заняться этим досье. Тут главным принципом должна стать жесткая дисциплина в рядах членов ЕС. Дмитрий Медведев направится к распахнутой двери Евросоюза, только если все страны-члены последнего по общему согласию не дадут русскому медведю влезть в окно.

* 'The crisis of the post cold war european order', Ivan Krastev, GMF.

(Вернуться к тексту статьи)

* 'Europe's energy security', Central Asia Caucasus Institute. (Вернуться к тексту статьи)

_______________________________________

Новый российский президент дает Европе шанс стать более жесткой - и близкой к России ("The Guardian", Великобритания)

Разделяй, властвуй или забалтывай ("The Economist", Великобритания)

Европа пытается возобновить 'партнерство' с Россией? Это вряд ли ("The International Herald Tribune", США)