Американские президенты не могут обойтись без больших идей о мировом порядке, будь то 'новая граница', 'альянс во имя прогресса' или 'война с террором'. Как это ни прискорбно для Демократической партии, большая идея, которая наиболее вдохновляет ее кандидатов в президенты Барака Обаму и Хиллари Клинтон - это, по всей видимости, взаимно гарантированное уничтожение.

Таким образом, сенатор Джон Маккейн остался без конкурентов. В настоящее время республиканец - единственный кандидат в президенты, выдвигающей кардинально новую идею о роли Америки в мире. Мир должен обратить на это внимание, поскольку шансы Маккейна на победу возрастают с каждым днем.

Большая идея Маккейна - это создание 'лиги демократий', в центре которой будет Америка. Выступая недавно в Лос-Анджелесе, он начертил план 'объединения огромных сил более чем 100 демократий'. То была не просто некая расплывчатая концепция, призванная украсить речь. О лиге демократий Маккейн твердит - в частном порядке и публично - уже более года. Выступая в прошлом году в Институте Гувера, Маккейн привел ряд конкретных примеров того, что могла бы делать эта лига. По большому счету, она представляется инструментом для действий в обход ООН.

Лига могла бы организовать интервенцию в Дарфур или 'совместными усилиями надавить на тиранов в Бирме или Зимбабве при поддержке Москвы и Пекина или без нее'. Или же она могла бы 'ввести санкции против Ирана'. Маккейн пообещал созвать саммит демократий в первый год своего пребывания в Белом доме и уподобил создание новой демократической лиги основанию НАТО.

То, что за лигу демократий выступил Маккейн, означало, что на эту идею сразу же навесили ярлык правой. Но ее варианты получали и поддержку либералов. Принстонский проект по национальной безопасности (Princeton Project on National Security), поддерживаемый многими либеральными учеными, пропагандирует идею 'концерта демократий'. Поддерживает ее и советник Обамы Айво Даалдер (Ivo Daalder).

Но ведущие кандидаты демократов остаются подчеркнуто нейтральными. По контрасту с ними, Маккейн горячо отстаивает эту идею.

Если он однажды пронесет ее в Белый дом, то, возможно, пожалеет об этом. Ведь несмотря на некоторые свои привлекательные стороны, идея лиги демократий связана с явными опасностями.

Первая проблема в том, что она усугубит напряженность в отношениях с Россией и Китаем. Советник Маккейна Роберт Каган (Robert Kagan) утверждает, что эта напряженность уже существует. Действительно, Россия и Китай действуют порой как фактические главы лиги автократий - защищая в ООН такие плохие режимы, как иранский и зимбабвийский. Поэтому, считает Каган, было бы хорошо, если бы демократы всего мира отстаивали свои ценности более организованно и решительно.

Проблема с этой идеей заключается в том, что она рискует стать самоисполняющимся пророчеством. Отношения Америки с Китаем и Россией сложны и двузначны - в них есть элементы как конкуренции, так и сотрудничества. Но создание лиги демократий усилило бы антагонизмы и могло бы быть воспринято как начало новой 'холодной войны.

Маккейн явно хочет занять более конфронтационную позицию в отношении России и Китая. Он выступает за изгнание России из группы восьми ведущих промышленно развитых стран и хочет пригласить в нее Индию и Бразилию, преднамеренно исключая Китай.

Но, став президентом, Маккейн вскоре бы обнаружил, что содействие России и Китая нужно ему для достижения других целей. Он пообещал начать переговоры по новому соглашению об изменении климата с участием Китая. Любая попытка усилить режим нераспространения ядерного оружия потребует помощи России. Кроме того, важными союзниками США являются авторитарные страны Ближнего Востока - от Саудовской Аравии до Египта.

Возможно, вражда с саудовцами - и даже с китайцами и русскими - это цена, которую стоит заплатить за достижение других целей. Даже самые упорные сторонники ООН знают, что зачастую она не способна выполнить свои обязательства по защите угнетенных народов. Создание лиги демократий могло бы также подстегнуть демократические реформы в некоторых недемократических странах-союзницах Америки.

Самая большая проблема с 'большой идеей' Маккейна связана не с автократами, а с самими демократиями. Почти все самые близкие демократические союзники Америки высказывают серьезные оговорки в отношении лиги демократий. Европейцы верят в ООН и не испытывают желания вступать в альянс, который подрывал бы ее роль. Кроме того, они с подозрением относятся к демократическому евангелизму Америки. Поговорите с высокопоставленными французскими или британскими политиками, и по вопросу лиги демократий вы обнаружите редкое единодушие. Французский дипломат называет ее 'действительно плохой идеей'. Британский дипломат иронично замечает: 'Как будет решаться вопрос членства? Как в футбольной лиге, где в конце сезона команды переходят в более высокие и более низкие категории?'

Вряд ли воспримут эту идею с энтузиазмом и демократические союзники Америки в Азии - из страха настроить против себя Китай. Демократ Курт Кэмпбелл (Kurt Campbell), возглавляющий вашингтонский Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security), предполагает, что Япония стала бы единственной азиатской страной, готовой вступить в новую лигу Маккейна.

Поэтому, если Маккейн, став президентом, действительно созовет саммит мировых демократий, то это будет довольно специфическое собрание. Многие из потенциальных гостей дипломатично сослались бы на участие в других мероприятиях - простые смертные в таких случаях говорят, что 'не смогли найти, с кем оставить ребенка на этот вечер'. А те демократии, которые все-таки приняли бы приглашение, могли бы оказаться в рядах очередной добровольно-принудительной коалиции.

____________________________________

Обама и Клинтон: два никчемных циника ("The Times", Великобритания)

Кто бы ни победил - Клинтон, Обама или Маккейн - готовьтесь к большому разочарованию ("The Guardian", Великобритания)

Маккейн против Маккейна ("Newsweek", США)