В советские времена весь негатив в изображении украинского освободительного движения ОУН-УПА сосредоточивался на одном имени - Бандера. Его именем называли всех участников этого движения, на него направлялись наибольшие усилия по дискредитации, он был олицетворением всего зла украинского национализма. Таким образом, пропагандисты СССР по сути превратили его в символ антисоветской борьбы. Другие ведущие участники движения оставались в тени.

Из-за этого, когда в прошлом году патриотичная общественность развернула широкую информационную кампанию по отмечанию 100-летнего юбилея Романа Шухевича, неприятели оказались не готовыми к этому.

В первых публикациях, направленных против Шухевича, использовались исключительно общие пропагандистские заготовки советских времен. Только со временем появились отдельные сюжеты, посвященные уже специально Шухевичу. Их основой был довольно стандартный посыл: он - прислужник немцев.

В стране, которая до сих пор воспринимает Вторую мировую войну в черно-белом цвете - "наши и немцы" - развить целую информационную кампанию, направленную на дискредитацию Романа Шухевича, было нетрудно.

Людям, которые не очень разбирались в таких тонкостях, как разница между Вермахтом и "Абвером", которые не замечали абсурдности в формулировании "легион СС "Нахтигаль", не обременяли себя лишними хлопотами ознакомиться со списками награжденных немецким Железным крестом и знают о ней в деталях благодаря русским сериалам, очень легко было предложить басни о "капитане СС", "кавалере Железного креста", "преступлениях "Нахтигаля" в Львове".

Проблема усиливалась тем, что те, кто не воспринимал упреки, от которых воняло советской макулатурой 70-х лет, не готовы были вступать в дискуссии за неимением информации.

Этот информационный вакуум не способны были заполнить переизданные на Украине книги, опубликованные при участии проживающих за рубежом украинцев: они воспринимались как чрезмерно пафосные, и в значительной мере они такими и были, ведь, написанные еще в 1970-е годы, они были инструментом в противостоянии советской пропаганде.

Далеко не каждый был готов посвятить время изучению работ современных украинских историков, результатом которых есть крайне важные, но малочитабельные монументальные сборники документов.

Поэтому, общественные дискуссии вокруг места и роли Романа Шухевича в украинской истории были довольно убогими: с одной стороны, стандартный набор обвинений, с другой - сосредоточение исключительно на их опровержении и почти ни одного выхода за эти рамки.

Нельзя судить об определенном историческом периоде или строить заключения о конкретном деятеле, выходя исключительно из реалий настоящего. Такое явление имеет название "презентизм", и несовместимое с методологией исторической науки.

Конечно, в рамках сегодняшних "героев от политики", способных лишь убегать на больничный в критические моменты, такой человек как Шухевич - не формат: он радикал, неспособный на компромиссы.

Нельзя вместе с тем считать нормальными действия политиков, направленные исключительно на самообеспечение и понимать жертвенность тех, кто терял все ради своих убеждений.

Попробуем абстрагироваться от современных понятий о "перераспределении ресурсов" и "борьбе за электорат", от точки зрения, что "все продается", что "идеология политической силы - это несколько абзацев списанного из Интернета текста". Другое время, другие люди, другие мотивы, другие поступки...

Террорист

Роман Шухевич родился в 1907 году во Львове, тогда еще части Австро-Венгерской империи. Украинское национальное движение только набирало обороты, в этой местности оно не так уже и давно переросло из "русинского" в собственно "украинское".

Тем не менее - на дворе ХХ столетие, а это означает, что динамика всех процессов возрастает в геометрической прогрессии. Это движение быстро оформляется в политические партии, более того, украинцы начинают готовиться к вооруженной борьбе. Создаются численные общественные организации, целью которых является военная подготовка молодежи: если завтра война...

Поэтому, когда в 1914 пришло это "завтра", его восприняли с большим энтузиазмом. В рядах австрийской армии создается Легион украинских сечевых стрельцов - первое вооруженное украинское формирование более, чем за столетие.

Это еще не была украинская армия, это было лишь формирование в составе чужой армии, экипированное не в свое обмундирование, но это был шанс получить оружие и военные знания.

Шанс, который украинцы чудесно использовали, ведь именно ветераны Легиона со временем стали крепким ядром для украинской армии, восстановленной через несколько лет государства. Поэтому этот опыт казался таким полезным и через десятилетие, в 1941 году...

7-12 лет - это возраст, когда ребенок активно воспринимает окружающий мир, формируется как личность. Роман формировался в бушующие года Первой мировой войны, освободительных движений 1920-х. Для него события этого времени не является чем-то далеким, что происходило где-то за окном: его семья, отец, дядья были активными участниками этих событий.

Он, наверное, вместе с ними проникался гордостью за свой народ, его воинов, которые так быстро и эффективно захватили в ноябре 1918 власть в Львове и создали Западноукраинскую Народную Республику, ощущал горечь поражения, к которому привели Украину бездарные политики.

В его доме часто бывал Евгений Коновалец, один из тех, кто решил не составлять оружие после 1921 года, а продолжить борьбу. Возможно, общение с будущим творцом ОУН и определило судьбу мальчика.

"Борьбу проиграли политики, теперь свое слово должны сказать солдаты" - твердили украинские ветераны. Тогда, в 1921, была создана украинская военная организация, которая активной пропагандой и террором против оккупантов продолжала борьбу и готовила народ к национальной революции.

Сегодня, после 11 сентября 2001 года, террор как метод борьбы, однозначно осуждается, поэтому то, что украинцы прибегали к нему, по мысли кое-кого, лишь компрометирует освободительное движение. Тем не менее, это снова попытка судить о прошлом из высоты настоящего.

В 1920-е других методов борьбы украинцы не могли себе позволить. "Война - это бессилие политики", - утверждает современный немецкий философ Гоффмайстер. Украинцы взялись за оружие потому, что не могли решить вопроса своего освобождения методами легальной политики.

Такие попытки делались то на Западной Украине, где действовали несколько украинских политических партий, то на Украине советской, где старались использовать для этой цели единую существующую Коммунистическую партию.

Чем они завершились известно - кто считал, что партия может быть вместе с тем и коммунистическая и украинская, заплатили своим жизням за такую ошибку, уйдя из нее добровольно или не без помощи извне. В другой части украинских земель наличие нескольких украинских депутатов не способно было остановить процесс полонизации.

Тем более эти политические силы оказались бессильными против сталинской политики после "воссоединения" в 1939 году: они тихо самораспустились, тем не менее это не спасло их активистов от репрессий.

Тем временем УВО и ОУН, которая стала по сути ее продолжением, приобретали все большие темпы развития и, наконец, именно люди, которые боролись с оружием в руках в 1920-1930 годах, выступили единой силой, которая стала на защиту украинцев в годы Второй мировой войны.

В этом не было ничего уникально украинского, именно через такой опыт: создание террористической организации, ее перерастание в национально-освободительное движение и восстановление независимости прошли многие народы. Те, кто сомневается в этой истине, могут ознакомиться с историями таких стран как Польша, Израиль и Ирландия.

Поэтому Шухевич, который рос и воспитывался на героике воинов украинской революции и короткого периода государственности (десятки книг об этом, напечатанных в межвоенный период на Западной Украине, воспиталось целое поколение шухевичей), в очень раннем возрасте стал террористом, лишь бы стать солдатом украинского освободительного движения.

Ему было лишь 16, он мог еще долго мечтать о своих подвигах в будущем. Тем не менее уже тогда он был человеком, чьи убеждения и поступки совпадали: он был убежден, что лишь вооруженной борьбой украинцы могут изменить ситуацию, а потому и взял оружие в свои юношеские руки.

В этом его биография схожа с жизнеописаниями других известных террористов - поляка Юзефа Пилсудского, ирландца Майкла Колинза или еврея Менахема Бегина. Со временем они возглавили освободительные движения своих народов, стали руководителями новообразовавшихся государств, а затем и общепризнанными национальными героями.

Важно отметить, что Шухевич не принадлежал к тем, для кого революция и вооруженная борьба были единым путем самореализации. Шухевич происходил из известной и зажиточной украинской семьи, получил не только замечательное воспитание, но и образование - учился в Львовском политехе и консерватории по классу фортепиано (факты, о которых нечасто говорят, ведь они не согласуются с образом "тупоголового карателя").

Ведь Роман мог стать зажиточным инженером, музыкантом, бизнесменом (которым он даже на некоторое время и стал), но избрал себе другой путь, так как был уверен: убеждение и действия должны совпадать.

19 октября 1926 года Роман принимает участие в ликвидации (атентате, как тогда говорили) Станислава Собинского, известного полонизатора украинских школ. Наверное, не легко было 19-летнему мальчику решиться на убийство, даже убийство того, кого считал врагом.

Еще более тяжелыми стали его переживания, когда за осуществленную акцию была задержан и осужден другой человек. Шухевич решил добровольно сдаться полиции, тем не менее руководство УВО запретило это сделать - эмоциональные юношеские порывания не должны ставить под угрозу продолжения борьбы. Так, в страданиях и сомнениях, закалялся его характер.

Шухевич в студенческие года

В течение следующих лет Роман Шухевич руководит боевой референтурой подполья, на его счете целая серия организованных саботажных акций, экспроприаций, несколько атентатов. Классический для революционера набор видов деятельности.

Одной из этих акций стало покушение на советского консула в Львове в знак протеста против организованного коммунистическим режимом Голодомора. Непосредственный исполнитель акции Николай Лемик добровольно сдался полиции, лишь бы иметь возможность заявить о мотивах своего поступка.

Дальше - суд, смертный приговор, замененный со временем на пожизненное заключение, выход на волю после падения Польши в 1939, участие в группах ОУН летом 1941, арест и расстрел Гестапо в Миргороде Полтавской области осенью того же года. Типичная судьба украинского революционера, а вместе с тем "коллаборациониста" и "украинско-немецкого буржуазного националиста".

Очевидно, активная деятельность Шухевича не могла остаться незамеченной польской полицией: его неоднократно арестовывают, некоторое время он был узником концлагеря "Береза Картузька", организованного Польшей для борьбы с инакомыслием.

Выход на волю в 1937 году поставил Шухевича перед фактом трудного материального положения его семьи, которая на тот момент состояла из жены Наталии и сына Юрия.

Очевидно, что несмотря на два высших образования, "политически ненадежный" Роман не мог рассчитывать на прием на работу в каком-то перспективном месте. Единственным выходом оставалось самому создать это место.

Ничего не зная о новомодной сегодня "стратегии голубых океанов", он действовал согласно ее положениям и решил заняться рекламным бизнесом. Созданная им фирма "Фама" стала первой украинской рекламной компанией в Галиции.

Учитывая активное развитие украинской кооперации на основе принципа "свой к своему по свое", клиентура фирме была обеспечена. Развивая свою деятельность в этом "океане", Шухевич проявил незаурядную креативность, проводя неожиданные рекламные кампании и создавая собственный оригинальный стиль.

Именно это стало залогом его финансового успеха: Роман Шухевич стал успешным бизнесменом. Тем не менее даже под элегантным костюмом-тройкой, продолжало биться сердце солдата.

_____________________________

Апология Шухевича (ИноСМИ, Россия)

Роман Шухевич: солдат ("Украинская правда", Украина)

Ю.Шухевич: "Формы советского геноцида были разные" ("День", Украина)

С.Бандера: Украина не будет сообщницей Москвы ("Шлях Перемоги", Германия, 1957 г.)

Галицкая СС идет в бой! ('ИноСМИ', Россия)