На протяжении нескольких месяцев российский министр финансов Алексей Кудрин ездит по свету, рекламируя свой новый инвестиционный товар - средства кремлевского Фонда национального благосостояния, начальный капитал которого составляет 32,7 миллиарда долларов. Он утверждает, что данные средства, способные увеличиться многократно при выгодном вложении, это чистый бизнес, и ничего больше.

Но товар этот продается с трудом.

Приход Москвы на мировой рынок в качестве глобального инвестора прозвучало сигналом тревоги для Европы и США, поскольку лидеры этих государств выражают растущую обеспокоенность усилением контроля Кремля над российской экономикой и демонстрацией его коммерческой мощи за пределами страны.

Власти Германии начали составлять перечень ограничений для государственных инвестиций, когда российский банк купил пакет акций многопрофильной авиакосмической корпорации, которой принадлежат предприятия по производству "аэробусов". Американские законодатели тоже задумались над тем, не ввести ли более жесткие нормы.

"Русские обычно очень агрессивно используют свои активы, преследуя политические цели, не имеющие никакого отношения к экономике, - говорит сенатор-демократ от штата Индиана Эван Бэйх (Evan Bayh), - было бы наивно принимать от русских инвестиционные средства, не испытывая при этом беспокойства по поводу возможных тайных целей и последствий".

Российские официальные лица говорят, что такие обвинения несправедливы, и что их инвестиции за рубежом имеют исключительно финансовые цели. Однако грань между политикой и бизнесом в России при покидающем свой пост президенте Владимире Путине стерлась практически до неузнаваемости. Такая ситуация, скорее всего, сохранится и после официального вступления в должность в среду его преемника Дмитрия Медведева.

Высокопоставленные российские государственные деятели имеют самое непосредственное отношение к важнейшим решениям, принимаемым крупными компаниями, принадлежащими государству. Избранный президент России Медведев является председателем совета директоров самой крупнейшей в мире компании-поставщика природного газа ОАО "Газпром". Сам Путин в прошлом месяце публично лоббировал в "Аэрофлоте" важные с политической точки зрения вложения в итальянскую авиакомпанию Alitalia, несмотря на возражения руководства. Создание нового инвестиционного фонда, который начал функционировать в феврале, может дать Кремлю еще один мощный рычаг международного экономического влияния.

Выступление России в роли крупного международного инвестора является еще одним примером того, как резкий рост цен на сырье ведет к перекройке карты мировой экономики. Президент Путин, который должен стать премьер-министром, оставшись при этом главенствующей политической фигурой в стране, передает своему протеже по наследству преобразованную Россию.

Всего десять лет назад российские представители молили западных кредиторов о помощи, когда страна катилась навстречу дефолту. Сейчас же, благодаря мощному экономическому подъему, вызванному ростом цен на российскую нефть и прочие сырьевые товары, Москва выплатила почти все свои внешние долги и накопила более половины триллиона долларов резервных запасов.

Стремясь обеспечить более высокую финансовую прибыль от этих средств, Россия сегодня идет по стопам Норвегии, Китая и ряда стран Персидского залива, создавая государственные инвестиционные фонды. В общемировом масштабе данные резервы государственных средств в совокупности составляют 3,5 триллиона долларов. Хотя пока эти средства вкладываются только в самые надежные активы, такие как государственные облигации, российский Фонд национального благосостояния планирует уже с этой осени начать приобретать и акции иностранных компаний, надеясь на более высокие доходы.

Кризис кредитования

Министерство финансов США и Международный валютный фонд высоко отзываются о вложениях государственных инвестиционных фондов, говоря о том, что эти средства оказывают поддержку западным финансовым компаниям, попавшим в сети глобального кредитного кризиса. Пытаясь избежать ответной реакции в виде протекционизма, МВФ и американское министерство финансов упрашивают Россию и другие страны подписать руководящие документы, регулирующие инвестиционную стратегию и представление финансовой информации, чтобы иметь уверенность в том, что у них присутствует чисто коммерческий интерес. МВФ надеется, что к осени ему удастся достичь договоренности о таком соглашении.

Но многие руководители в США и Европе боятся того, что инвестиционные вложения государственных фондов будут сопровождаться некими политическими условиями.

В феврале директор национальной разведки США Майкл Макконнел (Michael McConnell) заявил законодателям, что самую большую обеспокоенность у него вызывают "финансовые возможности России, Китая и стран ОПЕК, а также то, что они могут воспользоваться своим доступом на рынки для оказания финансового давления с политическими целями".

Российские руководители торжественно обещают, что Фонд национального благосостояния не будет никому угрожать. Однако послужной список Москвы говорит о том, что она часто смешивает политику и бизнес в своих государственных компаниях и банках, что вызывает определенный скепсис у Запада.

В некоторых европейских столицах начали выражать обеспокоенность в отношении кремлевских инвестиций еще в январе 2006 года. Именно тогда российский государственный гигант ОАО "Газпром" на непродолжительное время прекратил поставки газа на Украину в результате ценового спора с новым прозападным украинским правительством. Это вызвало перебои с экспортными поставками в Европу посреди зимних холодов, в связи с чем возникли опасения, что Кремль использует свои огромные энергоресурсы в качестве рычага политического давления, хотя российское руководство это всячески отрицает.

Предупредительный сигнал

47-летний давний союзник Путина министр финансов Кудрин считается самым стойким сторонником финансовой дисциплины в российском правительстве. Но в конце 2006 года он принял участие в коммерческой сделке, которая вызвала у Западной Европы подозрения относительно истинного предназначения некоторых зарубежных финансовых капиталовложений России.

Российский государственный банк ОАО "ВТБ", в котором Кудрин возглавляет наблюдательный совет, в сентябре 2006 года сообщил, что приобрел 5 процентов акций европейского авиакосмического гиганта EADS (European Aeronautic Defence & Space Co.), которому принадлежит компания по производству самолетов Airbus.

Руководство "ВТБ" заявило, что инвестиции эти направлены исключительно на получение прибыли, но правительственные чиновники откровенно дали понять, что Кремль в данном случае преследует более далеко идущие цели. Через несколько дней после того, как стало известно о новых приобретениях банка, высокопоставленный советник Путина по вопросам внешней политики Сергей Приходько заявил, что Россия может увеличить свою долю в EADS до 25 с лишним процентов, получив блокирующий пакет, позволяющий ей препятствовать принятию важных решений. По словам Приходько, обретя такой мощный козырь, Россия могла бы добиться начала сотрудничества между EADS и ее находящейся в плачевном состоянии авиационной промышленностью.

Такие мощные медвежьи объятия не смогли вынести Франция и Германия - страны, которым принадлежит наибольшая доля акций в EADS. Париж и Берлин считают EADS стратегической компанией двойного назначения. Не в последнюю очередь это связано с тем, что EADS занимается поставками военной техники, в том числе, баллистических ракет для французских атомных подводных лодок. Попав под влияние Москвы, EADS могла бы лишиться заветной возможности получать заказы из США, имеющих самый крупный в мире рынок вооружений.

На встрече с Путиным во Франции в конце сентября 2006 года французский президент Жак Ширак и канцлер Германии Ангела Меркель сказали ему, что им не нужен новый партнер для их высоко ценимой авиакосмической компании. По их словам, внутренний круг держателей контрольного пакета акций EADS, в который входят правительство Франции и немецкая компания Daimler AG, не допустит к себе никого.

Франция и Германия не возражали против того, чтобы иностранные государства вкладывали в EADS чисто финансовые инвестиции. В 2007 году 3 процента акций корпорации должно было приобрести правительство Дубаи, и это не вызывало особых опасений. Но Кремль, как считали многие западноевропейские представители, мог использовать свои инвестиции для выкручивания рук партнерам.

В начале прошлого года кремлевские руководители постарались разрешить возникшие разногласия во время обеда с руководителями германского бизнеса в роскошном берлинском отеле Adlon. Помощник российского президента Игорь Шувалов заявил, что покупка акций была попыткой оказать поддержку этой франко-германской компании, и что его удивил такой жесткий отпор. Но он лишь усилил подозрения в отношении мотивов Москвы, когда сказал, что Россия может по демпинговой цене продать свою долю в EADS, если эта компания не будет проявлять особого желания к сотрудничеству с Россией в ее проектах авиакосмической промышленности.

От интервью Шувалов через своего пресс-секретаря отказался. Кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков подтвердил факт проведения такого обеда, и заявил, что смысл высказывания Шувалова заключался в следующем: покупка акций является как портфельной инвестицией, так и попыткой оказать EADS поддержку в надежде на более тесное сотрудничество. Если этого не произойдет, то решение о продаже или сохранении акций будет носить исключительно "коммерческий" характер, сказал Песков.

В своем интервью министр финансов Кудрин выступил в защиту покупки акций европейского авиагиганта, заявив, что это чисто финансовая операция, а не попытка получить место в руководстве компании. "Сделка состоялась на открытом рынке и по рыночным ценам, - сказал он, - я не понимаю, почему она вызвала такую критику".

"ВТБ", столкнувшись с протестами акционеров, которые были недовольны падением курса его акций, в конце прошлого года продал свою долю в EADS одному государственному банку. Этот банк заявил, что надеется в итоге продать акции европейской корпорации новой государственной многопрофильной авиакосмической компании, которую создает Кремль.

Встревоженная случаем с EADS, а также ростом покупательной способности российского государства, Ангела Меркель в середине прошлого года заявила, что Германии нужен закон для защиты от иностранных инвестиций с политической подоплекой. Проект закона, по поводу которого все еще дискутирует капризный кабинет Меркель, в случае его утверждения даст Берлину право налагать вето на иностранные предложения о покупке более 25 процентов акций немецкой компании, если правительство решит, что такая сделка наносит ущерб национальной безопасности.

Закон будет распространяться на государственные инвестиционные фонды, а также на государственные банки и компании, поскольку Германия обеспокоена тем, что иностранное государство может использовать любое из этих предприятий для оказания влияния на ее экономику. Меркель в прошлом году говорила, что к государственным инвестиционным фондам нельзя относиться так, будто это "совершенно обычные фонды частного капитала". Главное, что беспокоит Германию и ряд других государств Евросоюза, это то, что при отсутствии подобных механизмов защиты от приобретений и поглощений "Газпром" сможет скупить европейскую инфраструктуру и усилить свой контроль над поставками энергоресурсов в Европу.

Кремль вначале отверг идею введения ограничений на свои инвестиции и враждебно отнесся к призывам МВФ в добровольном порядке согласиться на определенные нормы поведения. Однако недавно, убедившись в том, что МВФ не пытается диктовать ему свои условия, Кремль согласился с тем, что такие нормы поведения помогут снизить противодействие США и Европы российским инвестициям.

В условиях, когда российские государственные инвестиционные фонды только начинают свою деятельность, главная забота Кудрина состоит не в том, как эти фонды воспримет Запад. Он в основном думает о том, как защитить их от внутреннего политического давления, направленного на то, чтобы потратить эти деньги в России.

В 2004 году Россия начала откладывать значительную часть поступлений от экспорта растущей в цене нефти в специальный Стабилизационный фонд в целях создания финансового резерва на случай резкого падения цен. Но поскольку цены на нефть ставят все новые рекорды, размеры этого фонда существенно превысили то, что необходимо на черный день. Министры правительства и прочие государственные деятели начали уговаривать Путина тратить деньги внутри страны, особенно накануне парламентских выборов, назначенных на конец 2007 года.

Даже начальник Кудрина президент Путин порой высказывал мысли о том, что деньги надо тратить дома. Во время заседания кабинета министров в мае 2007 года Путин бросил пробный шар в сторону Кудрина, спросив, почему бы часть нефтяных денег не потратить на укрепление российского фондового рынка, который заглядывается на крупные иностранные биржи. Министр финансов в ответ начал терпеливо объяснять (и это показали по телевидению), что эти деньги могут создать на российском рынке ценных бумаг опасный подъем биржевой конъюнктуры, своеобразный "мыльный пузырь", а также подтолкнуть инфляцию.

"Мне постоянно приходится отвечать на этот вопрос", - заявил позднее Кудрин в интервью, отметив, что за день до этого Путин встречался с ведущими бизнесменами, которые лоббируют идею государственной поддержки рынка ценных бумаг.

Кудрин настаивает на том, что крайне важно, чтобы неожиданные деньги, поступающие от продажи российской нефти, вкладывались за пределами России. Если допустить их приток в экономику, то это подтолкнет инфляционные процессы и повысит курс рубля, в связи с чем российская промышленность окажется менее конкурентоспособной на фоне иностранных соперников. Расходование денежных средств также повысит финансовую уязвимость России в случае падения нефтяных цен.

"Все эти годы министерство финансов ведет нескончаемые сражения по поводу Стабилизационного фонда, воюя на нескольких фронтах, - говорит Андрей Шаронов, долгое время занимавший ответственные посты в правительстве, - у людей короткая память, и никто не чувствует реальной опасности инфляции".

Поскольку требования потратить средства из фонда постоянно усиливались, Кудрин год назад согласился разделить Стабилизационный фонд на две части. Начиная с февраля текущего года, та его часть, которая составляет запас на черный день, называемая сейчас Резервным фондом, была ограничена 10 процентами ВВП. Средства из Резервного фонда инвестируются крайне осторожно, в основном в государственные облигации самого высокого класса, создавая страховку на случай снижения нефтяных цен. Излишки поступают в Фонд национального благосостояния, и средства из него планируется вкладывать более агрессивно.

Деньги из обоих фондов инвестируются только за рубежом, но надежные активы Резервного фонда являются типичными для государственных резервов, и поэтому не вызывают опасений в возможных политических манипуляциях.

Кудрин формирует процедуры и методику расширения портфеля ценных бумаг Фонда национального благосостояния и готовится привлечь к руководству этим фондом внешних управляющих. По его словам, фонд будет использовать норвежскую модель, которая ограничивает инвестиции в компании цифрой менее 5 процентов, и не занимается управлением. Кудрин считает, что такая стратегия устраняет опасность политизации инвестиций и снижает инвестиционные риски, а это крайне важно для государственного чиновника, отвечающего за сохранение и экономию денежных средств.

"Если я вложу деньги в плохо работающие ценные бумаги, прокуратура начнет расследование - не разбазариваю ли я государственные средства", - сказал он.

Политические ставки

Политические ставки, которые делаются на это новое и огромное богатство России, очень высоки. В рамках уголовного дела, в котором многие усматривают политическую подоплеку и попытку некоторых противников Кудрина ослабить его позиции, по обвинению в коррупции в декабре был арестован один из его главных заместителей и авторов идеи Фонда национального благосостояния. Кудрин утверждает, что он невиновен, но этот человек по-прежнему остается в тюрьме.

Попытки Кудрина на высоком профессиональном уровне управлять государственными фондами произвели большое впечатление на заместителя министра финансов США Роберта Киммита (Robert Kimmit), который говорит, что управление Стабилизационным фондом осуществляется "в ответственной и открытой манере". По его словам, он призывал Германию ослабить планируемые ограничения на иностранные инвестиции. Но официальные лица заявили, что не изменят свои планы.

Кудрин утверждает, что любые ограничения со временем рухнут под давлением экономических обстоятельств. "Когда возникает кризис и появляется нужда в деньгах, никто не встает на пути сделки", - говорит он.

_____________________________

Инфляция, первый внутриполитический вызов Дмитрия Медведева ("Le Temps", Швейцария)

Не паникуйте из-за зарубежных миллионов ("The Financial Times", Великобритания)

Россия 2008: Гарант финансовой дисциплины ("The Financial Times", Великобритания)