Новый президент Российской Федерации Дмитрий Медведев, еще по-настоящему не вступив в должность, оказался в незавидном положении. Или, как говорится в книге о медвежонке Винни-Пухе и его друзьях, 'в узкой безысходности'. Он обречен неизбежно разочаровать подданных, которые искренне надеются, что 'вертикаль власти' станет уважать нужды народа.

Рано или поздно эти, как теперь оказывается, ложные надежды исчезнут. Когда именно это произойдет, полностью зависит от (не)желания жителей России признать крушение своих иллюзий. Однако общество соседней страны будет вынуждено понять, что оно получило не 'прогрессивного самодержца', а зиц-президента, который смиренно отсидит отведенный ему срок полномочий, в то время как вся реальная власть будет принадлежать избравшему его Владимиру Путину. Когда русские, наконец, смирятся с осознанием этого, Медведев в своих поношенных джинсах, в залатанном 'доцентском' пиджаке и с любовью к старомодному британскому тяжелому року в их глазах станет еще одним из тех 'либеральных манекенов', которых режим выставляет на умиление Запада. Точно так же, как в свое время 'демократических светил' - Бориса Немцова и Ирину Хакамаду или бывшего советника прежнего президента - вольнодумца Андрея Илларионова.

Обреченность нового президента быть послушной марионеткой ощущалась именно в последние дни, когда его предшественник готовился переселиться в Дом правительства, перенося туда часть рычагов власти (в дальнейшем губернаторы будут подчиняться премьеру, а не главе правительства, как прежде), частично объединив администрацию президента и аппарат правительства, а также создав совсем незавидный внешнеполитический фон для инаугурации Медведева.

После решения России направить дополнительные силы миротворцев в Абхазию, Грузия заявила о готовности к войне со сверхдержавой.

И парад 9 мая с демонстрацией новейшей военной техники на Красной площади вряд ли будет свидетельствовать о наступлении либеральной эры в коридорах Кремля и в политике государства. Разумеется, Конституция дает Медведеву широкие полномочия, к тому же политическая культура русской нации с ее нескрываемыми инстинктами самодержавия не приемлет 'двоевластия', которое явно задумал Путин. Тем не менее, мне кажется, что новый президент послушно принял разработанные Путиным правила игры.

Возможно, Медведеву проще быть зиц-президентом, что освобождает от ответственности за все происходящее за стенами Кремля вместо того, чтобы взяться за претворение надежд российского общества и лечить его хронические болезни.

Народ устал от пустого имперского хвастовства и московской расточительности. Люди чувствуют, что они имеют право желать, чтобы благосостояние росло и за пределами двух метрополий, чтобы у их детей были хорошие школы, чтобы их родителям платили человеческие пенсии, а врачи были способны помогать больным.

Но, возможно, самая главная надежда связана с тем, что правление Медведева оправдает то унижение, которое русское общество перенесло дважды - на выборах в Госдуму и на выборах главы государства с явно искаженными и 'надутыми' результатами. Большинство голосовавших осознавало, в каком театре они участвуют.

Теперь они с беспокойством в сердце ждут ответа: а стоило ли?

_________________________________

Останется ли Путин ведущим политиком и стратегом? ("The New York Times", США)

Правление Медведева ("The Washington Post", США)

Момент Медведева ("Khaleej Times", Объединенные Арабские Эмираты)