Wall Street Journal Europe

Как печально падение праведного в Сербии. В 2000 г. Воислав Коштуница возглавлял коалицию демократических партий и неправительственных организаций, свергнувшую Слободана Милошевича. Теперь, опасаясь, что воскресные выборы лишат поста его самого, премьер-министр Коштуница пытается остаться у власти, пользуясь тактикой запугивания, напоминающей о покойном диктаторе.

Для того, чтобы заручиться поддержкой, его Демократическая партия Сербии пытается усилить напряженность в Сербии и Косово, представляя выбор, стоящий перед избирателями, как выбор между предательством и патриотизмом. С одной стороны - 'предатели', то есть, его бывшие союзники из прозападной Демократической партии, возглавляемой президентом Борисом Тадичем (не путать с партией Коштуницы, имеющей похожее название). Премьер-министр обвиняет Тадича и его партию в том, что они хотят продать Косово, 'сердце' страны, ради интеграции Сербии в Европейский Союз.

Ключевой элемент этой стратегии - вынудить избирателя признать националистический тезис о том, что Сербия немыслима без Косово. Из этого следует, что каждый, кто признает Косово независимым государством, включая, в настоящее время, 18 из 27 государств-членов ЕС, - является врагом Сербии. Тогда 'патриотическая' альтернатива означает голосовать за отказ Коштуницы от членства в ЕС, пока Брюссель поддерживает независимость Косово.

Пока ничего хорошего из этой стратегии не выходит. В опросах общественного мнения партия премьер-министра занимает третье место, имея поддержку примерно 12 процентов электората. Но Коштуница надеется получить достаточно поддержки для того, чтобы стать необходимым партнером в коалиции с еще более националистической Сербской радикальной партией (возглавляющей опросы с 32 процентами) и Социалистической партией Сербии (около 7 процентов). Будучи влиятельной фигурой, он мог бы рассчитывать на ключевую позицию в новом правительстве. Он даже может остаться премьер-министром.

Есть еще один элемент в кампании Коштуницы, который имеет мало отношения к политике идентичности или национализму. Речь идет о стабильности. Милошевич пользовался этой стратегией в 2000 г., заявляя, что голосующие за него голосуют за стабильность. Однако тогда электорат предпочел перемены.

На этот раз Коштуница обращается к избирателям с той же самой идеей Милошевича, завернутой в националистическую риторику, надеясь, что на этот раз избиратели предпочтут стабильность. Все ожидают, что проевропейские демократы мирно воспримут поражение на выборах, но этого вовсе нельзя сказать о националистических партиях. Существует подспудная угроза того, что поражение Коштуницы может привести к хаосу. Он словно говорит: 'Голосуйте за меня, не то быть беде'.

Это объясняет риторические выпады националистов (в том числе, Коштуницы) в адрес 'предателей' и 'международных агрессоров', особенно, НАТО, а также его молчаливое одобрение недавних жестоких уличных протестов. В феврале толпа забросала камнями и пыталась взять приступом здание посольства США в Белграде. В Косово протестующие сожгли КПП и автомобили миссий ООН и ЕС. В ходе этих столкновений погиб один миротворец ООН.

Однако распространение оппозицией паники может ни к чему не привести. Одна из причин - то, что все последние опросы общественного мнения показывают, что большинство сербов хочет вступления в ЕС. Проблема с переводом этих проевропейских настроений в голоса для прозападных сил заключается в том, что Тадич и его партия приняли на себя конституционные обязательства сохранить Косово в границах Сербии. Таким образом, они делают вид, будто существует некий путь к вступлению в ЕС без отказа от провинции. Но к тому времени, как вопрос о членстве Сербии встанет на повестку дня, большинство стран ЕС, скорее всего, признает Косово независимым государством. В любом случае, избирателей попросят поддержать Тадича и членство в ЕС, закрыв глаза на прежний оппортунизм его партии.

Между тем, ЕС пытается воодушевить прозападные группы в Сербии. Не далее, чем на прошлой неделе, Брюссель подписал с Белградом давно откладывавшееся Соглашение об ассоциации и стабилизации - первый шаг в направлении возможного членства. Его подписание откладывалось из-за того, что Сербия до сих пор не арестовала и не выдала обвиняемых в военных преступлениях, и соглашения не вступит в силу, пока Сербия не начнет полномасштабное сотрудничество с трибуналом ООН по военным преступлениям. Кроме того, ЕС предложил Сербии программу, по которой сербы смогут передвигаться по всему ЕС без виз. Эта программа должна быть введена в действие до конца этого года. Намек при этом таков, что всеми этими благами сербы смогут воспользоваться лишь в случае победы прозападных сил.

В той же мере, в какой ЕС пытается сейчас помочь прозападным партиям Сербии, прежняя и нынешняя неспособность Евросоюза выработать общую политику в отношении Косово и Сербии способствует усилению сербских националистов. В отсутствие единой позиции ЕС был похож на бумажного тигра. Жесткая позиция националистов, ни при каких условиях не признающих независимость Косово, казалась почти беспроигрышной. Это подрывало прозападный лагерь.

Еще одна причина, по которой силы ЕС все еще могут победить, является быстрое ухудшение ситуации в экономике: рост замедляется, инфляция и процентные ставки растут, иностранные инвестиции в страну не поступают. Все согласны с тем, что в случае победы коалиции противников ЕС ситуация будет ухудшаться еще быстрее. Сербии крайне нужны иностранные средства для финансирования ее дефицита по текущим счетам, составляющего 5 миллиардов евро, что примерно равняется 17 процентам ВВП. Вступление в ЕС сделает перспективу этих иностранных инвестиций гораздо более реальной.

Проблема в том, что Демократической партии Тадича будет трудно сделать экономику козырем своей кампании. В первую очередь, именно экономические провалы его партии в последнем правительстве привели к тому, что избиратели обратились к националистам. Сербы не удовлетворены ухудшающейся экономической и, особенно, социальной ситуацией.

Тадич должен надеяться на то, что избиратели поддержат его партию, чтобы избежать еще более безрадостного исхода. Однако это предполагает, что избиратели более рациональны и ответственны, чем партии, за которые они голосуют. Выбор меньшего из двух зол - это всегда трудное испытание.

Владимир Глигоров - сотрудник Венского института международных экономических исследований.

______________________________________

Оправляясь после Косово ("Project Syndicate", США)

Косовский прецедент ("Prospect-magazine", Великобритания)

Сербия - это их выбор ("The Times", Великобритания)