Каким был последний важный шаг Владимира Путина на посту президента? Он поставил Кавказ на грань новой войны. И возможно, первым его шагом в качестве премьер-министра - эту должность он получил вчера, сделав главой государства своего протеже - будет перейти эту грань.

В последнее время Россия активизировала свои давние усилия по свержению прозападного режима в Грузии. Ее стратегия - сеять смуту в двух сепаратистских регионах этой страны. В прошлом месяце Путин издал указ об установлении официальных отношений с властями Абхазии и Южной Осетии - регионов, которые все, включая, формально, и Россию, считают частью 'суверенной' территории Грузии. На деле Москва по сути управляет обеими республиками, и путинский указ стал большим шагом по пути их включения в состав России.

Менее чем две недели спустя Россия направила в Абхазию воинские части с тяжелым вооружением, чтобы, по выражению Москвы, 'дополнить' почти трехтысячный 'миротворческий' контингент. Российские солдаты находятся в этом приморском регионе с начала девяностых, когда в Грузии, не без помощи Кремля, разразилась гражданская война. В прошлом месяце российский самолет сбил в воздушном пространстве Абхазии - повторим, официально Россия признает ее частью Грузии - грузинский разведывательный беспилотный летательный аппарат. В то же время абхазские войска были стянуты к Кодорскому ущелью, находящемуся сегодня под контролем Тбилиси. Вчера российское Министерство обороны пригрозило направить в Абхазию новые подкрепления, заявляя, что Грузия создает опасность, сосредоточивая войска в этом районе - эти обвинения отвергают многие, в том числе ООН.

Президенту Михаилу Саакашвили, пришедшему к власти в результате 'революции роз' 2003 г., теперь приходится взвешивать свои возможности на случай 'силового варианта' перед лицом враждебных действий России, аннексии грузинской территории, и возможного нападения поддерживаемых Москвой абхазских войск. Но одновременно он должен проявлять осторожность, чтобы не попасть в ловушку, устроенную Россией. Если бы Саакашвили, отличавшегося горячностью и в более спокойные времена, удалось спровоцировать на вооруженный конфликт, для Кремля это стало бы наилучшим вариантом.

От возобновления боевых действий в Абхазии Россия выигрывает при любой ситуации. В случае прямого столкновения она обладает подавляющим военным превосходством над грузинской армией. Кроме того, Тбилиси не может рассчитывать на поддержку - даже словесную, не говоря уже о действиях - со стороны Европы. Наконец, любой 'горячий' конфликт снижает ее шансы рано или поздно вступить в НАТО и занять место в рядах западных демократий. Составляющие уравнения, однако, меняются, если абхазы первыми нанесут удар в Кодорском ущелье. В этих действиях будет явно просматриваться рука Москвы. США и Европе придется пересмотреть свои отношения с молодым российским президентом Дмитрием Медведевым, которого считают более доброжелательным и мягким политиком по сравнению с премьер-министром Путиным.

Надо полагать, россияне осознают реальность этих рисков в случае, если они спровоцируют войну в Грузии. На этой неделе советник президента США по национальной безопасности Стивен Хэдли (Stephen Hadley) заявил: Москве следует 'сделать шаг назад'. Запад в состоянии предпринять и нечто большее. Не давая Грузии официальных гарантий безопасности, НАТО может заявить, что не останется в стороне, если Россия нападет на Грузию - напрямую или руками абхазов. Америка же могла бы увеличить свою миссию военных советников в Грузии.

Сама Москва и некоторые 'полезные дураки' на Западе утверждают: легитимный предлог, чтобы отобрать у Грузии Абхазию и Южную Осетию, России дало провозглашение независимости Косово, расположенного в тысячах километров от Кавказа - как будто последние пять лет ее реальная цель в регионе не заключалась в смене режима в Тбилиси. И как будто Путин не давал понять о своем намерении восстановить 'сферу влияния' России на богатом энергоносителями Кавказе и по всему так называемому 'ближнему зарубежью'!

Искрой, раздувшей пламя российской агрессии, стала не независимость Косово, а события в Бухаресте. На апрельском саммите НАТО в румынской столице Германия блокировала идею о подключении Украины и Грузии к Плану действий по подготовке к членству в альянсе. Берлин предпочел не открыть перед этими двумя демократическими странами долгий путь к вступлению в НАТО, а сохранить хорошие отношения с Москвой. Грузия и Украина получили лишь расплывчатое обещание: когда-нибудь они смогут вступить в альянс, а их заявки на участие в Плане действий будет рассмотрены в декабре. Другими словами, НАТО самоустранилась от участия в их судьбе.

Кремль отлично видит нерешительность Запада. Буквально через несколько дней после Бухарестского саммита он начал усиливать давление на Грузию. И если сейчас Россия добьется своего, ту же идею - вы часть 'нашего мира', нравится вам это или нет - она постарается внушить и более крупной стране, Украине. Перефразируя Збигнева Бжезинского (Zbigniew Brzezinski), заметим: только, когда Украина окажется в лагере Москвы, Россия сможет вновь стать империей.

И наоборот: только не превратившись в империю, Россия может стать демократической страной и 'добропорядочным' членом мирового сообщества, а в регионе могут воцариться мир и свобода. В Грузии на карту поставлены все плоды семнадцатилетних усилий США и других стран, призванных обеспечить именно такой исход событий в Евразии.

_______________________________________

Тревожная ситуация в Грузии ("Los Angeles Times", США)

Россия ведет себя словно колониальный тиран ("The Independent", Великобритания)

Россия и Грузия бряцают саблями ("The Economist", Великобритания)

Вступиться за Грузию ("The Washington Times", США)

Михаил Саакашвили: 'Был тут один, который был против меня. Но он пару месяцев назад умер.' ("The Financial Times", Великобритания)