Блог Александра Бречека

Наконец-то весенние праздники подошли к концу. Даже не верится... Две Пасхи, радуница, 1 мая, 9 мая, не помню что там еще, и все это по нескольку дней подряд, включая выходные... Не всякий, даже самый закаленный организм, такое выдержит. И если весенняя посевная страда на дачных и приусадебных участках, можно сказать, благополучно завершилась, то у медицинских работников скорой помощи, а также приемных покоев больниц и прочих стационаров профессиональный подвиг еще только начинается... Но дело, собственно, не в этом. Как известно, государственные праздники, а теперь еще и религиозные - это квинтэссенция политики. А еще это важный способ самовыражения власти. Перефразируя известную поговорку, можно с большой долей уверенности утверждать - скажи мне, что ты празднуешь, и я скажу, кто ты есть на самом деле. Кем, или вернее, чем, является современная Беларусь, видно сразу. Наверное, ни в одной из постсоветских республик 'победное шествие' советской власти во времени не ощущается так, как у нас. Судя по праздничному календарю, именно Беларусь является истинной правопреемницей СССР, и от своего 'исторического наследия' мы не собираемся дистанцироваться ни в коем случае. Правда, кое-какие отличия, присущие новейшему времени, у нас все же имеются. Не считая 'двойных', православно-католических Пасхи и Рождества, в РБ на самом высшем уровне отмечаются и некоторые другие 'исторические' события, о которых, впрочем, основная масса населения не имеет ни малейшего представления.

Вот и вчера, например, А.Лукашенко, как сообщил 'Телеграф', поздравил белорусов с Днем государственного герба и государственного флага Республики Беларусь, который отмечается в каждое второе воскресенье мая месяца. Отметив, что 'белорусские герб и флаг пользуются заслуженным уважением в любом уголке земного шара', и что 'с этими ясными и точными символами суверенная Беларусь добивается впечатляющих успехов в экономике, социальной сфере, науке, культуре и спорте', президент также заявил: 'В государственной символике нашей страны воплощены приверженность белорусов созидательному труду и социальной справедливости. Поэтому сегодняшний праздник без сомнения можно причислить к датам, которые сплачивают нацию, выражают силу духа и характер народа'. Как мне кажется, в данном случае глава государства в этой своей формулировке в очередной раз попытался выдать желаемое за действительное. Особенно в той части, где утверждается про укрепление 'единства нации', в едином порыве благоговейно взирающей на основные 'белорусские' государственные символы - флаг и герб - 'родимые пятна' нашего полуколониального советского прошлого. Но вот 'силу духа и характер' по крайней мере половины белорусского народа эти атрибуты власти действительно укрепляют. Потому как без невероятного насилия над собой воспринять их с точки зрения здравого смысла практически невозможно. Особенно если при этом еще вспомнить нашу совсем недавнюю историю.

Помните, как это было? Президент Лукашенко, победивший на выборах и впервые принявший президентскую присягу, причем на фоне белорусского национального бело-красно-белого флага, 14 мая 1995 года инициирует первый в истории независимой Беларуси референдум, на который было вынесено четыре вопроса, в том числе и об установлении новых Государственного флага и Государственного герба. Каков же был результат? Правильно, 'за' проголосовало тогда 75,1%, но от пришедших на голосование. Или 48,7% от общего числа избирателей. То есть, 'за' проголосовало меньше половины белорусских избирателей, и это без всяких намеков на определенную 'предвзятость' при подсчете результатов голосования. Но самое омерзительное было потом, когда 'группа товарищей' во главе с тогдашним управделами президента И.Титенковым, не дожидаясь ратификации итогов референдума Верховным Советом, образно выражаясь, расталкивая друг друга, полезла на крышу Дома правительства демонстративно уничтожать бело-красно-белый флаг. Титенков, как и положено было ему по статусу, тогда опередил всех, и лично разорвал флаг на лоскуты, мгновенно ставшими 'сувенирами'... Он даже не постеснялся на каждом из них расписаться. А ведь когда-то в Овальный зал Дома правительства, где принимались наиважнейшие государственные решения, исторический бело-красно-белый флаг на смену старому, 'коммунистическому', первым торжественно внес не кто-нибудь, а именно будущий бессменный президент нашей страны... Та же участь после референдума ждала и 'Пагоню' - герб Беларуси с изображением вооруженного всадника верхом на белом коне на красном фоне. Не вижу никакой необходимости в очередной раз доказывать право на существование как бело-красно-белого флага, так и 'Пагони', тем более что при любой смене власти в Беларуси они немедленно займут полагающееся им место. Хочу только повторить некоторые прописные истины.

Еще в 1515 году под бело-красно-белым флагом литовская конница разгромила российское войско в 'Битве под Оршей', с XVII века наш национальный флаг уже был государственным, а в 1918 году Беларусь впервые заявила о своей независимости именно с этим флагом. И с гербом 'Пагоня' тоже, который использовался в качестве основного символа Великой Литвы, по крайней мере, с 1366 года. Тогда почему белорусы должны в угоду сиюминутной политической конъюнктуры игнорировать память о собственных предках? Уверен - этот этап нами уже пройден, и в ближайшем будущем историческая справедливость восторжествует обязательно. Иначе и быть не может, если мы хотим, чтобы нас воспринимали самобытным народом, а не просто населением одной из окраин развалившейся российской империи. А пока сила духа и стойкий характер - то, о чем говорил президент Лукашенко, нам очень пригодятся. В последнее время я даже все больше начинаю склоняться к одной очень популярной нынче точке зрения, что для воспитания в себе этих качеств вполне возможно обойтись и без какой-то четкой 'положительной' программы. Как утверждают некоторые политики, достаточно программы 'негативной'. Я имею в виду то, о чем написал недавно в своей колонке на 'Радио Свобода' известный российский публицист и священник Я.Кротов. Он убежден: 'Чтобы победить деспотизм, ничего делать не нужно. Сосредотачиваться на борьбе с деспотизмом тоже не нужно. Нужно просто быть собой, быть нормальным человеком, жить, а не напряженно делать дела.

...Нужна негативная этика. Не нужно просить чиновника. Не нужно писать прошение государству. Не надо пытаться вытащить деньги из государственной казны. Нужно самому помочь соседу. Самому дать деньги многодетной соседке. Не хватает денег - пустить шапку по кругу среди соседей и друзей. Самому, самим, самостоятельно. ...Принцип - не рисовать вертикалей, пока можно рисовать горизонтали. ...Самая красивая ограда стоит не на вертикальных прутьях, а на горизонтальном основании. Любая политическая борьба с деспотизмом будет успешна только, если в ее основе будет не борьба с деспотизмом, а солидарность друг с другом'.

Наверное, многим подобные установки покажутся наивными и даже вредными. Но это только на первый взгляд. На самом деле речь здесь идет о таком понятии, как 'субсидиарность'. Интерес к этому явлению в последние годы резко возрос, особенно после того, как упоминание о нем широко вошло в тексты европейского права, в частности, в принятую в 2003 году Европейскую конституцию. Понятие субсидиарности происходит от того же латинского слова, что и слово 'субсидия' - 'subsidium', то есть 'помощь'. Под субсидиарностью подразумевается такой иерархический порядок во взаимоотношениях, при котором нижестоящие инстанции должны передавать вышестоящим компетенции лишь тогда, когда не могут выполнить их сами. Высшая инстанция не должна вмешиваться в деятельность низшей, пока та в состоянии самостоятельно выполнять свои функции. Проблема и ответственность за ее решение переходят наверх только тогда, когда низшая инстанция сама обращается за помощью. 'Помощь в целях самопомощи', 'приоритет малых перед большими' - такова суть этого понятия. Именно такой принцип наиболее гармоничного социального порядка, как субсидиарность, и стал в последние годы одним из самых заметных импульсов для развития современного европейского общества. Другими словами, субсидиарный принцип иерархического устройства разрушает привычную бюрократическую иерархию 'вертикали' - сверху-вниз, и создает совершенно иную политическую традицию, характерную, например, для современной Германии. Там строго придерживаются одного непреложного правила - на следующем, более высоком уровне улаживаются только те дела, которые невозможно столь же хорошо уладить на более низком уровне. В результате образуется своеобразная лестница, ведущая от каждого в отдельности, его семьи, окружения, городского района, города или деревни, к земле и федерации и далее к Европейскому Союзу и ООН. В Советском Союзе тоже когда-то говорили, что 'семья - это ячейка общества', только на самом деле никакой 'ячейкой' она на практике не была, да и общества как такового у нас не существовало в принципе.

Сложившуюся в наших краях полуазиатскую политическую культуру можно определить понятием 'соборность' - когда все без исключения зависят от одного центра, как бы собираются под ним. И чем дальше человек находится от 'центра', тем меньше у него прав, не говоря уже о возможностях. Если субсидиарность предполагает принятие на себя компетенций только в случае, когда низшие не могут справиться с управлением, то у нас действует обратный принцип: управление передается вниз только тогда, когда 'высшие' не справляются, или, что чаще - не хотят с ним справляться. Таким образом, по определению российского социолога С.Кирдиной, все существующие государства в мире, в своей основе имеют две институциональные матрицы: Х-матрица - восточная (доминирующий всевластный Центр, унитарное политической устройство, коллективистская идеология с приоритетом 'мы' над 'я') и Y-матрица - западная (рыночная экономика, федеративно-субсидиарное политическое устройство, субсидиарная идеология с приоритетом 'я' над 'мы').

Никакого открытия во всем этом нет, но... Мы редко задумываемся о том, что хотим мы того, или не хотим, но почти всегда, даже в семье и в быту, не говоря уже о какой-то политической деятельности, копируем одни и те же поведенческие стереотипы, заложенные в нашей 'матрице' изначально. То есть мы как бы со своей 'матрицей' на сознательном уровне и пытаемся бороться, но воспроизводим при этом все тот же бесконечный, условно говоря, 'автомат Калашникова'. Кто-то начинает бороться с президентской вертикалью, и тут же выстраивает свою тонюсенькую 'партийную вертикаль'. Как и 'положено', сверху вниз - с центром, начальниками, директивами и т.п. Мы пытаемся воспитать личность в семье и школе - но абсолютно при этом игнорируем его собственное 'я' по отношению к 'мы'. И так чего не коснись...

Об этом и говорит Я.Кротов: 'Начинать все-таки надо снизу. Если кто-то сумеет добиться чего-то сверху, прекрасно, но настоящая жизнь - внизу. Даже, когда деспотизм падет, и именно после того, как деспотизм падет, добро будут делать снизу. Так не нужно ждать падения деспотизма, чтобы сейчас жить нормально'. На аналогичных, кстати, принципах солидаризма и субсидиарности, строилась когда-то и политика польской 'Солидарности'. Там, в частности, для обеспечения лучшего отстаивания интересов населения перед властью поляки старались выстроить общество на основе совокупности независимых групп населения, выполняющих определенные функции, как в плане взаимопомощи, так и на службе всему остальному обществу: например, из сотрудников сфер здравоохранения, народного образования, средств связи, сельского хозяйства, важнейших отраслей экономики и т. п. Все эти независимые объединения представляли собой нечто большее, чем профсоюзы, и что-то совсем иное, чем политическая партия. Это была та самая самодеятельность и субсидиарность снизу. Причем, она основывалась на том, что не классовая и не сословная ненависть, и не угнетение одной группы населения другой, как это проповедует коммунистическая идеология, а солидарность и гармония интересов разных слоев населения - вот те основополагающие силы, удерживающие общество от саморазрушения и обеспечивающие его развитие. Не будь этих сдерживающих сил - общество просто распалось бы. В этом смысле нет общества, в котором не было бы хотя бы какого-то минимума солидарности. Если этот минимум солидарности исчезает - перестает существовать и само общество.

В этой связи возникает вопрос - существует ли хоть какой-то 'минимум солидарности' в белорусском обществе? Я лично в этом совсем не уверен. Это значит, что не столько мы находимся в нашей матрице, сколько она в нас самих. А если это так, то без перезагрузки нам в будущем никак не обойтись. И хорошо бы это сделать нам самим, пока нас не 'перезагрузил' кто-то посторонний...

Комментарии к статье:

a.j.tan: Май 12, 2008, 06:44

Насколько мне известно, никакая матричная система сама по себе не разваливается, да и нет ничего дурного в том, чтобы Беларусь сегодняшняя перестала существовать в сегодняшнем ее виде под внешним влиянием, главная чтобы новая страна была действительно Беларусью (самосознание, а потом и язык, флаг-герб, гимн). В том и беда, что СССР развалился сам по себе, от внутренних, главным образом денежно-кредитных противоречий, в результате система поменяла вид, но осталась прежней по сути, что в Беларуси, что в России - Как оказалось, мы были ядром этой системы, что конечно печально. Но начинать надо с экономики. Лично я готов пожертвовать белорусской национальной идеей в пользу здоровой экономической среды, как говорится, сначала люди - потом символы. Я к тому, что неплохо бы полноценно закрепить права собственности, а потом думать о переводе школ на родной язык.

Брыль: Май 12, 2008, 06:44

1. Про 'минимум солидарности' хорошо бы спросить белорусских эмигрантов. Они не находятся в нашем обществе, но есть мнение, что это никак не помогает им быть ни единым целым, ни чем-то самостоятельным и влиятельным.

2. Если 'субсидиарность' европейцев состоит в том, что верхние этажи власти САМИ не пытаются управлять нижними этажами, если не видят там проблем, то из этого следует очень важный вывод, в справедливости которого мы можем убедиться наглядно. В глазах привыкшего к 'соборности' 'субсидиарный' подход выглядит как крайняя, особо циничная степень лицемерия, демонстрация гнусной сущности Запада. Представьте себе, что вы, согласно соборному принципу, заполучили к себе в страну некоего импортного персонажа 'А' для переговоров. Вы долго убеждали его, как у нас хорошо и какие мы замечательные в принципе. Что у нас не хуже. А персонаж поддакивал, улыбался тебе искренне, что-то обещал от себя и в книжечку записывал. А потом съел ужин и уехал. Согласно соборному принципу это означает, что с этого момента все его подчиненные (точнее, те, кто ниже персонажа 'А' на его чиновной лестнице) начнут относиться к тебе благосклонно, так как получат прямой втык от своего руководства. Но - ничего подобного не происходит, так как разговоры-разговорами, а практических выводов никаких нет. Это жутко раздражает - люди ездят, улыбаются, ведут переговоры, записывают за тобой, уезжают, а воз и ныне там. Что не так? Иностранные журналисты ведут себя точно так же. Процитируют у себя разок правильное интервью, а потом продолжают гнуть свою линию. Вместо того, чтобы придерживаться принципов, чести, идеалов. И РФ туда же. Обидно. У нас-то все не так. У нас-то сказал - как отрезал.

Electro: Май 12, 2008, 07:34

В целом я не люблю Украину, но мне очень нравится, как она относиться к своей культуре, истории и языку! На фоне этого я предлагаю для Беларуси: 1) Долой Русский язык как государственный! 2) Даешь новый герб! 3) Ну, а флаг можно и оставить!

Андрей (Россия): Май 12, 2008, 08:18

Для Electro: Ну, что же, тогда начинай с себя. Почему написал не на мове? И, прежде всего, перестань думать по-русски, тогда и русский язык как государственный исчезнет сам по себе.

Old Alex: Май 12, 2008, 08:19

Для Брыль: Верно подмечено, хотя, по большому счету, никто к нам из серьезных людей и не приезжает. Еще забавнее, что почти нулевой эффект даже от приезда 'больших друзей Беларуси' китайцев и Чавеса... Действительно, в нашем понимании начальники у них там за бугром - НЕНАСТОЯЩИЕ. Вот наш барин, так это ж барин!

Влад, РФ: Май 12, 2008, 08:50

Для Old Alex: Более того, непонятно - зачем ездить. Крупных инвестиционных проектов - нет, денег, чтобы платить - нет, авторитета в мире - нет. Одна Россия бьется, пытается мало-мальски цивилизованно организовать бизнес в Белоруссии, но и ее компании обложены какими-то феодальными поборами. Что же касается заявленной темы, то полностью согласен в ее контексте со священником Кротовым (многое, о чем пишет и говорит Кротов, отвергаю). Люди на своей территориях должны иметь право сами ею управлять, и должны учиться это делать при любой власти. Только так выстраиваются нормальные цивилизованные отношения между властью и обществом. Сама власть свои полномочия вряд ли отдаст. Наверно, это был единственный случай в истории, когда Ельцин сказал: берите полномочий столько, сколько можете унести.

Макарыч: Май 12, 2008, 09:14

Автор круто поставил вопрос: ' существует ли хоть какой-то 'минимум солидарности' в белорусском обществе'? А также намекнул на необходимость его перезагрузки. Считаю, что солидарность в любом обществе существует. Но, посмотрим на этот вопрос несколько иначе. Ведь солидарность существует даже у прутьев веника, когда те связаны одной бечевкой, причем, существует независимо от настроения отдельных его прутьев. И нуждаются солидарные прутья только в хорошей работе и хорошем отношении к ним того, кто размахивает этим веником. При этом, естественно, этот веник не нуждается в перезагрузке, которая выбросит его на свалку. В результате чего на его место придет пластмассовая метла западного производства, которая также не будет гарантировать качества уборки, так как во многом она будет зависеть от отношения к работе того, кто будет ею размахивать...

__________________________________

Непонятный танец ("The Economist", Великобритания)

Темное царство ("The Economist", Великобритания)

Черная дыра Европы ("The Washington Times", США)