На этой неделе исполняется 60 лет с момента создания Государства Израиль. Его уже не раз поздравили с 'днем рождения' - кто искренне, кто формально; немало прозвучало и комментариев о значении этого события - порой глубоких, порой банальных. Мое внимание, однако, привлекли слова, прозвучавшие в этом хоре явным диссонансом.

Израиль - это 'зловонный труп', который ждет 'уничтожение', заявил Махмуд Ахмадинежад (Mahmoud Ahmadinejad) в прошлый четверг, когда Израиль праздновал День независимости. 'Те, кто считает, что могут оживить зловонный труп фальшивого, узурпаторского израильского режима, устроив ему праздник по случаю дня рождения, глубоко ошибаются, - провозгласил президент Ирана, страны, считающейся добропорядочным членом ООН, с которой активно торгуют такие государства, как Россия и Германия. - Сегодня основания для существования сионистского режима находятся под сомнением, и этот режим находится на пути к уничтожению'.

Сначала я не собирался цитировать Ахмадинежада в этой статье. На мой взгляд, даже обращать внимание на его высказывания - слишком много чести. Я хотел отдать должное сионистам, - людям вроде Вейцмана и Жаботинского, Бен-Гуриона и Бегина - благодаря которым это чудесное возрождение еврейского государства в 1948 г. стало возможным. И еще я хотел вспомнить о тех, кто защищал Израиль в моменты кризисов - таких людей, как Гарри Трумэн, Ричард Никсон и Джордж У. Буш.

Я даже думал порассуждать о потрясающей статье английской писательницы Джордж Элиот [George Eliot - псевдоним Мэри Энн Эванс (Mary Ann Evans) - прим. перев.] в поддержку сионизма, написанной в 1879 г. - за 17 лет до выхода 'Еврейского государства' Теодора Герцля (Theodor Herzl).

'Перелом может наступить', отмечала Элиот, если среди евреев 'появятся люди, обладающие знаниями и пламенным духом трибунов, новые Эзры, современные Маккавеи, которые будут знать, как использовать все благоприятные внешние условия, как восторжествовать за счет героического примера над равнодушием своих братьев и поношениями врагов, и непоколебимо пойдут по пути, вновь превращающему их народ в полноправную нацию среди других наций'.

Новые Эзры и современные Маккавеи действительно появились. Но ненависть к евреям никуда не исчезла. И сегодня, в свете заявлений Ахмадинежада, перед лицом слабости, что проявляет Запад по отношению к иранскому режиму, я не могу не вспомнить, что в этом году исполнилось не только 60 лет со дня основания Израиля, но и 75 лет с момента прихода Гитлера к власти.

В 1933 г. в Германии - географическом и интеллектуальном центре Европы в 20 столетии - на смену Веймарской республике пришел, как выразился философ Лео Штраус (Leo Strauss) 'единственный режим в истории Германии, - единственный режим в истории всех стран мира - не имевший никаких четких принципов, кроме смертоносной ненависти к евреям, поскольку понятие 'ариец' не имело никакого внятного значения, кроме 'нееврей''.

Цивилизованный мир проявил беспомощность. Призывы Черчилля к действию игнорировались. Мир был вовлечен в войну. Две пятых еврейского населения планеты было истреблено.

Создание Израиля обещало более обнадеживающее будущее - не только для евреев, но и для всего человечества. И пожалуй последние 60 лет стали менее ужасными и более гуманными, чем то шестидесятилетие, что им предшествовало. Но что сулит нам будущее?

10 декабря 1948 г. Уинстон Черчилль, в то время возглавлявший оппозицию, выступая в Парламенте, подверг критике правительство лейбористов за упорный отказ признать Государство Израиль. Он, в частности, заметил: 'Нравится это достопочтенному джентльмену или нет, нравится это нам или нет, но появление в Палестине еврейского государства представляет собой событие мировой истории, которое следует оценивать не в перспективе одного поколения или столетия, но в перспективе тысячи, двух тысяч, или трех тысяч лет. Этот непреходящий, или временной ценностный стандарт, судя по всему, явно не согласуется с постоянным тиканьем наших быстро меняющихся настроений и самой эпохи, в которую мы живем'.

В 2008 г. для защиты Государства Израиль и всего, за что оно стоит, необходимы мужество и решимость, явно не согласующиеся с постоянным тиканьем нашей политической жизни, и с сочетанием безответственности с маниловщиной, характерными для эпохи, в которой мы живем.

Впрочем, хотя безопасность Израиля и находится под угрозой, есть и хорошая новость: сегодня, в отличие от 1930-х гг., евреи в состоянии защитить себя, а Соединенные Штаты готовы сражаться за свободу. Американцы осознают, что само существование Израиля в какой-то мере символизирует поражение и отрицание идей геноцида и тоталитаризма, отличавших 20 столетие. Они понимают: те, кто защищает еврейское государство сегодня, стоят на переднем крае борьбы с джихадистским террором и самоубийственным нигилизмом, грозящими изуродовать наступившее столетие.

Слова, написанные Эриком Хоффером (Eric Hoffer) в 1968 г., сейчас кажутся еще более актуальными: 'Меня не оставляет предчувствие - то, что произойдет с Израилем, ждет и всех нас. Если Израиль погибнет, нас тоже постигнет холокост'.

____________________________________________

Р.Холбрук: Вашингтонская битва за рождение Израиля ("The Washington Post", США)

Израиль в 60 лет: гордость и предубеждение* ("The Financial Times", Великобритания)