Воскресные парламентские выборы в Сербии состоялись в результате распада нестабильной правящей коалиции - и результатом этих выборов может стать формирование новой, не более стабильной, чем прежняя. Тем не менее, как бы ни были мутны воды белградской политики, они не могут затмить значимости итогов голосования. До выборов многие беспокоились, что решение США и большей части стран Европейского Союза признать независимость Косово решительно повернет Сербию спиной к Западу, и на этом сыграет националистическая Радикальная партия - но радикалы не только ничего не выиграли, но даже потеряли.

Больше всего очков набрали западно-ориентированная партия президента Бориса Тадича (Boris Tadic) и ее союзники. Как и практически все другие политические силы Сербии, они отказываются признавать независимость Косово, но, в отличие от радикалов и умеренных националистов, ведомых премьером предыдущего правительства Воиславом Коштуницей (Vojislav Kostunica), демократы придают вопросу интеграции с ЕС большее значение, нежели косовской проблеме. Учитывая это, а также то, что край Косово объявил о своей независимости менее трех месяцев назад, демократы получили, ни много ни мало, 39 процентов голосов.

Говорить о том, что косовское наваждение рассеялось, еще рано. Оно все еще может определять течение политической жизни в Сербии. Однако, судя по всему, если еще недавно оно обладало необоримой силой, то уже сегодня эта сила становится меньше.

Если бы Тадич сумел максимально использовать набранную скорость и сформировать сильное правительство, нацеленное на взаимодействие с ЕС, все было бы просто прекрасно. Однако расстановка сил в парламенте такова, что демократам придется искать общий язык как минимум с одним из своих противников.

Прийти к согласию с радикалами не получится; ничего не выйдет и с Коштуницей - разногласия по Косово между ним и Тадичем, судя по всему, непреодолимы. Так что, какой бы странной ни казалась ситуация, остается Социалистическая партия Слободана Милошевича (Slobodan Milosevic). Этот выбор, конечно, далеко не идеален, но все же не так плох, как кажется: социалисты помолодели и рассчитывают когда-нибудь превратиться в нормальных еэсовских социал-демократов, так что совершенно не исключено, что они согласятся сотрудничать с Тадичем.

Если предположить, что проевропейскую коалицию все же удастся сформировать, то сразу же следует отметить, что она должна сохранить положительный импульс прошедших выборов и начать проводить реформы, ориентированные на интеграцию с ЕС. На это Европейский Союз должен ответить дальнейшим продвижением к заключению 'соглашения об ассоциации' - первому шагу на пути к членству, - а также облегчить визовый режим, который слишком долго фактически отрезал сербов от нормальной европейской жизни.

Впереди еще немало трудностей - не в последнюю очередь речь идет и об отсутствии полномасштабного сотрудничества между Сербией и международным трибуналом по военным преступлениям. Сербия должна приложить больше усилий к поимке бывшего командира боснийских сербов Ратко Младича (Ratko Mladic). Пока он остается на свободе, Сербия, какой бы прогресс ни был достигнут по другим, например торговым, вопросам, никак не сможет стать кандидатом в члены ЕС.

Прошедшие выборы не решают ни проблему Косово, ни проблему Младича. Тем не менее, это шаг вперед - к тому дню, когда решение этих проблем может стать реальной перспективой.

__________________________________________

Как печально падение Коштуницы ("The Wall Street Journal", США)

Сербы остались бы с внешней стороны 'золотого занавеса' ("Politika", Сербия)

Я на стороне сербов ("Rzeczpospolita", Польша)