Вместо того чтобы поставить московского градоначальника на место и не делать подобных заявлений, внешнеполитическое ведомство России оправдало Лужкова, расценив запрет на его въезд в Украину как 'недружественный шаг'. Более того, российский МИД утверждает, что Лужкову 'неоправданно инкриминируется некое посягательство на территориальную целостность Украины'. Он высказал лишь мнение, которое, кстати, совпадает с точкой зрения большинства россиян, болезненно воспринявших распад СССР, что, как представляется, никоим образом не является покушением на суверенитет Украины'. Дальше больше, в сообщении российского МИДа говорится, что 'во всей этой неблаговидной истории особо настораживает следующее: украинская сторона в который раз отказывает российским гражданам в праве высказывать свои взгляды на наше совместное прошлое и вновь вернулась к порочной практике составления 'черных списков', ограничивая въезд на территорию Украины отдельным гражданам Российской Федерации'.

Со всем по другому, разумеется, смотрят на действия московского градоначальника в Киеве. В частности, министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко считает такую реакцию на действия Лужкова вполне адекватной. Касаясь 'черных списков'. Он назвал это 'выдумками известных товарищей' и обратил внимание, что СБУ в данном случае отреагировала на конкретные действия и заявления Лужкова. И иначе быть не может. Хотелось бы увидеть, как бы реагировала российская сторона, скажем, на высказанные киевским мэром претензии на Воронежскую область, где проживает много этнических украинцев.

Секретарь Совбеза Украины выразила убеждение, что высказывания мэра Москвы не отображают официальную позицию руководства РФ. 'Фактически, под сомнение поставлены не только традиционные добрососедские отношения между Украиной и Россией, но и базис отношений между нашими странами - Договор о дружбе и сотрудничестве', -сообщает пресс-служба СНБО.

Похоже, что заявления московского мера по Севастополю не были случайными. И подтверждением этому могут служить высказанное вице-спикером Госдумы от фракции 'Единая Россия' Любовь Слиска мнение, что вопрос о статусе полуострова и, в частности, Севастополя, вполне может быть поставлен, в том числе, в соответствующих международных, правовых инстанциях. 'Важно обеспечить его поддержку необходимыми документами на таком уровне, чтобы нас услышали и чтобы мы могли претендовать на положительное решение', - цитирует Интерфакс слова представителя проправительственной фракции.

Но спрашивается, зачем затевать бурю в стакане. Ведь подобная попытка оспорить статус Крыма и Севастополя уже раз закончилась провалом. У Москвы нет никаких правовых оснований, чтобы судиться за Севастополь и Крым. Известно, что подпись под международными документами крепче любых мнений или настроений. И российские дипломаты об этом знают лучше любого градоначальника и в то же время они как раз более всего должны отстаивать международные договоренности. И похоже, что на Смоленской не выдерживают тест на последовательность внешней политики. Что думают в либеральных кругах России об новом очаге напряженности в отношениях между соседними странами, читайте в статье Александра ГОЛЬЦА.

***

Злой следователь?

Московский градоначальник, в полном соответствии с известной частушкой, мимо Украины без шуток не ходит. Побывав в Севастополе на торжествах, посвященных 225-летию Черноморского флота, Юрий Лужков 'героически' проигнорировал предупреждение украинской Службы безопасности и в очередной раз заявил, что 'город морской славы' принадлежит России, а не Украине. 'Севастополь всегда был и остается российской военно-морской базой, он никогда не входил в состав Крыма', - подчеркнул градоначальник. Мэр Москвы поведал, что в 1948 году Севастополь стал городом государственного подчинения, и сказал, что 'в 1954 году город не вошел в число тех областей, тех территорий, которые Хрущев передал Украине'. А коль так, то 'этот вопрос остался нерешенным, и мы его будем решать. Мы его будем решать в пользу тех государственных позиций и того государственного права, которое имеет Россия по отношению к своей военно-морской базе - Севастополю'.

Здесь особенно примечательна ссылка на некое 'государственное право', с помощью которого предполагается удовлетворять территориальные претензии московского мэра к иностранному государству. Впрочем, замечу, что Юрий Михайлович лишь продемонстрировал верность идее (пусть провокационной и нереализуемой), которую он отстаивает не первый год.

Куда любопытнее выяснить, в каком, собственно говоря, качестве мэр Москвы занимался перекройкой европейских границ. Когда он избирался гражданами на пост столичного мэра, то с полным основанием мог считать себя политиком федерального масштаба. И посему высказываться на любую тему, включая и вопросы внешней политики. Но вот теперь-то Юрий Михайлович - хотя и весьма высокопоставленный, но все-таки всего лишь госслужащий, назначаемый главой государства.

Из этого следует, что Лужков обязан следовать официальному внешнеполитическому курсу. Можно было бы предположить, что именно Юрию Михайловичу Кремль доверил озвучить свою новую, еще более жесткую позицию по отношению к Украине. Ведь если попробовать воплотить мэрские идеи в жизнь, то это, безусловно, означает денонсацию российско-украинского договора 1997 года, признававшего территориальную целостность соседнего государства. Ну, а там и до прямой конфронтации рукой подать.

Однако есть основания сомневаться в том, что озвучиваемый Лужковым подход - государственный. Другой чиновник, не менее высокопоставленный, чем московский мэр, находясь вместе Юрием Михайловичем в Севастополе, говорил нечто прямо противоположное: 'Сложности, связанные с особенностями пребывания основных сил Черноморского флота на территории Украины, должны решаться путем планомерного переговорного процесса на уровне подкомиссии по Черноморскому флоту, созданной в рамках российско-украинской межгосударственной комиссии', - заявил министр обороны России Анатолий Сердюков. Как видим, руководитель военного ведомства не ставит под вопрос тот факт, что Черноморский флот базируется на украинской территории.

Эта внешнеполитическая шизофрения может быть вызвана двумя причинами. Во-первых, не исключено, что ввиду отсутствия реальных инструментов воздействия на политику Украины, чье руководство стремится в НАТО, Москва перешла к своей излюбленной тактике - 'стращания'. Тогда на Юрия Лужкова возложена важная функция: играть роль 'злого следователя'.

Во-вторых, и это более вероятно, никакой ясной политики в отношении Украины не существует вовсе. А существует уверенность чиновников, что несколько лишних гадостей в адрес Киева лишь укрепят их положение. В конце концов, не Лужкову же вести переговоры о базировании флота, не ему спешно строить новую базу под Новороссийском. Сердюкову нужно, пусть он и осторожничает. А Юрию Михайловичу все можно...

Надо сказать, что официальный Киев предпочел придерживаться второй версии. Украинская Служба безопасности запретила московскому мэру въезд на территорию страны. А МИД Украины заявил, что не считает заявления Лужкова официальной точкой зрения российского правительства. При этом была выражена надежда, что Москва определится в своем отношении к мэрским идеям. Подозреваю, это будет непростой задачей.

Александр ГОЛЬЦ, 13 Мая 2008 г. (www.ej.ru)

______________________________________________

Такого позора украинская политика еще не знала ("Версии.com", Украина)

Лужков стал персоной нон грата ("Час", Латвия)