From today's Wall Street Journal Europe

Если окоп уже глубок, то пора перестать копать. На прошлой неделе и Россия и Грузия мрачно предупредили об опасности войны за черноморскую провинцию Абхазию, но копать продолжают и те и другие.

Президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что Москва и Тбилиси 'вплотную' подошли к военной конфронтации. Россия угрожает Грузии, увеличив численность своей группировки в Абхазии на 500 военнослужащих. Формально будучи миротворцами, размещенными там на основании международного мандата, они не только поддерживают мир - на российских условиях - но и укрепляют контроль Москвы над регионом, юридически являющимся частью Грузии.

В Москве травля Грузии стала популярным видом спорта. В последние два месяца своего президентства Владимир Путин резко усилил поддержку Абхазии и враждебность в отношении Грузии, что выглядело как попытка вынудить его преемника Дмитрия Медведева вести жесткую политику.

Саакашвили также использует предполагаемую угрозу агрессии со стороны России во внутриполитических целях и для того, чтобы взывать к Западу о поддержке. Позиции Саакашвили ослабли после разгона оппозиционных демонстраций в ноябре прошлого года и его подозрительно легкого переизбрания на пост президента в январе. Теперь его правящей партии предстоит жесткая схватка на парламентских выборах, назначенных на 21 мая.

В Тбилиси десять дней назад говорили о том, что некоторые 'горячие головы' из президентского окружения испытывают соблазн двинуться на Абхазию чуть ли не на следующей неделе, чтобы усилить поддержку президента накануне выборов. Более мудрые политики, например, премьер-министр Ладо Гургенидзе предупреждают о том, что это станет катастрофой.

Ясно, что Россия манипулирует абхазским конфликтом, чтобы наказать Грузию за попытки выйти из орбиты влияния Москвы и сблизиться с Западом. Красноречиво проговорился в октябре 2006 г. спикер верхней палаты российского парламента Сергей Миронов: 'Мы не простим тех, кто плюет на нас'.

Стремление Тбилиси в Европейский Союз и НАТО привело к тому, что Россия начала угрожать своему южному соседу. Осенью 2006 г. Москва наложила на сомнительных 'санитарных' основаниях эмбарго на импорт грузинского вина и минеральной воды, давно 'прописавшихся' на российских обеденных столах, ввела транспортную блокаду и в грубой форме депортировала грузинских рабочих-мигрантов.

Но самыми вопиющими проявлениями этого курса были вторжения в грузинское воздушное пространство, включая две ракетные атаки в труднодоступных районах Грузии в прошлом году. К счастью, эта демонстрация силы не повлекла за собой человеческие жертвы. Именно здесь Грузия заслуживает твердой поддержки со стороны Запада. Гораздо более быстрое расследование этих инцидентов и гораздо более резкая реакция правительств западных стран могли бы удержать Россию от дальнейшей агрессии. Нужно дать понять, что ракетная атака России против Грузии так же неприемлема, как атака против, скажем, Финляндии. Кроме того, Брюсселю пора достать с полки план создания миссии ЕС по мониторингу на российско-грузинской границе. Но если Москва использует конфликт в Абхазии для сведения старых счетов с Тбилиси, то и грузины совершают ошибку, возлагая вину за свои проблемы с мятежной провинцией на одну лишь Россию. Роль России в этом споре вторична. Грузино-абхазский конфликт, требующий решения, существует и без ее вмешательства.

Абхазы - это небольшая этническая группа, не имеющая родственных связей с грузинами, вместе с которыми они веками населяют живописное черноморское побережье.

В годы перестройки абхазы потребовали большей автономии от Грузинской ССР и почувствовали угрозу, исходящую от грузинского ксенофобского национализма. Война началась в 1992 г. с осады грузинскими войсками столицы Абхазии Сухуми и того, что можно назвать этнической чисткой абхазского населения. Затем абхазы сумели взять верх и разбить грузин. Большинство довоенного грузинского населения Абхазии - около 239 000 человек или 45 процентов общего населения - покинуло республику, и это можно считать вторым актом этнической чистки.

Абхазы большой ценой добились победы в кровопролитном этническом конфликте, в ходе которого преступления совершались обеими сторонами. На протяжении следующего десятилетия Абхазия была нищей провинцией в состоянии самопровозглашенной независимости.

Когда в 2004 г. Саакашвили был избран президентом, получив от народа мандат на осуществление перемен, у него была историческая возможность стать Шарлем де Голлем Кавказа. Но вместо того, чтобы предложить абхазам план мирного урегулирования, Саакашвили продолжил вести политику экономической изоляции и моральной травли сепаратистов. Он даже ввел в горы Абхазии дополнительные войска. А вступая на путь интеграции с НАТО, он не интересовался мнением своих пророссийских мятежных провинций (вторая из них - Южная Осетия).

Два месяца назад грузинское правительство, наконец, обнародовало всеобъемлющий план мирного урегулирования - почти через 15 лет после окончания войны. Абхазам предлагаются значительные полномочия в грузинской системе власти, включая пост вице-президента. Увы, этот план нарушил первый закон мирных переговоров: он был объявлен в одностороннем порядке и без консультаций с другой стороной. Поэтому абхазы его отвергли.

Затем в апреле Саакашвили обратился с абсурдной речью к своим абхазским и осетинским 'братьям и сестрам', в которой призвал их опасаться России и собственных 'коррумпированных, преступных' лидеров и сильно завысил число грузинских беженцев.

На самом деле, абхазы и русские недолюбливают друг друга. Жители Абхазии говорят с иронией, что и русские и грузины, вспоминая детство и идиллические летние каникулы на Черном море, хотят вернуть себе Абхазию, но без абхазов. В объятья России абхазов толкнула неуклюжесть грузин. Любой народ испытывал бы тревогу, если бы его соседом был здоровый, вооруженный до зубов громила - так грузины воспринимают Россию, и так абхазы воспринимают Грузию.

Все эти годы западные правительства были рады притворяться, будто, разместив небольшую миссию ООН из 130 невооруженных наблюдателей (чью безопасность полностью обеспечивают российские миротворцы), они предлагают дорожную карту мирного урегулирования в Абхазии. Эта боязливость позволила русским менять реальную ситуацию в регионе.

После того, как было сломано немало копий - и невзирая на сопротивление Грузии - в прошлом году ЕС одобрил скромную программу помощи Абхазии и прикрепил к миссии ООН двух офицеров полиции. Сравните это с тем, что предлагают абхазам русские: российские паспорта, позволяющие им ездить по миру, пенсии для пожилых людей и, в последнее время, крупномасштабные инвестиции накануне зимних Олимпийских Игр 2014 г. в Сочи. Ясно, кому теперь верны абхазы.

В настоящее время Абхазия практически потеряна для Грузии - почти как Косово для Сербии. Единственный шанс для Тбилиси обратить этот процесс и дать возможность грузинским беженцам вернуться в свои дома - парадоксальным образом заключается в отказе от блокады. Тбилиси должен восстановить связи с Абхазией и освободить ее от зависимости от России. Это означает отмену санкций, открытие морского сообщения с Турцией и железной дороги, соединяющей Абхазию с Западной Грузией.

Такая политика изменила бы общую атмосферу и заставила бы абхазов раскрыть карты, вынудив их к серьезным переговорам и рассмотрению вопроса, имеющего ключевое значение для их будущего статуса: ответственности Абхазии перед довоенным грузинскими населением. А всем нам спалось бы немного спокойнее, если бы эту кавказскую пороховую бочку можно было закрыть наглухо.

Томас де Вааль - редактор кавказского отдела Института по освещению войны и мира.

_____________________________________________

Южнокавказская холодная война ("День", Украина)

Грузия в опасности ("The Washington Times", США)

Предупредительный выстрел из Москвы? ("The Washington Post", США)