Проевропейские силы в Сербии добились успеха, но сформировать новое правительство будет все же непросто

11 мая, в день выборов в Сербии, победители праздновали успех до глубокой ночи. Вопреки социологическим опросам, проевропейские партии выступили лучше, чем ожидалось, а националисты - хуже. Но на следующее утро наступило неизбежное похмелье. Избиратели резко изменили расстановку сил в будущем парламенте - он окажется расколотым примерно поровну. Лиляна Смаилович (Ljiljana Smajlovic), редактор газеты Politika, пришла к выводу: 'В ближайший год Сербия не станет ни стабильной, ни счастливой страной'.

По данным опросов, главная националистическая партия - радикалы - и проевропейская коалиция президента Бориса Тадича должны были набрать по трети от общего числа голосов. На деле блок Тадича получил 39%, а радикалы - только 29%. Менее крупная националистическая партия уходящего премьера Воислава Коштуницы (Vojislav Kostunica) также выступила неудачно. Однако Социалистическая партия покойного диктатора Слободана Милошевича получила немало голосов, и 'делать королей' теперь будет она, а не г-н Коштуница.

На последнем этапе предвыборной кампании на позицию избирателей повлияли несколько факторов. 29 апреля Сербия подписала с Евросоюзом Соглашение о стабилизации: обычно это считается первым шагом к вступлению страны в его состав. Впрочем, большее значение имели известия о том, что 17 стран ЕС теперь будут выдавать сербам визы бесплатно, и о том, что итальянский Fiat планирует вложить 700 миллионов евро(1,1 миллиард долларов) в автозавод Zastava в Крагуеваче. Fiat начал производить автомобили на этом предприятии еще в 1950-х гг. Теперь концерн обещает создать там тысячи новых рабочих мест.

Г-жа Смаилович называет соглашение с ЕС 'взяткой', но добавляет, что сербов это не слишком волнует. Они по-прежнему недовольны странами ЕС, признавшими независимость Косово, которое Сербия все еще считает своей южной провинцией. Но куда большую роль играло опасение, что дверь в Евросоюз 'закроется, если мы не будем действовать быстро'.

Торг по поводу формирования нового правительства продлится не одну неделю. Процесс затрудняется тем, что одновременно с парламентскими проводились и местные выборы, поэтому предметом переговоров станет также состав муниципальных советов и правительства северной провинции Воеводина. На кону также немало мест в правлениях государственных компаний - должностей, приносящих и деньги, и влияние.

Лидер Социалистической партии Ивица Дачич (Ivica Dacic) стоит перед трудной дилеммой. Если он поддержит правительство, возглавляемое блоком Тадича, ему, возможно удастся превратить социалистов в респектабельную социал-демократическую партию. Но большинство его пожилых, консервативных сторонников поддержали социалистов, считая, что 'голосуют против ЕС'. 'Любой исход будет гротескным и неудобным', - считает политолог Брача Грубачич (Braca Grubacic). Действительно, некоторые прогнозы о возможных политических альянсах звучат просто невероятно. В частности, не исключается даже партнерство маленькой партии босняков-мусульман с радикалами, чей основатель сейчас находится в качестве подсудимого в Гааге за убийства и этнические чистки боснийцев.

Если радикалам, несмотря на неудачные результаты на выборах, удастся сформировать коалиционное правительство, европейские устремления сербов окажутся в подвешенном состоянии. Однако в случае успеха партии Тадича, который представляется чуть более вероятным, это послужит мощным стимулом для друзей балканских стран в составе ЕС. Они смогут заявить, что Сербии, Боснии (которая вскоре также подпишет с Брюсселем соглашение о стабилизации), Черногории и Албании надо как можно скорее присвоить официальный статус кандидатов, а для Македонии, которая таковым уже является, следует установить конкретную дату начала полномасштабных переговоров о вступлении.

Однако 'ложкой дегтя в бочке меда' остается вопрос о Ратко Младиче (Ratko Mladic), бывшем генерале в армии боснийских сербов, которого Гаагский трибунал обвиняет в военных преступлениях. Некоторые страны, в первую очередь Бельгия и Нидерланды, заявляют, что Сербию нельзя 'вознаграждать', пока он не будет задержан и передан суду. Их оппоненты возражают: нельзя ставить судьбу миллионов людей, чьи страны граничат с ЕС, в зависимость от одного Младича. В общем, ставки в игре на Западных Балканах по-прежнему высоки.

_____________________________

Балканы: исключительный случай ("The Economist", Великобритания)

Преданная Сербия ("The International Herald Tribune", США)

Сербы выбирают ЕС ("The Financial Times", Великобритания)

Выбор Сербии ("The Wall Street Journal", США)