Дух Слободана Милошевича продолжает витать над Сербией, хотя прошло уже немало времени с тех пор, как он, провозгласив лозунги сербского национализма, ускорил распад Югославии и окончил свои дни в тюрьме Гаагского трибунала по военным преступлениям.

Пусть от его Социалистической партии осталась лишь бледная тень былого могущества, но после парламентских выборов, состоявшихся в прошлое воскресенье, от нее зависит равновесие сил между жесткими националистами и проевропейскими умеренными. То, к кому она примкнет, скорее всего, определит будущее Сербии - в объятьях ЕС или в надежде на помощь далекой матушки-России.

На этой неделе социалистов в Белграде активно обхаживали обе стороны. Затянувшийся переговорный процесс может на несколько месяцев оставить страну без правительства. Они играют жестко и, безусловно, намерены добиться большой политической выгоды.

Не такого исхода хотел ЕС. Выборы показали, что в последний момент перевес оказался на стороне проевропейской партии президента Бориса Тадича и его союзников. В Брюсселе это было воспринято как явное признание 'мягкого влияния' ЕС - благодаря подписанному в срочном порядке соглашению о стабильности и ассоциации (ССА), являющемуся первым шагом к полноправному членству.

Посланцы Тадича заблаговременно объездили столицы стран ЕС, активно призывая к подписанию ССА. Они ссылались на данные неофициального опроса общественного мнения, проведенного ведущим американским аналитическим центром Greenlan Quinlan Rosner [так в тексте - прим. пер.], судя по которым, радикалы непременно одержали бы победу, если бы партия президента не показала прогресса в Брюсселе.

'Если бы Сербия смогла подписать ССА до выборов, то это могло бы оказать существенное влияние на их исход, - утверждалось в исследовании. По словам его авторов, 66 процентов сербов поддерживают эту идею, а популярность ЕС стабильно растет, несмотря на то, что большинство его членов поддержало независимость Косово.

Жест был сделан и, казалось, что он приносит плоды. Однако еще может оказаться, что все пошло насмарку. В реальности сербы расколоты на антиевропйеских националистов и проевропейских умеренных. Невзирая на успех Тадича, наиболее вероятно создание правительства большинства на основе коалиции националистов, включающей в себя Социалистическую партию.

На их стороне численный перевес. Коалиция Тадича 'За европейскую Сербию' имеет 102 места в парламенте, состоящем из 250 депутатов, а националистические радикалы - всего 77. Но уходящий в отставку премьер-министр Воислав Коштуница, который из-за своего неприятия независимости Косово распустил последнее правительство и связал свою судьбу с радикалами, обладает еще 30 местами. 20 мест, полученных социалистами, могут дать националистам небольшое парламентское большинство. Вступив в неудобный альянс с коалицией Тадича, они позволят создать правительство меньшинства, имеющее 122 места в парламенте.

Социалисты разрываются между национализмом и 'нормализацией': многие из них принадлежат к поколению 'пост-Милошевич' и не хотят быть в изоляции, как и другие бывшие коммунисты в ЕС. Но при этом они крайне негативно относятся к гаагскому трибуналу по военным преступлениям, перед которым предстали Милошевич и ряд его соратников.

Какая бы сторона ни победила в Белграде, по всей видимости, ССА не будет ратифицировано в ближайшем будущем. По требованию Нидерландов и Бельгии, государства-члены ЕС ввели жесткое предварительное условие: Сербия должна вести всестороннее сотрудничество с трибуналом по военным преступлениям. Это означает, что генерал Ратко Младич, которого считают ответственным за резню, учиненную в Сребренице в 1995 г., должен быть арестован и доставлен в Гаагу. Это сделал бы Тадич, но не его вероятные партнеры в правительстве.

Все это ставит ЕС в трудное положение. Ускорив подписание ССА, 27 стран-членов ЕС приняли неприкрыто политическое решение о поддержке одной из сторон на выборах в Сербии. Оно легко может ударить рикошетом. Безусловно, оно возмутило другие балканские государства, например, Боснию, которые стояли первыми в очереди, но по-прежнему ждут этого соглашения.

Даже если ССА не будет ратифицировано, ЕС может сделать следующий шаг и либерализовать визовый режим в отношении Сербии - эта мера будет очень популярна. Кроме того, Тадич может заявить, что проевропейская коалиция привлечет больше инвестиций и создаст больше рабочих мест, чем пророссийская. Но националистический джинн, выпущенный из бутылки Милошевичем и закономерно приведший к провозглашению независимости Косово, еще может подорвать перспективы ускоренного вступления в ЕС.

_________________________________

Балканский эндшпиль? ("The Economist", Великобритания)

Балканы: исключительный случай ("The Economist", Великобритания)

Преданная Сербия ("The International Herald Tribune", США)