'Нет оснований для очень большого оптимизма, но нет и основы для пессимизма', - признал после прошедшего в Москве (13-14 мая - прим. пер.) 'круглого стола' латвийских и российских историков директор Латвийского государственного архива (ЛГА) Дайна Клявиня.

Это был первый раз, когда академические историки из Латвии и России при посредничестве внешнеполитических ведомств двух стран сели за один стол, чтобы обменяться мнениями по обоюдно интересующим темам и обсудить планы на будущее. Беседы за 'круглым столом' во вторник и среду прошли в Институте всеобщей истории Российской Академии наук. С российской стороны главным организатором выступил академик Александр Чубарьян, тогда как с латвийской - посол в Москве Андрис Тейкманис и профессор Антонийс Зунда (с 2000 года - советник президента ЛР по вопросам истории - прим. пер.) В состав делегации из Риги входили декан Историко-философского факультета Латвийского университета Гвидо Страубе, профессор Хейнрихс Стродс, доктор истории Дайна Блейере, директор ЛГА Дайна Клявиня и заместитель директора Военного музея по научной работе Юрис Цыгановс. От России за круглый стол сели 18 представителей, среди которых были не только ученые, знакомые с историей региона Балтии и Северной Европы, но и функционеры архива Министерства иностранных дел. У латвийской делегации появление такой толпы вызвало удивление, так как состав российских участников практически до последнего момента не был известен.

Несмотря на то, что с приветственным словом выступил председатель Комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев, известный по недружественным Балтии заявлениям, на этот раз политик приберег резкости и лишь признал необходимость сотрудничества. Как полагает посол Латвии в Москве Андрис Тейкманис, тональность в беседе все же задавали ученые: 'Это была академическая, а не политическая дискуссия. Конечно, осознавалось, что эти вопросы являются чувствительными для общества. 1940-41 год, война, 1949 год и послевоенное время являются политическими темами'. Следует отметить, что латвийская сторона подарила русским организаторам встречи трехтомное издание 'Увезенные', посвященное депортациям.

В ходе переговоров российская сторона проявила отзывчивость в отношении латышских предложений и принципиально их поддержала. Конечно, у русских историков нет никаких возражений против сотрудничества в изучении жизни в ссылке лиц, депортированных из Латвии в 1941 и 1949 годах. 'Это тема, которая для нас очень актуальна, так как могла бы завершить начатое нами исследование депортаций. В действительности, официальную ситуацию и организационную сторону - прием депортированных, устройство на работу, социальные вопросы - мы совсем не знаем. Этого на самом деле не знали даже сами ссыльные, так как им никакие документы доступны не были', - признала директор ЛГА Дайна Клявиня. Институт всеобщей истории РАН тоже занимается изучением жизни сосланных, поэтому русским историкам интерес латвийской стороны хорошо понятен. Работу можно было бы увенчать сборником документов.

Также никто не возражал против предложения на следующий год в связи с 70-летним юбилеем Пакта Молотова-Риббентропа организовать в Риге посвященную этой теме конференцию с участием российских историков.

Третий круг проблем относится к обмену студентами и лекторами вузов, а также касается возможности взаимного размещения публикаций в академических изданиях обеих стран по истории. Возможно, что в ближайшее время в Латвийском университете с лекциями выступит историк Елена Зубкова, автор изданной в этом году в Москве книги 'Балтия и Кремль', которая рассказывает о постепенном захвате стран Балтии, что сильно расходится с официальной позицией России.

Надежды на то, что эти переговоры в Москве могли бы как-то реально способствовать большей открытости российских архивов для латышских историков, не оправдались по той простой причине, что в 'круглом столе' не приняли участие архивные чиновники, чей должностной уровень позволял бы принимать какие-либо решения. 'Там были представители Федерального архивного агентства России, но низкого ранга. Не в их возможностях решить вопрос доступа к документам', - не скрывает госпожа Клявиня. То же самое можно сказать и про чиновников архива Министерства иностранных дел России, который латвийские гости посетили с визитом вежливости. Делегатов от очень интересующих латвийскую сторону архивов Федеральной службы безопасности и Министерства обороны России не было, так как они подчиняются своим ведомствам, на которые ни историки, ни Федеральное архивное агентство России не могут повлиять.

Во время 'круглого стола' было подготовлено и согласовано совместное коммюнике о сотрудничестве историков, издании общего сборника документов и организации конференций, однако этот документ к окончанию переговоров подписан не был.

Можно констатировать, что о дискуссионных вопросах или 'камнях преткновения' на этот раз корректно промолчали. Наверняка и слово 'оккупация' там тоже не прозвучало, и только профессор Антонийс Зунда во время переговоров не посчитал неудобным отметить, что говоря о важных для Латвии вопросах, без него не обойтись. Но российская сторона не скрывала, что термин 'советская оккупация' в отношении прошлого Латвии ей неприемлема. 'Это не значит, что они отрицают само существование факта ('советской оккупации' Латвии - прим. пер.). Они выступают против названия, слова', - прокомментировал господин Тейкманис. Что касается идеи российской стороны образовать некую Российско-латвийскую комиссию историков, то в этом вопросе делегаты из Латвии заняли более дипломатичную позицию, не сказав ни резкое 'нет', ни 'да'. 'Мы не отрицаем саму идею, но говорим, что сначала нужно приступить к реальному сотрудничеству, чтобы увидеть, как развивается процесс', - пояснила директор ЛГА. 'Первый осторожный шаг сделан. Следующие шаги не будут широкими. В объятия друг друга мы быстро не попадем. Но точки соприкосновения для нормальной работы мы нашли. И это уже много', - резюмировала Дайна Клявиня.

_____________________________

В Москве латышские историки будут непреклонны ("Latvijas Avize", Латвия)

Отказ в визе историку - "предупреждение Риге" ("Latvijas Avize", Латвия)

Убить гаденыша ("Вести Сегодня", Латвия)

Латвийская кузница мифов ("Российские Вести", Россия)