"После этого у Владимира Ильича примешалось и личное чувство - месть за брата. Эта месть руководила им на протяжении всей жизни, это он приказал первым делом разрушить в Кремле памятник Александру II Освободителю и памятник Александру III около храма Христа Спасителя. Откуда бы такая животная ненависть? Это он обрек на разрушение величественный памятник победе над Наполеоном -- храм Христа Спасителя, хотя этот ленинский завет, как и многие его заветы (а я бы сказал, этот акт вандализма), осуществлен уже после его смерти. Ну что же, страна твердо идет по ленинскому пути, по ленинскому курсу". Владимир Солоухин. "Последняя ступень".

90 лет исполнилось Декрету Совнаркома "О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг", принятому 12 апреля 1918 года. Так что в этот день отмечается не только годовщина первого полета человека в космос, но и начало в России эры вандализма, укрытого камуфляжем идеологии. Похоже, в Эстонии также есть такой план. По крайней мере, о том, что такой план монументальной пропаганды существует, говорят действия правительства. Перелистайте учебники по истории советского искусства, сравните - и поймете. У истоков плана монументальной пропаганды стояли Ленин и Луначарский. Задачи плана были определены декретом Совнаркома от 12 апреля 1918 года "О снятии памятников царей и их слуг и разработке монументов нового типа". 30 июля Совнарком утвердил список лиц, которым необходимо поставить памятники; в список вошли как собственно революционеры, так и те выдающиеся деятели культуры, чье творчество было признано особенно исторически-прогрессивным. После этого идея, впервые высказанная в "Городе Солнца" Томазо Кампанеллы в 1602 году, о социальном воспитании и просвещении народа посредством монументальных художественных образов, стала внедряться в жизнь с беспрецедентной в истории энергией и размахом.

Одних репрессий для решения этой задачи, конечно, было недостаточно, и в годы военного коммунизма появилось много любопытных форм агитации населения, одной из которых и стал ленинский план монументальной пропаганды. Вот как вспоминал слова Ленина тот же Луначарский:

"В разных видных местах, на подходящих стенах или на каких-нибудь специальных сооружениях для этого можно было бы разбросать краткие, но выразительные надписи, содержащие наиболее длительные, коренные принципы и лозунги марксизма: Еще важнее надписей я считаю памятники: бюсты или целые фигуры, может быть, барельефы, группы: Особенное внимание надо обратить и на открытие таких памятников: Пусть каждое такое открытие будет актом пропаганды и маленьким праздником".

Большевистская политика, как известно, была изначально нацелена не только на захват и удержание политической власти, но и на формирование нового общества и "нового человека". Как писал Луначарский, "человек должен мыслить как МЫ, стать живым, полезным соответствующим органом, частью этого МЫ".

В Декрете Совнаркома от 12 апреля 1918 года были намечены три задачи:

1). Снятие памятников царей и их слуг, не представляющих художественной ценности.

2). Создание проектов новых памятников, "долженствующих ознаменовать великие дни Российской социалистической революции".

3). Спешная подготовка к проведению первомайских празднеств - замена эмблем, гербов, названий улиц, декорирование городов и т.п. За короткий срок, в основном в течение одного года, в разных городах России были установлены многочисленные памятники - М. Робеспьеру, А.Н. Радищеву, К. Марксу, К. Марксу и Ф. Энгельсу, Н.Г. Чернышевскому, Т.Г. Шевченко, А.В. Кольцову, С.Н. Халтурину, Г.В. Плеханову и другим "нашим людям". Чаще всего использовались старые постаменты: где прежде стояли "цари и их слуги", были установлены новые фигуры вождей.

Сразу после февральской революции в Питере началось стихийное уничтожение монархической символики - сбивались гербы или просто короны с двуглавых орлов - еще недавно можно было видеть таких орлов без корон в ограде набережной напротив Петропавловской крепости на Троицкой площади.

Зинаида Гиппиус в своем дневнике описывала это так: "На Невском сламывали отовсюду орлов, очень мирно. Дворники подметали, мальчишки крылья таскали, крича: "Вот крылышко на обед". Вскоре появились в прессе и предложения по снятию памятников - особенное недовольство вызывал памятник Николаю Первому, но раздавались даже и призывы к уничтожению Медного всадника.

В среду на Страстной - 1 мая по новому стилю. Владыки объявили "праздник всему народу". Луначарский, этот изолгавшийся парикмахер, клянется, что устроит "из праздников праздник", красоту из красот. Будут возить по городу колесницы с кукишами (старый мир) и драконов (новый мир, советская коммуна). Потому кукиши сожгут, а драконов будут венчать. Футуристы воспламенились, жадно мажут плакаты. Луначарский обещает еще свержение болванов - старых памятников. Уже целятся на скульптуру барона Клодта на Мариинской площади.

На всякий случай и пулеметов понаставили. Вдруг безработные придут на праздник не с достаточно сияющими лицами?"

Изолгавшиеся парикмахеры ХХI века

Уже представители творческой интеллигенции говорят: ну не лезет ни в какие ворота так называемый памятник в виде Креста Свободы в том виде, в каком его задумали "новые Луначарские". Признанный историк искусства Юри Куускемаа открытым текстом говорит, что за созданием монумента Свободы стоит гигантомания министра обороны Яака Аавиксоо и премьер-министра Андруса Ансипа. Ну, Ленин, понятно, обиделся на царя за брата Сашу. А Андрус Ансип? За свое советское партийное прошлое, что ли, отомстил Бронзовому солдату? Тогда за что набросился на Алешу бывший профессор оптики и спектроскопии Тартуского университета Яак Аавиксоо?

Большевиков при реализации ленинского плана монументальной пропаганды отличало отсутствие элементарного вкуса. Его подменило стремление посредством соцреализма поскорее промыть мозги населению. Не то ли самое мы наблюдаем и в сегодняшней Эстонии?

У соседей мы видим разгул "церетеливщины". Однако колоссы этого монументалиста содержат хоть какой-то намек на художественный образ. А какие ассоциации будут возникать при виде стеклянного Креста Свободы? Намек на прозрачность, призрачность и эфемерность этой самой свободы?

Вспомните "Свободу на баррикадах Парижа" Эжена Делакруа. Ее еще называют "Свобода, ведущая народ на баррикады". Боже упаси народ от таких ассоциаций! Уж лучше памятник Освобожденному труду Веры Мухиной. Главное, чтобы народ, глядя на монумент, не задумывался над тем, а что такое, собственно, свобода? С чем ее кушают? Какова ее цена? А главное, для кого она предназначена, кто ее родные дети, а кто пасынки и падчерицы?

Жителей Кохтла-Ярве не особо волнует, какой крест будет в Таллинне символизировать свободу. Им ближе свой памятник, установленный на братской могиле в Старом городе. Годами родное государство смотрело, как он разрушается под действием времени и вандалов. И стоило только городским властям взять его на баланс и отремонтировать к 9 мая, как очнулся от продолжительной спячки уездный надзиратель за памятниками старины и заявил, что город незаконно отремонтировал памятник. Конечно! Это же памятник не прозрачной свободе, а тем, кто положил свои жизни на алтарь свободы реальной - свободы от фашистской чумы. Неужели и этот памятник окажется вписанным в ансиповско-аавиксоовский план монументальной пропаганды, и когда-нибудь на постаменте вместо скорбящей фигуры будет установлен очередной стеклянный крест?

ххх

"До этого была тьма, хаос, невежество. Вообще ничего не было. Ах, как хотелось бы, чтобы ничего не было! Но, к сожалению, было, причем было великое, светлое, славное, которое крепко сидит в памяти народной. Значит, надо его из этой памяти искоренить, выжечь каленым железом, а если не выжигается само по себе, выжечь вместе с людьми. Поэтому переименовываются города, разрушаются памятники славы, побед, наиболее выдающиеся здания, говорящие о великом наследии прошлого. Народ надо парализовать, превратить его, в конце концов, в послушное и вот именно парализованное, не способное к самостоятельным действиям население". Владимир Солоухин. "Последняя ступень".

_______________________-

Ющенко готовит "антисоветский поход" ("proUA.com", Украина)

Министр обороны Латвии: "Не провоцируйте меня!" ("Latvijas Avize", Латвия)