22 мая (по старому стилю) 1916 г. началось наступление войск Юго-Западного фронта под командованием генерала А.А. Брусилова, вошедшее в историю под названием 'Брусиловский прорыв'. Оно считается одной из крупнейших и самых успешных наступательных операций в истории Первой мировой войны - русской армии удалось прорвать оборону противника, занять значительную территорию, нанести австро-германским войскам большие потери (до 1,5 миллионов убитыми, ранеными и пленными), и облегчить положение союзников на других фронтах. К этой дате редакция ИноСМИ предлагает читателям интервью, взятое корреспондентом Times у А.А. Брусилова в ходе наступления.

Статья опубликована 20 июня 1916 г.

Его великое наступление - результат опыта, накопленного за два года войны; Окопы - ловушка для армии; Ковель сегодня - ключ к германскому фронту; Бои, которые ведет британский флот, положительно влияют на ситуацию

Лондон - Стэнли Уошберн (Stanley Washburn), специальный корреспондент лондонской Times при штабе русского Юго-Западного фронта, передает по телеграфу интервью с генералом Брусиловым:

'Решительный успех, достигнутый моими войсками - не случайность и не следствие слабости австрийцев, а результат уроков, усвоенных нами за два года жестокой войны с германцами.

В начале войны, и особенно прошлым летом, нам не хватало плодов той подготовки, что германцы проводили последние пятьдесят лет. Лично меня это не обескураживало: моя вера в русского солдата и русский характер оставалась непоколебимой. Я был убежден, что при достаточном количестве боеприпасов и снаряжения мы способны добиться именно того, что произошло за последние две недели.

Главным элементом нашего успеха стала абсолютная координация действий всех участвующих в сражении армий. На всем протяжении Юго-Западного фронта наступление началось в одно и то же время, и противник оказался не в состоянии перебрасывать войска с одного участка на другой, поскольку наши атаки велись с одинаковой решительностью во всех пунктах.

Самое важное значение имели бои на участке перед Ровно, и здесь нам удалось больше всего продвинуться, что чревато серьезными стратегическими последствиями для всего неприятельского фронта на Востоке. Если нам удастся взять Ковель, есть основания полагать, что противнику придется отодвинуть назад всю линию Восточного фронта, поскольку Ковель - крупный железнодорожный узел, игравший чрезвычайно важную роль для сообщения между германцами и австрийцами'.

Корреспондент спросил генерала, как ему удалось захватить такое количество пленных. Брусилов пояснил: 'Характер современных оборонительных линий - глубокие траншеи и лабиринт ходов сообщения - из-за которого их так трудно разрушить, превращает их в угрозу для самих защитников, если позиция охвачена с тыла или фланга, поскольку быстро покинуть ее невозможно. Кроме того, мы впервые имели достаточно боеприпасов для ведения заградительного огня, так что отступать неприятелю пришлось бы через пространство, полностью простреливаемое шрапнелью, и в результате сдача в плен становилась единственным выходом'.

На вопрос об общем положении на фронтах генерал Брусилов ответил: 'Пока трудно оценить политические последствия нашего наступления, но для Австро-Венгрии они несомненно будут далекоидущими, а в этом году маловероятно, а то и вовсе исключено, что немцы смогут направить значительные силы для помощи австрийцам. Падение Черновцов, несомненно, произведет глубокое впечатление в Румынии и балканских государствах. Эти первые несколько недель были чрезвычайно удачными, но я считаю их лишь началом нашего летнего наступления. Хотя германцы еще могут добиться небольших успехов перед своим конечным поражением, мы, я надеюсь будем наращивать силу наших действий против них. Действия британского флота делают общую обстановку еще более благоприятной'.

_________________________________________

Россия: последствия поражения ("The New York Times", США)

Красная Армия - школа для народа ("The New York Times", США)

Швеция вооружается, опасаясь российской агрессии в Заполярье ("The New York Times", США)

Свобода всего мира под угрозой, если только американский меч не восстановит баланс ("The New York Times", США)