Эпоха Буша не исчезнет в мгновение ока. Мир обеспокоен и хотел бы прямо сейчас увидеть смену караула в Белом доме. Мир снедаем нетерпением, ему хотелось бы, чтобы январь наступил прямо сейчас, но он тешит себя иллюзиями. Когда самый неудачный из президентов США покинет свой пост, Америка не начнет новую жизнь. Не вернутся те времена, когда она, казалось, еще могла тушить кризисы и держать в узде хаос нового века. Напротив, ей станет ясно, что иракская авантюра надолго подрезала ей крылья, подорвав ее престиж и финансовое положение, сократив пространство для маневра, и, что особенно важно, ослабив ее силу устрашения.

Кто бы ни пришел к власти - Обама, Маккейн или Клинтон, - будущему президенту США придется заниматься многими проблемами сразу - выводить страну из финансового кризиса, решать социальные проблемы, попытаться снизить цены на нефть и разрабатывать новый внешнеполитический курс. При этом вряд ли удастся избежать трудностей внутри страны, что же касается международной арены, то мировой державе номер один придется сбавить гонор.

Она будет вынуждена чем-то поступаться, но чем? Начать диалог с Ираном? Барак Обама заявил, что это неизбежно. Вся дипломатическая элита США, и демократы, и республиканцы, придерживаются того же мнения, поскольку падение Саддама Хусейна, после чего в Багдаде к власти пришли иракские шииты, привело к тому, что теперь игнорировать исламскую республику стало просто невозможно. Америке придется искать компромисс с Ираном, который шаг за шагом движется к созданию бомбы, контролирует Ирак, дергает за веревочки в Ливане и поддерживает ХАМАС. Это всем известно, но как поступать в этой ситуации? Как дать гарантии безопасности режиму мулл и публично признать, что бывшая Персия пользуется большим влиянием в регионе - как будто она об этом не догадывается! - но при этом не навредить своим привилегированным отношениям с суннитскими странами и арабскими государствами, для которых Иран и шиизм являются злейшими врагами?

Иными словами президенту придется перестраивать все ближневосточное равновесие. Это - нелегкая задача, ведь параллельно придется заниматься урегулированием израильско-палестинского конфликта, или, начав все с нуля, или с помощью 'принципиального соглашения', которого Эхуд Олмерт и Махмуд Аббас, возможно, вопреки всему все же достигнут до декабря. В обоих случаях добрая воля Ирана будет играть решающую роль, и нужно понимать, что придется платить ему той же монетой, оказывать содействие наиболее реалистичным течениям в Тегеране, помочь им ослабить позиции Махмуда Ахмадинежада, который спит и видит, чтобы поставить Америку на колени, стереть Израиль с лица земли и обеспечить победу шиитов над суннитами.

Эта партия будет не только трудной, но и рискованной. Если слишком затянуть, она может закончиться бомбардировками Ирана, возникновением новой ситуации со многими неизвестными, и тогда новому президенту придется рассчитывать - еще одна приоритетная и немаловажная задача - на действительную поддержку Европы. Ему придется позвать ее на помощь, попросить о политическом и военном содействии, но как он сможет это сделать, если не будет обращаться с Европой на равных? Если не договорится с ней о единой внешнеполитической позиции? Не побудит ее стать тем, кем Америка никогда не хотела ее видеть: полноправным актером на международной арене? И здесь тоже США придется делать нелегкий выбор, ей придется помимо всего прочего считаться с российским возрождением, идти на уступки России, националистической, баснословно богатой, где полным ходом идет перевооружение. Если, конечно, Штаты не хотят, чтобы Кремль сыграл на ослаблении их позиций, а Китай почувствовал излишнюю уверенность в себе.

Через восемь месяцев в Америке не закроется страница, отнюдь нет. Но начнется новый период, в течение которого станет ясно, что Америка не только более не является сверхдержавой, и вернуть этот статус ей будет нелегко, но и что Европа проспала свой исторический шанс, упустила возможность усилить свои позиции. Правда, жизненная необходимость может расшевелить Европу. Загнанная в угол она может вспомнить о своей ответственности. Можно на это надеяться, но велика опасность того, что в следующем году мы обнаружим, что разброд и шатание царит на обоих берегах Атлантики. Да, Запад остается самым богатым, самым стабильным полюсом притяжения, но он утратил все могущество, которое приобрел пять веков назад, когда Европа вышла из сумерек и отправилась покорять мир. Возможно, в 2009 году мы поймем, что самолет теперь летит без пилота.

_____________________________

Прощание с гегемонией ("The New York Times Magazine", США)

У США есть последний шанс выстроить новый миропорядок ("The Financial Times", Великобритания)

Рождение европейского сознания ("Le Figaro", Франция)