Попытка представить современных латышей особыми экспертами по России и постсоветским странам, знающими русский язык и менталитет, сегодня кажется украшением в виде старых выщипанных перьев.

В заботе о 'состоянии здоровья государственного языка', как выражается президент Латвии, доктор-травматолог Валдис Затлерс, латвийский законодатель предпочитает идти самым простым путем. Но не лучшим. За основу берется не более усердное изучение латышского языка, а репрессивный метод, так как обучение предполагает расходы, а наказание - доходы.

Сейм Латвии, передав на рассмотрение в профильные комиссии поправки к Кодексу административных правонарушений, уже подсчитал, что налагаемые в соответствии с этими изменениями денежные штрафы (на представителей тех или иных профессий из числа русскоязычных жителей Латвии - прим. пер.) позволят собирать 6500 латов в год. Большое негодование имеется по поводу того, что-де в обществе поддерживается развитие двуязычия, так как, видите ли, государственызные и муниципальные учреждения в своих информационных материалах нередко используют наряду государственным языком еще и иностранный (имеется в виду русский язык - прим. пер.)

Следует спросить, действительно ли важнее проявить принципиальный подход и печатать важные для общества сообщения на языке, которое оно не понимает, или все же довести информацию? Служба госдоходов, Государственное агентство социального страхования, Государственная полиция, Государственная трудовая инспекция или другие госструктуры - не конторы по обучению латышскому языку, которые должны заниматься языковой подготовкой и воспитанием на предмет того, почему человек, обратившийся к ним, не освоил государственный язык. Главная задача этих учреждений состоит в том, чтобы предоставить нам самом деле важную информацию для осуществления определенных действий.

У нас же есть Государственное агентство по овладению латышским языком, которое осуществляет Государственную программу языковой политики. Если взглянуть на то, какие социальные слои взрослого населения участвуют в программе по бесплатному овладению языком, видно, что это в большинстве своем социально и экономически активные группы населения, от которых владение госязыком требует рынок труда. В стороне остаются пенсионеры, которые доставляют государственным и муниципальным органам дополнительные хлопоты по переводу информации. Меня саму не раз останавливали на улице в пригороде Елгавы, где я живу, бабушки с просьбами перевести доставленные почтой извещения.

Больше, чем эти бабушки, которые не говорят по-латышски, меня беспокоит то, что мои дети - латыши - будут находиться в худшем положении на рынке труда, так как они в школе изучают на один язык меньше, чем русские, которым преподают как латышский, так и русский, английский и еще какой-нибудь иностранный язык. В школах с латышским языком обучения русский является только одним из дополнительных иностранных языков, предлагаемых по выбору наряду с обязательным для овладения английским. Знание языков, включая русский, в период современной глобализации является большим богатством, которое наша государственная политика на практике недооценивает. Но при этом в различных концепциях говорится об особой роли Латвии, которую она может играть в отношениях с Россией и постсоветскими странами, так как мы, видите ли, понимаем язык и менталитет. Может быть так и было, но сегодня это кажется украшением в виде старых выщипанных перьев.

______________________________________________

Президент Латвии: 'Политические требования России все равно не будут учтены' ("Latvijas Avize", Латвия)

Энергетические мифы Латвии ("Diena", Латвия)

Президент Латвии вывел Путина из терпения ("Neatkarigas Rita Avize", Латвия)

В Латвии выслеживают и вербуют высших должностных лиц ("Neatkarigas Rita Avize", Латвия)

Янис Кажоциньш: 'То, как мы справились с защитниками русских школ, войдет в учебники истории' ("Diena", Латвия)