Первые жесткие заявления нового премьера России долго себя ждать не заставили. Порадовав народ торжественной, проведенной с размахом инаугурацией президента и возрожденным военным парадом, В. Путин, бывший и, надо полагать, на практике теперешний руководитель страны, снова завел речь о нефти.

Новости таковы: нефтяные потоки, которые сегодня идут в Балтийские страны, вскоре будут переориентированы на Россию. После продолжающегося 'ремонта' нефтепровода 'Дружба' Литву не должно сильно удивлять такое известие.

Вероятно, забеспокоится белорусский диктатор A. Лукашенко, поскольку, помимо намеков на перенос переработки нефти в Россию, В. Путин говорил и о необходимости строительства нового нефтепровода БТС-2, по которому нефтяное сырье в Европу будет поступать в обход Беларуси. Знаменательно, что буквально накануне намеков и заявлений, прозвучавших из Кремля, Минск пригрозил не давать Европе нефти и природного газа, а точнее - не выпускать из труб то, что приходит в Беларусь из России.

Конечно, если бы страны ЕС, последовав примеру США, ввели ответные санкции против Беларуси, Москва могла бы снова применить испытанную эффективную тактику повышения цен на сырьевые ресурсы, которая уже позволила наполовину перенять контроль за белорусскими трубами. Однако В. Путин поступил более гибко: вместо того, чтобы обвинять А. Лукашенко в присвоении части импортируемых нефти/газа и последующей их продаже по более высокой цене, прежний/теперешний руководитель России стал уверять Европу в том, в случае малейшего выпада со стороны А. Лукашенко начнется прокладка альтернативных трубопроводов.

'Нефтяное заявление' В. Путина по времени практически совпадает с озвучиванием Литвой позиции по поводу переговоров Россия - ЕС и относительно безоговорочной поддержки Грузии. Западные эксперты могут сколько угодно рассуждать о том, что Д. Медведев будет проводить более мягкую политику, но такие разговоры - лишнее подтверждение нежелания Запада признать реальное положение, а именно: преемственность российской политики, начатой еще в 2000-м.

Литву пока особенно не пугает перспектива закручивания кранов. Однако если из спектра шагов Кремля вычленить недавние разговоры о намерениях обеспечить ядерной энергией Калининградскую область - вот тут-то можно и задуматься. И не только о конкуренции нашей Игналинской АЭС (полагаем, эта электростанция появится), но и об экологической безопасности, приняв во внимание то, насколько близко от Литвы планируется строить новый реактор.

Если взять высказывания белорусских и особенно российских лидеров, например, за последние пять лет (начиная с расправы над 'ЮКОС'), выявляется агрессивная последовательность. Конфликт Москвы и соседей - уже тенденция. С учетом повышения мировых цен на нефть и зреющего на Западе экономического кризиса (который Россию вряд ли затронет), агрессивность российской энергетической политики вряд ли уменьшится, особенно в отсутствие серьезного противовеса.

Можно, конечно, оптимистически надеяться, что сдерживанию агрессивности российской энергетической политики будут способствовать намерение Украины вступить в НАТО, жесткая позиция Грузии, вето Польши или Литвы. Однако надежд на это мало. И дело даже не в политике России (которую уже давно надо бы оценивать de facto), а в позиции Брюсселя, который все никак не может согласовать декларируемое единство и интересы отдельных крупных стран Евросоюза.

Дарюс Варанавичюс - политолог, редактор журнала 'Государство'

_________________________________

Старые шпильки Литвы новой России ("Литовский курьер", Литва)

Москва разозлилась: Литва оставит без нефти всю Балтию ("Telegraf", Латвия)