Статья опубликована 21 октября 2004 г.

Русских раздражает то, что мы, предав славянскую общность, перестали их бояться, так как неразумно решили, что Америка и Европа нас защитят

Несколько недель назад СМИ сообщили, что в Москве был схвачен террорист, пытавшийся припарковать автомобиль, наполненный взрывчаткой, недалеко от пути следования кортежа президента Путина. В интересах следствия этот автомобиль никому не показали. Кроме того, сообщили, что после допроса террорист умер от сердечного приступа. Однако перед этим он во всем признался: за организацию взрыва неизвестные лица кавказской наружности пообещали ему тысячу долларов. При этом следователи отметили, что задержанный находился под действием наркотиков. Потом оказалось, что покойный - бывший офицер российской армии, которого ранее никто не подозревал в каких-либо контактах с террористами, однако он сильно конфликтовал со своим начальством, обвиняя его в различных злоупотреблениях. Через несколько дней оказалось, что его останки, которые хотела получить семья, таинственным образом исчезли из милицейского морга. Прошло еще несколько дней, и покойник нашелся в совсем другом морге, где родные опознали его по зубам. Наконец, поступила информация о том, что сотрудники правоохранительных органов, задержавшие и допросившие террориста, были награждены.

И теперь у меня большая просьба к Анджею де Лазари, историку идей и русисту. Я желаю воспользоваться тем, что он потрудился дать совет Гжегожу Костшеве-Зорбасу (Grzegorz Kostrzewa Zorbas), Кристине Курчаб-Редлих (Krystyna Kurczab-Redlich) и Агнешке Ромашевской-Гузы (Agnieszka Romaszewska-Guzy) о том, как не следует писать о русских, чтобы они не почувствовали себя уязвленными 'польской гордыней' ("Польская гордыня", "Rz" от 7 октября) и смиренно прошу дать и мне совет. Как, уважаемый господин де Лазари, я должен передать читателям вышеизложенную последовательность событий, чтобы не показаться чванливым польским паном, который, вместо того, чтобы проявлять sostradanije по отношению к русским, смеет их критиковать и поучать?

Конечно, господин де Лазари - человек занятой, и у него нет времени на частные уроки. Но я, как понятливый ученик, кое о чем по прочтении его статьи догадываюсь, так что попробую просто угадать, а почтенного специалиста по российской гордости попрошу лишь о молчаливом согласии. Итак, как я понимаю, ни в коем случае нельзя сомневаться в достоверности показаний одурманенного наркотиками террориста, на которые опирается официальная версия ФСБ, и которые закончились неожиданным сердечным приступом - ведь российские органы тут же обидятся. Я также понимаю, что непростительным промахом было бы удивляться тому, что идентификацию останков человека, умершего в российском отделении милиции от сердечного приступа, нужно проводить по зубам. Просто в России так бывает, и не полякам учить великий народ тому, что такое свобода, демократия и права человека, ведь, как верно цитирует господин де Лазари, русским милее родная килька в томате, чем осетрина, которую хотели бы дать им поляки. Ну и, прежде всего, вообще не нужно выражать каких-либо сомнений относительно того, как Россия борется с террором, потому что это оскорбляет страдания бесланских матерей (им по случаю этой трагедии оказали большую честь - записали в русские - хотя обычно осетин заносят в одну с чеченцами и ингушами категорию недочеловеков, которых простые россияне, со свойственным им состраданием, называют черными мордами). Я понимаю, что, по мнению господина де Лазари, самый лучший образец того, как надо писать о России, дают российские СМИ, а чиновники российского МИД справедливо хотели бы навязать его и своенравным польским журналистам.

Русские всегда легко обижались. Один из штабистов генерала Андерса вспоминал, что, когда они отдали союзникам обнаруженные в переговорной подслушивающие устройства, те обиделись так, что потребовалось вмешательство на высшем уровне и многократные уверения в том, что поляки глубоко убеждены, что 'жучки' установились у них сами собой. Потом советское правительство до такой степени обиделось на то, что поляки поддаются гитлеровской пропаганде и, вообще, смеют задавать вопрос о том, кто расстрелял наших офицеров в Катыни, что в праведном гневе разорвало с польским дипломатические отношения. Что поделать, мы продолжаем давать России поводы к обидам. То за то, что польская полиция не поймала русских мафиози, которые побили на польском вокзале российских туристов. То за то, что она кого-то поймала, предположив, будто русские были преступниками. А то за озвучивание фальшивой версии истории Второй мировой войны, хотя российский МИД регулярно напоминает в своих официальных заявлениях единственную, неизменную с времен Сталина правду о пакте Молотова-Риббентропа и 17 сентября. Список польских оскорблений длинный, и смею утверждать, что лишь в одном господин де Лазари ошибся.

Так вот, он заявляет, что мы оскорбляем русских своей русофобией. Глубочайшее заблуждение! Русофобия, то есть страх перед Россией, русских нисколько не обижает, а, наоборот, внушает им гордость. Русских, совсем наоборот, раздражает то, что мы, предав славянскую общность и переметнувшись на Запад, перестали их бояться, ибо неразумно решили, что Америка и Европа нас защитят. Русских это мучит, потому что сегодняшняя Россия - как больной хулиган: он всегда был самым сильным на улице, мог пнуть любого, поэтому все смиренно ему кланялись, а теперь даже такая мелюзга, как Польша - всего-то несколько сот километров от одного пограничного столба до другого - насмехается себе и смеет поучать!

Я прекрасно понимаю, как это оскорбляет российскую гордость и, действительно, не хочу причинять лишних страданий. Но есть одна загвоздка. Я, как журналист, конечно, могу не задавать вопросов о том, кто и зачем развязал войну в Чечне, и закрыть глаза на все, что русские там творят. Я могу притворяться, что не сомневаюсь в том, что подлинно свободные СМИ - это СМИ, которым дали осознать необходимость. Я могу притворяться, что сегодня беспрекословно верю в то, что с экипажем 'Курска' все в порядке, и он находится в контакте со спасателями, а завтра поверю, что весь он погиб сразу, и спасать было некого. Что Останкинская башня загорелась вследствие столкновения с неизвестной башней западной конструкции, что после сильного сердечного приступа больного можно опознать только по зубам, и т.д. Только в таком случае я бы чувствовал себя последним дураком. А господин де Лазари не задает таких вопросов, он верит и таковым явно себя не чувствует. И именно об этом я горячо желаю его спросить: как Вам это удается?

Рафал Земкевич - публицист, печатается, в частности, в таких изданиях, как Newsweek и Gazeta Polska.

_______________________________________

Рафал Земкевич: Недругам-москалям ("Interia", Польша)

Русофобия ("Rzeczpospolita", Польша)

Как Земкевич утер нос москалям, а они ему ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Kulturnyj narod ("Rzeczpospolita", Польша)

Как сотрудничать с путинской Россией? ("Rzeczpospolita", Польша)