Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

Сейчас модно на одном дыхании говорить об Индии и Китае, особенно часто это делают на Западе. В качестве восточного ответа на период экономического успеха Запада, Индию и Китай представляют, как две больших страны, которые играют постоянно возрастающую роль в мире, а также как новых соперников за всемирное главенство после нескольких столетий западного доминирования.

В самом деле, авторы двух новых книг открыто роднят две эти страны: Робин Мередит в своей книге 'Слон и дракон: возвышение Индии и Китая, а также что для всех нас это означает' и профессор Гарвардской школы бизнеса Тарун Ханна в книге 'Миллиарды предпринимателей: как Китай и Индия изменяют свое будущее, а заодно и ваше'. Обе книги рассматривают недавнее возвышение Индии и Китая, как сдвиги глобальных экономических и политических тектонических пластов. Некоторые даже говорят о 'Китандии', словно две эти страны в международном воображении уже объединились.

Можете считать меня скептиком, но дело не только в том, что Китай и Индия имеют мало общего, посмотрите, хотя бы на тот факт, что они занимают довольно обширную территорию, называемую 'Азия'. А также то, что они находятся на совершенно разных стадиях развития. Китай начал свою либерализацию на полтора десятка лет раньше Индии, поражая всех двузначным ростом экономики, в то время как Индия все еще колебалась на уровне 5%. С таким ростом Китай попал в совершенно другую экономическую лигу, нежели Индия, продолжая расти быстрее, благодаря более основательному фундаменту.

Кроме того, системы этих двух стран совершенно непохожи. Если Китай захочет построить новую скоростную шестиполосную автомагистраль, то он может сравнять с землей любую деревню, находящуюся на выбранном пути. В Индии, если вы хотите расширить дорогу с двумя полосами, то можете провести в суде с десяток лет, разбираясь с компенсационными выплатами.

Когда Китай строил свою плотину 'Три ущелья', то было создано водохранилище длинной в 660 километров, ради которого в интересах выработки электроэнергии в течение 15 лет без шума было перемещено два миллиона человек. Когда Индия взялась за проект дамбы Нармада, рассчитывая провести ирригацию, снабдить питьевой водой и электроэнергией миллионы жителей, ей понадобилось 34 года (и дело еще не закончено) на борьбу с экологическими группами, защитниками прав человека и защитниками перемещенного населения в Верховном суде, вдобавок все это сопровождалось протестами на улицах.

Так и должно быть: Индия - это капризная демократия, Китай - нет. Но, как индус, я не желаю притвориться, что мы можем конкурировать с Китаем в глобальных долях роста.

Но если мы не можем конкурировать, может быть, мы можем сотрудничать? В древние времена две эти цивилизации контактировали на протяжении столетий. Главным образом благодаря распространению буддизма из Индии в Китай, китайцы стали обучаться в индийских университетах, посетили индийские суды и написали незабываемые рассказы о своих путешествиях. В свое время Наланда приняла сотни китайских студентов, а некоторые индусы наоборот поехали учиться в Китай; буддистский монах из Индии в пятом столетии построил известный храм Линъинь-сы в Гуанчжоу.

Береговая линия Кералы на юго-западе Индии усыпана рыболовными сетями китайского типа, а любимым горшком для варки пищи у домохозяек Малаяли является вок, на местном наречии называемый чин-четти (китайское судно).

Но прошло уже немало времени с тех пор, как у индусов и китайцев сложилось много общего. Пьянящие дни Hindi-Chini bhai-bhai ('индусы и китайцы - братья') - лозунг, придуманный Индией во времена Неру, чтобы приветствовать в 1955 году Чжоу Энь-лая - уступили место оскорблениям приграничной войны 1962 года, после которой отношения между странами в течение многих десятилетий можно было охарактеризовать как 'индусы и китайцы - бай-бай'.

Пограничный спор остается нерешенным, с периодическими вторжениями китайских войск на территорию Индии и новыми раздражителями, вроде антикитайских протестов тибетских эмигрантов, получивших убежище в Индии. Можно говорить, по крайней мере, о двустороннем 'дефиците доверия'.

Тем не менее, есть и хорошие новости. Каждый год в течение последних трех лет торговля удваивалась и составила приблизительно 40 миллиардов долларов в этом году; Китай сегодня догнал США в качестве крупнейшего торгового партнера Индии. Процветает туризм, особенно со стороны индийских паломников в главные индуистские святыни в Тибете - гору Кайлаш и озеро Мансаровар.

Индийские фирмы, занимающиеся информационными технологиями, открыли свои офисы в Шанхае и Ханчжоу, а Infosys в этом году взял на работу девять китайцев в свою штаб-квартиру в Бангалоре. В индийских компьютерных фирмах и инженерных компаниях работает (и обучается) множество китайских инженеров, в то время как индийские инженеры по программному обеспечению оказывают поддержку китайскому изготовителю телекоммуникационного оборудования - компании Huawei.

В общем и целом, Индия сильна в тех областях, где Китаю необходимы усовершенствования, особенно в программном обеспечении, в то время как Китай превосходит Индию в аппаратных средствах и производстве, которых ей так недостает. Так индийская компания Mahindra and Mahindra изготавливает в Наньчане тракторы для экспорта в США. Ключевые операционные компоненты iPod компании Apple были изобретены хайдарабадской компанией PortalPlayer, в то время как сами iPod изготавливаются в Китае. Philips нанимает почти 3 000 индусов в свой 'городок инноваций' в Бангалоре, для разработки в нем более 20% глобального программного обеспечения компании, которое 50 000 китайцев, работающих на Philips, затем превратят в фирменные товары.

Другими словами, слон уже танцует с драконом. Единственный вопрос - не получится ли так, что напряженные политические отношения начнут играть такую музыку, что танец придется остановить. Нет сомнения, что каковы бы не были различия между политическим режимом Индии и коммунистическим режимом Китая, во взаимном сотрудничестве заинтересованы оба народа. В конце концов, один и один - это не только два, если скомпоновать эти цифры правильным образом, то можно получить и 11.

Шаши Тарур - известный писатель и обозреватель, бывший заместитель Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

_______________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2008.

Перевод с английского - Ирина Сащенкова

_______________________________________

Кто боится большого нехорошего Китая? Почему? ("The Times", Великобритания)

Доминированию Америки приходит конец ("Newsweek", США)