Королю Саудовской Аравии Абдалле

Ваше Величество!

Действуя заодно с лидерами большинства западных стран, наш премьер-министр призывает вас увеличить добычу нефти. Обращаюсь к вам с просьбой проигнорировать его призывы. Как и остальные лидеры, он впал в бредовое состояние и не отвечает за собственные решения.

И вы, и я знаем, что есть несколько причин роста нефтяных цен. Низкие цены в начале десятилетия отбили охоту у нефтяных компаний инвестировать средства в будущие добывающие мощности. Существует общемировой дефицит квалифицированной рабочей силы, стали и оборудования. Слабый доллар привел к тому, что цены на нефть стали выше, чем если бы они номинировались в другой валюте. Ваше правительство заявляет, что важным фактором являются финансовые спекуляции. Банк Англии это опровергает, и я не знаю, кому и чему верить. Главные нефтепроизводители стали также крупными потребителями собственной нефти. В некоторых случаях объемы их экспорта сокращаются, даже несмотря на увеличение добычи, потому что они потребляют больше, чем сами производят.

Но есть вещь, которую вы знаете, а я нет. Речь идет о той мере, в которой цены на нефть отражают реальную нехватку ее мировых запасов. Вы и ваши советники, пожалуй, единственные люди, кто знает ответ на данный вопрос. Публикуемые вами данные, несомненно, являются продуктом политики, никак не связанным с геополитическими реалиями. Квоты на добычу, которые ОПЕК выделяет своим странам-членам, являются отражением их заявленных запасов. А это значит, что у вас есть стимул для их завышения. Чем еще можно объяснить тот факт, что несмотря на два десятилетия активнейшей добычи, ваше королевство показывает те же данные по запасам, что и в 1988 году?

Вы говорите, что экономите нефть, действуя на благо будущих поколений. Если это так, то это рациональное экономическое решение - нефть в недрах выглядит гораздо более ценной инвестицией, чем деньги в банке. Но хотя мне крайне неприятно подвергать сомнению слова Вашего Величества, я обязан напомнить вам, что некоторые нефтяные аналитики задаются сегодня вопросом о том, не является ли такая предусмотрительность и бережливость удобной фикцией. Вы ограничиваете поставки, потому что хотите сберечь запасы и сохранить высокие цены, или вы просто не в состоянии наращивать добычу по причине того, что ваших мифических запасов не существует?

Я не жду ответа на этот вопрос. Я знаю, что правдивый ответ - это тайна, которую хранят настолько тщательно, что аналитики сегодня используют даже шпионские спутники, чтобы попытаться оценить скорость проседания почвы над вашими нефтяными месторождениями, поскольку у них нет иных средств для анализа темпов истощения ваших резервов.

Но есть то, что знаю я, а вы, возможно, не знаете. Высокие цены на нефть сегодня - это единственный фактор, способствующий реализации государственной политики Великобритании. Правительство заявляет, что стремится снизить выбросы двуокиси углерода, призывая людей использовать как можно меньше органического топлива. Сегодня, впервые за многие годы, его мечты сбываются: люди стали меньше ездить и летать. Автомобильная ассоциация Великобритании сообщает, что каждый пятый водитель покупает меньше топлива. В новом исследовании Всемирного фонда природы (Worldwide Fund for Nature) отмечается, что компании предлагают своим руководителям меньше летать, а больше пользоваться видеоконференциями. А потребляющая больше всех топлива отрасль - пассажирская авиация бизнес-класса - так та вообще терпит крах.

Иными словами, ваши ограничения на поставки, запланированные или вынужденные, помогают правительству выполнять свои обязательства по сокращению выбросов. И как оно на это реагирует? Гневно требует отменить данные ограничения, чтобы мы ездили и летали как и прежде. На прошлой неделе Гордон Браун (Gordon Brown) доказывал, что "это скандал, когда ОПЕК контролирует 40 процентов нефти, что ее решения могут сократить поставки нефти всему миру, и что в момент, когда нефть так остро необходима, а добычу надо увеличивать, ОПЕК не пускает ее на рынок". В Соединенных Штатах законодатели пошли еще дальше. Палата представителей проголосовала за начало судебного процесса против стран-членов ОПЕК, а сенаторы-демократы хотят запретить продажу оружия в вашу страну, если вы не увеличите добычу.

Это демонстрирует одно из заблуждений наших руководителей. Они утверждают, что хотят снизить потребление органического топлива в интересах решения проблем климатических изменений и энергетической безопасности. В то же время, говоря словами британского министерства бизнеса, предпринимательства и реформ управления, они стремятся "максимизировать экономическую отдачу" оставшихся запасов нефти, газа и угля. Они упорно верят в то, что две эти цели можно преследовать одновременно. Очевидно, наши руководители не знают, что добытое ископаемое топливо сжигается, и продолжают твердить о своем стремлении снизить его потребление. И лишь страны ОПЕК накладывают ограничения на поставки нефти, вызывая острые жалобы Брауна. Ваше Величество, мы сошли с ума, и лишь Вы способны излечить нас от нашего недуга, перекрыв нам вентиль.

Наши руководители не имеют ни малейшего представления о том, возможно ли удовлетворить наши нынешние потребности в нефти. И тем не менее, они идут на быстрое расширение транспортной инфраструктуры в стране. У себя в Великобритании мы строим и модернизируем тысячи миль дорог, удваиваем пропускную способность наших аэропортов, надеясь на то, что никаких лимитов на поставки топлива не будет. А правительство в своем главном долгосрочном прогнозе предсказывает, что нефть будет стоить 70 долларов за баррель.

Последние месяцы я пытался понять, откуда у правительства берутся такие оптимистические оценки. Отвечая на парламентский запрос, оно сообщило, что строит свои прогнозы на "результатах анализа, проведенного Международным энергетическим агентством (IEA), которые опубликованы во Всемирном энергетическом обозрении (World Energy Outlook) за 2007 год. Но вот на прошлой неделе Wall Street Journal узнала, что Международное энергетическое агентство "готовит поправки к своему нефтяному прогнозу по поставкам, в которых говорит о их резком снижении". В окончательном варианте обзор будет опубликован только в ноябре, но МЭА уже пришло к выводу, что "в будущем поставок сырой нефти станет еще меньше, чем считалось раньше". Его предыдущие оценки по общемировой добыче были ошибочны по одной простой и шокирующей причине: они основывались на ожидаемом спросе, а не на ожидаемом предложении. МЭА решило вопрос с поставками очень просто - оно сделало допущение, что предложение будет расти автоматически, удовлетворяя спрос, как будто никаких внутренних ограничений в добыче не существует.

Наше правительство наверняка об этом знало, но оно отказалось от проведения собственного анализа мировых запасов нефти. Хотя эта проблема представляет уникальную потенциальную угрозу для экономики и национальной безопасности, правительство никак ее не исследовало. Поэтому в начале года я задал вопрос в британском министерстве бизнеса: какие у него есть планы действий в чрезвычайных обстоятельствах на тот случай, если оценки МЭА окажутся неверными, а глобальное предложение нефти в ближайшем будущем достигнет своего пика. "Правительство, - ответили мне в министерстве, - не считает необходимым готовить планы действий в чрезвычайных обстоятельствах". Уверен, мне не надо объяснять, какие возникнут последствия, если в прогнозах окажутся серьезные ошибки.

Ваше Величество, я понимаю, что это не входит в круг ваших обычных обязанностей как короля Саудовской Аравии. Но я почтительно умоляю вас - спасите нас от нас самих.

С искренним уважением,

Джордж Монбио

____________________________________________________________

Нефть: глобальный кризис ("The Independent", Великобритания)

Они неправы насчет нефти, ей-богу! ("The Times", Великобритания)

Утверждения о том, что в мире кончается нефть - просто миф ("The Times", Великобритания)