Видение грандиозно, реальность впечатляет меньше. До сих пор российская внешняя политика сводилась к напору и реакциям на действия других. Сумеет ли новый президент создать нечто более конструктивное?

За десять лет, прошедшие после финансового кризиса 1998 г., позиция России в мире значительно усилилась. К середине 2000-х годов благоприятная конъюнктура на энергетическом рынке и разумная макроэкономическая политика российского правительства создали Кремлю такую позицию в мировой расстановке сил, какой у него не было с середины 1980-х. Россия воспользовалась этой позицией, чтобы вновь заявить о себе на международной арене как о великой державе - автономном центре силы и влияния. Амбиции ее нынешних лидеров впечатляют.

Видение

Взглянем на стратегию развития России до 2020 г., провозглашенную Путиным и Медведевым. На самом деле, это не стратегия, а, скорее, расплывчатый набросок будущего. Согласно ей, Россия должна стать ведущей мировой экономикой (пятое место в мире по ВВП). Она предусматривает социальную устойчивость (большинство населения составляет средний класс) и политическую стабильность (многопартийная система, в которой власть принадлежит правящей партии, плюс развитые институты государства). Такая Россия могла бы, наконец, модернизировать свои вооруженные силы и стать современной военной державой, способной доставлять свои войска в любую точку земного шара. Она также воспользуется своим потенциалом 'мягкого влияния': российский мир станет привлекательным, российское видение - убедительным.

Эта Россия будет не только эффективно защищать и продвигать свои национальные интересы. Она также будет на равных конкурировать с Америкой, Европой и Китаем. Она будет краеугольным камнем региональной интеграции в Евразии, глобальным 'посредником' между Востоком и Западом, Севером и Югом, христианским и исламским миром. Она будет интеллектуальным лидером XXI века, порождая передовые научно-технические идеи и 'интегрированное', 'универсальное' мировоззрение, которое победит изоляционизм и односторонний характер западных систем ценностей и модернизирует незападные.

Реальность

Это видение захватывает дух, особенно, если сравнить его с сегодняшней реальностью. Сегодня российская внешняя политика не отличается стратегическим подходом. У нее есть тактика, в лучшем случае - прагматизм (модное нынче слово).

Безусловно, Москва извлекла выгоду из рекордно высоких цен на нефть. Но даже ее восхваляемая 'геоэнергетическая' политика в реальности представляет собой лишь сумму своих составляющих: Северный поток, Южный поток, Каспийский трубопровод, нефтепровод Восточная Сибирь - Тихий океан и так далее.

Политика Москвы на международном фронте никогда в такой степени не сводилась к реакциям, несмотря на открывшиеся новые возможности, несмотря на то, что она открыто критикует Запад, особенно, Соединенные Штаты. Если кремлевские инсайдеры больше не скрывают своего неудовольствия действиями Белого дома, то предложить собственную программу действий они, похоже, не в состоянии. Когда они предпринимают такие попытки - например, предлагая включить вопрос о Зимбабве в повестку дня саммита 'большой восьмерки' на Хоккайдо, это кажется не более чем реакцией на политику Запада.

Внешнеполитическая ментальная карта

Рассмотрим образ мышления ключевых акторов внешней политики. Это причудливое сочетание веры в традицию (классическая силовая политика в стиле Романовых) с признанием экономических реалий (глобализация в стиле "Газпрома") и слабостью к виртуальным, постмодернистским конструктам (благодаря политическим технократам на службе кремлевской администрации).

Разобьем эту ментальную карту на отдельные составляющие. В общем и целом, международное сообщество ведет борьбу и соперничество, в котором каждое государство отстаивает собственные интересы. Но это соперничество может переродиться в сотрудничество, которое, в свою очередь, может оказывать влияние на результаты. Это не обязательно игра с нулевой суммой, хотя, как правило, одна из сторон получает выгоду. У каждого вопроса есть своя цена. Любая реакция должна оставаться в рамках допустимого. Успех выражается материально.

Уроки краха

Определяющим событием для нынешнего поколения российских лидеров стал распад Советского Союза. 'Величайшая геополитическая катастрофа', как его назвал Владимир Путин, дала большинству из них важные уроки. Во-первых, устойчивость государства основана на конкурентоспособности экономики страны. Крах экономики приведет к разрушению государства, какими бы крупными и мощными ни были его вооруженные силы.

Экономическая реформа - это первый шаг к модернизации страны, но успех долгосрочных реформ зависит от степени и эффективности политического контроля. Модернизация, как правило, проходит в несколько этапов. Поскольку основой является экономика, первый этап состоит в создании среднего класса, который будет краеугольным камнем социальной стабильности. Следующая стадия предусматривает создание демократической политической системы. Вопрос в том, когда и как правящая элита счет уместным передать контроль представителям более широких слоев общества.

Не отвергая демократию как таковую, российские лидеры заявляют, что страна должна искать собственный путь к демократии, не имитируя другие модели и не напрашиваясь в подмастерья к чужим хозяевам. Сам термин 'суверенная демократия' содержит в себе декларацию равенства с этими западными хозяевами. Косвенно он также указывает на образец для подражания для Российской Федерации, ведь, согласно логике кремлевских идеологов, существует только одна суверенная демократия - Соединенные Штаты. Все остальные или недемократичны, как Китай, или недостаточно суверенны, как страны Европейского Союза.

Подводя итог, сформулируем фундаментальные внешнеполитические максимы Кремля: Россию интересует сама Россия, а не какая-то сокровенная империя или абстрактные универсальные соображения. Россию интересует бизнес: что хорошо для "Газпрома", то хорошо для России. Россия никому не позволит вмешиваться в ее внутренние дела - суверенная демократия.

Отношения со странами СНГ

Однако из-за отсутствия внешнеполитической стратегии трудно говорить о приоритетах страны.

Российские лидеры не устают подчеркивать, что страны Содружества независимых государств (СНГ) играют огромную роль в иерархии интересов России. Свой первый зарубежный визит Дмитрий Медведев нанесет в Казахстан (по дороге в Китай, что само по себе наводит на размышления). Однако в действительности ситуация гораздо менее определенна. Так называемые 'цветные' революции на Украине, в Грузии и Киргизии вынудили Россию переосмыслить свою политику в отношении новых государств на окраинах бывшего СССР. Москва отменила систему имперских преференций в торговле газом, ликвидировав последний реликт Советского Союза. Потом она начала проводить различия между государствами. Однако вскоре оказалось, что кнут действует лучше пряника. Объективно Россия явно доминирует на пространстве СНГ. Но здесь у нее нет влияния, не говоря уже о лидерстве. Ее отношения с целым рядом бывших советских республик напряженны, а с некоторыми - всерьез испорчены. Идеи о добрососедстве, создании 'платформы для интеграции' остались в области добрых намерений.

'Европейский выбор' России

В начале 2000-х годов Владимир Путин объявил, что Россия сделала 'европейский выбор'. С тех пор отношения с Европейским Союзом явно стали более прагматичными. Энергетические ресурсы - главное, что связывает две стороны друг с другом. Россия постоянно предлагает европейцам обмен активами, но Европа не спешит воспользоваться этим предложением. Ее останавливает отсутствие в России прозрачности, равно как нечеткость правил, которыми руководствуется ее экономика. Москва отказывается признавать, что нестыковка между ее кодексом поведения и тем, как он применяется, действительно является большим препятствием более тесному сотрудничеству, даже на экономическом уровне, между ЕС и Российской Федерацией.

Столкнувшись с европейским скептицизмом, Москва начала считать ЕС не ключевым в долгосрочном плане стратегическим партнером в деле панъевропейской интеграции, а экономическим и политическим конкурентом Российской Федерации. В результате, Россия, возможно, упускает возможность ускорения своего процесса модернизации и укрепления геополитической позиции.

США-Россия, подпорченные отношения

С тех пор, как попытка президента Путина пойти на сближение с Соединенными Штатами сразу после терактов 11 сентября 2001 г. потерпела неудачу, обе страны устали друг от друга.

Кремль считает внешнюю политику США проблемой для Российской Федерации и угрозой глобальной безопасности. Военная политика Америки воспринимается как насквозь антироссийская. Российские военные с легкостью публично признали США противником, от которого Россия должна защищаться в военном и политическом смысле, как в советские времена. Эта идея распространяется и в России, как средство сплочения россиян вокруг Кремля, и за ее пределами, как средство принуждения Вашингтона к тому, чтобы серьезно относиться к озабоченностям Москвы в сфере безопасности. Однако Москва вряд ли может позволить себе игнорировать возможные последствия этой провокационной позиции: если бы Россия оказалась вовлечена в гонку вооружений, то это положило бы конец двадцатилетним планам Кремля.

Хотя Москва является заинтересованным наблюдателем президентской кампании в США, у нее нет конкретных ожиданий. Охлаждение политических отношений с США и различными странами ЕС считается сегодня естественным следствием усиления позиций России. Если у нее и есть какие-то надежды, то на экономических партнеров, которые укрепляют отношения с Россией ради личной выгоды. Они считаются более ценными партнерами, чем правительства их стран.

К окончанию президентского срока Путина Москва предпринимала согласованные попытки оказания информационного и пропагандистского давления на американские и европейские организации и элиты. Все попытки конструктивного взаимодействия с Америкой воспринимаются как обреченные на неудачу. Вместо этого, пиар-кампании и пропаганда гарантируют, что отношения России с ведущей мировой державой не улучшатся.

Отношения на азиатском фронте

Если отношения с Европой и Америкой стагнируют, то отношения с Китаем, по всей видимости, процветают. Свой первый визит за пределы СНГ президент Медведев совершит в Пекин.

Однако, на самом деле, внешняя политика России в отношении Китая не отличается стратегической последовательностью. Россия не испытывает иллюзий относительно Китая. Это великая держава с растущими амбициями. Но, в общем и целом, ее устраивает то, как Народная Республика реализует свои интересы. Поэтому Россия предпочитает ничего не говорить о долгосрочных перспективах своих отношений с Китаем. К удовлетворению прибавляется неуверенность. Приходится заключить, что будущее отношений зависит, в основном, от Пекина. Москва будет ждать развития событий и, как обычно, реагировать.

Что касается других азиатских партнеров, то отношения с ними развиваются медленнее, чем с Китаем. Отмечается определенный прогресс в экономических отношениях с Японией. Однако сохраняется политическая патовая ситуация из-за территориального спора. Вопрос об использовании отношений с Японией для ускорения развития Дальнего Востока и Сибири даже не поднимается.

Официально дружественные отношения с Индией находятся в стагнации, если не считать маломасштабного военно-технического сотрудничества и странного энергетического проекта. Тот факт, что экономика Индии бурно развивается, почти не оказывает влияния на внешнюю политику Москвы. Южная Корея, как и Япония, слабо вовлечена в проект модернизации российского Дальнего Востока.

Возвращение на Ближний Восток

Южное, мусульманское направление становится для российской внешней политики все более важным. Ведя непрестанную войну с исламистами, сепаратистами и террористами, Москва сумела избежать споров с ключевыми мусульманскими странами. Более того, ей даже удалось укрепить отношения и, после десятилетнего отсутствия, вернуться на Ближний Восток.

Умиротворение Чечни, сколь бы относительным и незавершенным оно ни было, стабилизировало ситуацию вокруг южных границ России. В Центральной Азии и в регионе Каспийского моря Россия наладила отношения с новыми государствами. В то же время, Россия остается привержена сохранению статус-кво в тех странах, режимы которых сталкиваются с серьезными вызовами. Сколько бы Россия ни критиковала позицию США по Ирану или работу западных коалиций в Афганистане, у нее нет плана действий на случай внезапного изменения ситуации в этих государствах.

Короче говоря, Россия по-прежнему более склонна критиковать предложения других, чем проводить собственную внешнюю политику. Вопросы изменения климата, бедности и мировых финансов сохраняют маргинальный статус во внешней политике России, для которой приоритетом остаются интересы самого российского государства.

Дмитрий Медведев стал президентом страны, укрепившей свою позицию в мире. Но это не стало результатом успешной, активной внешней политики. Третий президент России должен будет решить для себя, что делать с внешней политикой страны. Останется ли она инструментом самоутверждения России? Или же станет ресурсом модернизации?

_____________________________________

Дмитрий Тренин: Россия покидает орбиту Запада ("Foreign Affairs", США)

Чего хочет Россия? ("Dziennik", Польша)

Россия - медведь ("Przeglad", Польша)

'Запад провоцирует новую 'холодную войну' с Россией' ("The Spectator", Великобритания)