В минувшие выходные завершился первый зарубежный визит Дмитрия Медведева, недавно вступившего в должность президента России. Выбор столицы для этой поездки никого не удивил: он отправился в Пекин. В ходе визита в прессе появлялись вполне предсказуемые заголовки насчет осуждения Медведевым и Председателем КНР Ху Цзиньтао (Hu Jintao) американских планов развертывания системы ПРО в Европе и Восточной Азии. Вашингтон утверждает, что хочет помочь своим союзникам защититься от возможных ядерных ударов Ирана и Северной Кореи. Ни в Москве, ни в Пекине этому не верят, но, как бы то ни было, 'процесс уже пошел'. Обе страны будут самостоятельно решать, как им реагировать, если план противоракетной обороны начнет воплощаться на практике.

Впрочем, о самом важном аспекте встречи Медведева и Ху в новостных сообщениях 'по горячим следам' не говорилось ничего. Важнее всего было то, чего в ходе этого визита не произошло. Если бы иностранцы были вхожи в святая святых китайской разведки, - Guojia Anquan Bu (Министерство государственной безопасности) - вот что они могли бы узнать, выслушав ответы одного из пекинских специалистов по России (для удобства читателей допустим, что этот эксперт получил образование в США) на вопросы представителей ЦК КПК и Госсовета КНР:

'Визит? Еще одно 'свидание без продолжения'. Молодой российский президент - ему всего 42, а выглядит он еще моложе - говорил в общем то же самое, что и прежний, и удивляться здесь нечему, ведь г-н Медведев просто 'местоблюститель' Путина, который теперь стал премьером'.

'Для начала о главном: интересы Китая в том, что касается России, не имеют ничего общего с американскими планами развертывания системы ПРО. Если мы почувствуем, что эта система нам действительно угрожает, нам вполне по силам добавить в свой арсенал еще несколько ракет. Пока же следует просто выждать: как сообщают наши источники в США, г-н Обама, который скорее всего станет следующим президентом, положит планы ПРО под сукно, потому что он хочет, чтобы Америку все любили. Так что поживем-увидим'.

'Нет, нам необходимо укреплять доверие с русскими в вопросах безопасности двустороннего характера - в том, что касается только наших с ними отношений. И хотя за последние пару лет мы уладили кое-какие пограничные споры, и продолжаем покупать у них оружие, только одно может показать всем, что в наших отношениях действительно наступила новая эпоха - эпоха доверия, а не взаимной подозрительности. О чем я говорю? О том, чтобы они поставляли нам нефть и газ - и в очень большом количестве - по разумным ценам'.

'Как говорят в Америке, чтобы это понять, не нужно быть физиком-ядерщиком. У русских есть нефть и газ, - хоть залейся - а нам они нужны. Они нужны нам сейчас. Они будут нужны нам завтра. И через несколько десятков лет они нам тоже будут нужны. Но договориться с Москвой никак не удается. О чем угодно договариваемся - только не по нефти и газу. Мы говорим, говорим, говорим об этом, - последние четыре года международная пресса ломится от наших оптимистических 'полуправд' - а подтвердить слова делом не получается'.

'Ну да, конечно, они согласились продать нам уран на миллиард долларов. В отличие от тех, кто без умолку болтает об угрозе глобального потепления, но ничего не делает, мы активно развиваем ядерную энергетику. Такой вот новый 'Китайский синдром', братцы'.

'Но больше всего нам нужны углеводороды - нефти для 25000 новых машин, что появляются каждый день на наших улицах (это ведь вам не гибридные Toyota Prius), и газ для электростанций. Мы не один год обсуждаем разные предложения на этот счет, а воз и ныне там. Русские хотят, чтобы мы платили за газ по тем же тарифам, что и богатые европейцы. Извините, это нам не подходит - тем более, что от нас к тому же требуют субсидировать строительство газопровода, да еще чуть ли не всей Москве придется взятки платить. Один консультант по энергетическим вопросам, американец китайского происхождения по имени Эдвард Чоу, как-то заметил: отношения между Китаем и Россией в энергетической сфере - это не брак, а серия неудачных 'свиданий без продолжения''.

'Да, это недалеко от истины. Именно поэтому, кстати, всего за месяц до нынешнего саммита мы сделали русским 'тонкий намек': подписали с Катаром долгосрочное соглашение по сжиженному газу на 60 миллиардов долларов. Мы хотели показать Москве, что у нас есть и альтернативные варианты, что они не могут диктовать нам цены. И показали. Кстати, ближневосточным поставщикам мы доверяем больше, чем русским. В конце концов ни с кем в этой части света мы не воевали, а с Советским Союзом, как вы помните, в 1969 г. у нас был конфликт, который чуть было не вышел из-под контроля. Сегодня, конечно, дела обстоят намного лучше. Но русские-то рядом, у нас общая граница, и вместо того, чтобы рассматривать наше гигантское население и быстрый экономический рост как экономическую 'золотую жилу', их военные ведомства и спецслужбы по-прежнему смотрят на нас косо. То самое беспокойство, о котором много лет назад писал Хрущев в своих мемуарах, никуда не делось. Русские видят, что огромные пространства их страны едва заселены, а природными богатствами эти земли наделены ох как щедро - и думают, что в один прекрасный день у нас появится искушение все это захватить'.

'Согласен, это безумные мысли, но что поделаешь, коли они так считают? Пока что будем закупать энергоносители в других странах. В конце концов, американцы и сегодня патрулируют Персидский залив, заботясь о том, чтобы нефть и газ, которые мы там покупаем (в том числе у Ирана!) попадали в Китай без каких-либо инцидентов'.

'На сегодняшний день нас такая ситуация вполне устраивает. Ведь сколько бы мы ни метали громы и молнии в адрес системы ПРО, если вдуматься, кому мы доверяем больше - американцам или русским - ответ очевиден. В общем, Do svedanya, г-н Медведев'.

_______________________________

Зачем Россия ублажает Ху ("The Financial Times", Великобритания)

Россия и Китай угрожают миру ("Dziennik", Польша)

Нелиберальный капитализм: Россия и Китай идут своим курсом ("The Financial Times", Великобритания)

В романе между Китаем и Россией США - третий лишний ("The Guardian", Великобритания)