На этой неделе, выступая перед избирателями, Джон Маккейн (John McCain) говорил об 'особой ответственности' Соединенных Штатов и России за сотрудничество в предотвращении распространения и использования ядерного оружия. В том, что это чрезвычайно важно, согласны оба кандидата, что весьма примечательно. Но нельзя ждать 2009 года, пока этой важной работой займется следующее правительство. Серьезный шаг в этом направлении сделан уже в этом месяце правительством Буша, подписавшим соглашение с Россией. Сейчас это соглашение ожидает ратификации в Конгрессе.

Предотвращение распространения оружия массового поражения - это важнейший приоритет нашей политики национальной безопасности. Без сотрудничества с Россией выполнить поставленные задачи невозможно. Что бы мы ни рассматривали - необходимость 'запереть' ядерное оружие и высокообогащенный уран и плутоний, оказать давление на те или иные режимы или дать другим странам гарантии поставок топлива на их гражданские ядерные объекты (что предусматривает как саму поставку, так и утилизацию отработавшего топлива), - везде центральную роль играет Россия.

Соглашения, подобные тому, что должен ратифицировать Конгресс, у США уже есть с 18 странами, включая Китай, и двумя международными организациями. Эти документы устанавливают регламент перемещения ядерного топлива для мирных, гражданских целей, а также передачи атомных реакторов, их компонентов и некоторых ядерных технологий от одной страны другой.

Если у нас будет такое же соглашение с Россией, то мы и с ней сможем проводить совместную работу по предотвращению распространения технологий создания ядерного оружия. С этим соглашением Соединенные Штаты и Россия совместно с другими странами смогут наконец закрыть главную брешь в нынешнем мировом режиме нераспространения - возможность для таких стран, как Иран, сначала обогатить ядерный материал до оружейного порога, прикрываясь якобы мирными задачами создаваемых для этого объектов, а затем просто отказаться от своих обязательств не создавать ядерных бомб, принятых ими на себя по Договору о нераспространении ядерного оружия.

Имея это соглашение, мы сможем качественнее работать с Россией над созданием международного банка ядерного топлива - то есть обеспечить постоянную доступность услуг по обороту топлива на международном рынке и тем самым выбить почву из-под ног у стран, лживо заявляющих, что они обогащают и перерабатывают уран только в мирных целях. Роль России в этом процессе очень значительна.

Кроме всего прочего, две наши страны могут разработать новые типы атомных электростанций, с которыми 'уводить' ядерные материалы для создания боеприпасов будет уже сложнее. Мы можем обмениваться технологиями по совершенствованию выявления незаконно реализуемых ядерных материалов. Мы можем сделать строительство реакторов в других странах более безопасным. Но все это станет возможно только в том случае, если российско-американское соглашение реально заработает.

Хотя в документе прописывается определенный формат сотрудничества, само по себе оно не дает старта ни одному из этих проектов. Ядерные материалы, произведенные в Соединенных Штатах, не могут ни обогащаться, ни перерабатываться без согласия нашего правительства.

К сожалению, некоторые депутаты Конгресса уже успели высказаться против ратификации соглашения. Они утверждают, что его нужно блокировать до тех пор, пока Москва не приложит больше усилий к тому, чтобы не дать Ирану создать атомную бомбу. В этой области Россия действительно может и должна сделать больше, но это соглашение - не та карта, которой стоит торговаться. Отказ от его ратификации, по нашему мнению, принесет прямо противоположный результат.

Одна из целей, устанавливаемых этим соглашением, в том и состоит, чтобы не дать другим странам последовать по стопам Ирана. И нельзя приносить нашу самую перспективную долгосрочную стратегию в ядерной области в жертву политической близорукости, которая, к тому же, нам, скорее всего, ничего не даст.

Наши оппоненты утверждают, что сотрудничество с Россией идет на пользу самой России - и поэтому мы не двинемся с места, пока Россия сначала не сделает что-либо, что полезно нам. Однако те же аргументы мы слышали еще в 1991 году, когда разваливался Советский Союз и когда мы вдвоем призывали Конгресс помочь Москве обеспечить безопасность и уничтожение ее ОМП. Наши действия не были продиктованы желанием помочь бывшему Советскому Союзу. Мы работали на защиту американского народа. И после жарких дебатов представители обеих партий осознали, что сотрудничество с другими - это единственный способ обезопасить самих себя.

По программе Совместного снижения угрозы, известной как 'Программа Нанна-Лугара', были дезактивированы тысячи боеголовок, поставлены под надежное хранение тонны ядерных материалов. В результате в мире стало немного безопаснее.

И сегодня мы все снова должны призвать на помощь здравый смысл. Соглашение о мирном ядерном сотрудничестве поступило в Конгресс, и по закону, оно вступит в силу, если против него не выскажутся обе палаты. И если Конгресс его отвергнет, то практически все опасности, подстерегающие Америку в атомной сфере, от этого только усугубятся.

Ричард Дж. Лугар (Республиканская партия, штат Индиана) - постоянный член сенатского Комитета по международным отношениям. Сэм Нанн - бывший депутат Сената (Демократическая партия, штат Джорджия), сопредседатель Фонда борьбы с ядерной угрозой (Nuclear Threat Initiative).

___________________________________________

К миру без ядерного оружия ("The Wall Street Journal", США)

'Холодный мир' лучше ссоры ("Asia Times", Гонконг)

В избавлении советского блока от ядерных материалов успехи даются нелегко ("The Washington Post", США)