Хотя Запад этого пока не осознает, на европейском континенте уже создалась реальная перспектива очередной войны. Грузия, на которую мы обратили внимание после "революции роз" 2003 года, когда она явственно и храбро обнаружила свои демократические амбиции, балансирует на грани войны с Россией из-за Абхазии - грузинского анклава, отколовшегося от страны. При этом западные дипломаты, несмотря на то, что от исхода кризиса, одной из сторон которого может стать эта зарождающаяся демократия, стремящаяся вступить в НАТО и Европейский Союз, во многом будет зависеть, по каким правилам заработает после 'холодной войны' система международной безопасности, не посылают достаточно сильных сигналов ни одной из сторон.

Москва, судя по всему, твердо вознамерилась спровоцировать Тбилиси на начало военных действий. Такие действия дискредитировали бы Грузию в глазах Запада и на корню задушили бы все ее попытки вступить в НАТО. Используя в качестве предлога признание Западом независимости Косово, Владимир Путин начал укреплять связи своей страны с сепаратистской республикой. Одним из последних документов, подписанных им в качестве президента России, был указ об установлении 'прямых официальных отношений' с квазигосударственными органами Абхазии - от такого указа рукой подать до открытого дипломатического признания. В начале мая Россия отправила в этот регион дополнительный контингент из тысячи 'миротворцев' - то есть, прикрываясь мандатом ООН, фактически изменила баланс сил в анклаве.

Правда, Грузия и сама действует далеко не лучшим образом. Ее президент Михаил Саакашвили харизматичен, порывист, немного авторитарен и в западных столицах вызывает столько же беспокойства, сколько и восхищения. Себя Саакашвили считает 'отцом нации' и твердо намерен восстановить целостность страны. И если ему придется выбирать между единством Грузии и дружбой с Западом, то есть опасность, что он поддастся искушению и попробует вернуть Абхазию силой.

И все же, несмотря на резкий характер своего президента, Грузия остается в этом регионе самой большой надеждой для демократии. Недавно проведенные президентские и парламентские выборы - которые, кстати, с большим отрывом выиграла партия Саакашвили - в немалой степени компенсировали ущерб, нанесенный демократической репутации президента в 2007 году, когда он пошел на силовой разгон акций протеста.

Что же в такой ситуации делать Западу? Пока что США и ЕС не делают практически ничего, кроме того, что время от времени призывают стороны к сдержанности - причем призывы эти, судя по всему, не оказывают никакого действия ни на тех, ни на других.

Если Запад безоговорочно поддержит Грузию, то та может пойти на действия, о которых ей позже придется пожалеть. Но постоянно грозить Тбилиси пальцем, не давая грузинам никакой ощутимой поддержки - это тоже неправильная стратегия. На самом деле, если ЕС и дальше будет пытаться уходить от какого-либо участия в этом деле, то сторонники жестких действий по обе стороны противостояния лишь получат еще один аргумент в свою пользу. Запад должен понять, что самый лучший способ сохранить мир - это не наблюдать за происходящим из зала, а самому сыграть какую-то роль. США и ЕС должны четко просигнализировать о своей позиции обеим сторонам.

Новый президент России Дмитрий Медведев должен услышать, что будущее в его отношениях с Западом - от визитов до соглашений о сотрудничестве - будет зависеть от того, как Россия будет вести себя в отношениях с соседями. В особенности ясно власти западных стран должны сказать, что политика России в черноморском регионе очень сильно повлияет на отношение Запада к одному из самых приоритетных для Москвы проектов - проведению в 2014 году Зимних Олимпийских игр на российском курорте Сочи, расположенном прямо рядом с границей Абхазии.

С другой стороны, Вашингтон и Брюссель должны дать понять Тбилиси, что их любовь к Грузии тоже имеет свои границы и что степень их поддержки в отношении Грузии будет напрямую зависеть от сдержанности самой Грузии, и если Грузия попытается вернуть какие-то территории силой, то потеряет всякую надежду на интеграцию с Западом.

И, самое главное, западные страны должны предпринять конкретные действия по повышению степени доверия между сторонами. Нынешние форматы миротворческой операции и переговорного процесса эту функцию явно уже не выполняют: в течение многих лет они держали трения вокруг Абхазии в замороженном состоянии, но сегодня стали пешками в руках России. Прикрываясь, словно фиговым листком, миротворческими мандатами ООН и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Москва фактически начала наращивание собственной военной группировки. Она называет себя посредником в конфликте, однако на практике уже является одной из его сторон.

В начале 90-х годов западные страны сами подтолкнули Россию к тому, чтобы она взяла эту миротворческую операцию на себя - уж очень не хотелось им посылать туда своих людей. Но сегодня эти миротворцы, напротив, все ближе придвигают этот регион к черте, за которой начинается открытый конфликт. Западные страны должны быть готовы к тому, чтобы отозвать нынешние мандаты и настаивать на формировании новых миссий, которые были бы истинно нейтральны и в которых было бы больше представителей Запада - как военных, так и гражданских. И, наконец, власти стран Запада должны участвовать в разработке реального мирного процесса с перспективами для Абхазии. Некие мирные планы, которые публикует сегодня Грузия, предназначены лишь для глаз Запада; этого совершенно недостаточно. Грузия должна показать, что готова начать с абхазским руководством реальный диалог, без каких-либо предварительных условий.

Ключевой момент для стабильного решения проблемы наступит, только если удастся сломать стену между двумя сторонами конфликта, а для этого нужно создать новые гуманитарные и экономические связи и такую структуру безопасности, при которой люди могли бы начинать возвращаться в свои дома.

В конце концов, в этом кризисе на кону отнюдь не только Кавказ. Эскалация нынешнего конфликта грозит превратить в фарс все принципы, на основе которых Запад до сих пор строит 'мир после 'холодной войны'' - принципы, не приемлющие никаких сфер влияния; принципы, дающие всем странам, где бы они ни находились и насколько бы маленькими или большими ни были, право на мирное определение своего собственного будущего.

В 90-е годы Москва с этими принципами соглашалась. Сегодня она напиталась нефтедолларами, ей ударил в голову национализм - и она попирает их. Но их не должен попирать сам Запад. Именно поэтому ситуация в Грузии - это лакмусовая бумажка для всех нас.

Рональд Асмус - исполнительный директор трансатлантического центра Фонда Маршалла "Германия - США" (German Marshall Fund of the United States) в Брюсселе. Марк Леонард - исполнительный директор Европейского Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations).

____________________________________________

Михаил Саакашвили: 'Мы близки к войне' ("Le Figaro", Франция)

Грузин смотрит в сторону, русский презрительно опустил глаза ("The Independent", Великобритания)

Грузия в опасности ("The Washington Times", США)

Война приведет к расколу Евросоюза на самоуспокоенных основателей и нервозных 'новобранцев' ("The International Herald Tribune", США)