В последние годы нарастание имперских настроений в России стало очевидных даже для самых равнодушных наблюдателей. Многочисленные опросы населения и имперская государственная политика наглядно это демонстрируют. Под ритуальные разговоры о бесконечном и уже поднадоевшем вставании России с колен, народ этой страны все отчетливее видит себя преемником СССР или царской империи.

Казалось бы, время для имперского строительства самое подходящее. Благодаря заоблачным ценам на энергоносители, Россия сейчас так богата как никогда в своей истории. Сейчас у Кремля есть все возможности для давления на соседей и восстановления своих имперских позиций. Однако парадокс - никогда Россия не была так далека от империи, как сегодня.

Это обстоятельство приводит в состояние крайнего раздражения русских людей - ну вроде бы все есть для того, чтоб Кремль снова стал одним из центров мира. Тем не менее, этого не происходит. Благодаря природным ресурсам, с Россией более или менее считаются в тех вопросах, которые касаются непосредственно ее границ. Все что находится на расстоянии от них - уже происходит без участия Москвы.

Как такое возможно? Почему страна, которая не знает куда девать деньги, и горячо жаждующая возрождения империи, не может ничего сделать? Ответ, хоть и опосредованный дал один русский политолог, который заявил, что соковыжималка развалила СССР. Это конечно, метафора. Разумеется, речь не идет о конкретной соковыжималке. Речь идет о главном враге любой империи - гедонизме, тяге к сладкой жизни.

Вся история человечества доказала одну простую, хотя и парадоксальную истину - богатая страна не может построить империю. Для строительства империи нужно богатое государство и бедный народ - государство должно быть достаточно богатым для того, чтоб иметь мощную армию и эффективные госструктуры. Народ должен быть достаточно беден для того, чтоб не бояться за свою жизнь и быть готовым сложить голову во имя царя, православия, католицизма, ислама, или еще чего-нибудь другого.

При этом жизнь рядовых граждан империи не должна быть совсем уж отчаянной - иначе в один прекрасный день они могут повернуть оружие против своей власти. Однако их не должна затронуть бацилла сладкой жизни - несовместимая с беззаветным служением отечеству.

Как уже было сказано, социологические опросы показывают стремление русских к возрождению империи. Однако интересно было бы узнать результаты другого опроса - сколько россиян готовы послать своих детей воевать ради интересов России, скажем в Таджикистан. Можно быть уверенными - такой процент будет критически низок. В общем, для этого не нужно и опросов. Чеченская война доказала неготовность русских людей погибать во имя сугубо государственных интересов. Из-за этого Россия не смогла победить в войне на Северном Кавказе - ведь ни для кого не секрет, что нынешнее относительное спокойствие в Чечне является результатом не столько боевых побед, сколько договоренности с Кадыровым, который получил все, о чем Дудаев и Масхадов могли только мечтать.

А ведь Чечня - это не просто вопрос имперского сознания. Это вопрос целостности российского государства. Что же тогда говорить о перспективе умыть сапоги в далеком и абстрактном Индийском океане? То есть конечно, среднестатистический русский человек будет рад если кто-то будет воевать за великую Россию в Индийском океане. Но это должен быть кто-то не из его семьи. Русский человек как бы говорит своему правительству: 'Дерзайте. Мойте ноги в океане. Но меня не трогайте. Мне некогда. У меня сын растет, я недавно 'Форд' купил в рассрочку, сейчас холодильник покупаю, так что от меня отстаньте'.

Если учесть, что так настроена вся страна, то неудивительно, что всей российской имперской мощи хватает лишь на газовый шантаж Европы и регулярную организацию нервотрепки Грузии. Страна, которая контролировала шестую часть суши, сейчас рвет глотку из-за нескольких десятков километров черноморского побережья.

По мере роста благосостояния русский народ мельчает. 'Форд Фокус' заменяет великие идеи. Все попытки возбудить население мобилизационными проектами оборачиваются очередным пшиком. Деньги на возрождение имперской мощи в конечном итоге уходят в карманы чиновников. Россия поняла вкус сладкой жизни. Причем как на уровне обывателя, так и на уровне управленцев. Если для первых национальная идеология - это 'Форд Фокус', до для вторых - 'Бентли'. Суть одна - материалистические ценности полностью затмили интересы имперские.

Русский человек страстно желает возрождения империи, но не готов отказаться ради этого от сладкой жизни. Даже те, у кого жизнь не очень сладкая, надеются, что рано или поздно она станет таковой - и на этом фоне самое меньшее, что им нужно, - это проливать кровь где-нибудь в Анголе.

Таким образом, Россия оказалась в той же ситуации, что и большинство европейских империй, и в первую очередь - Римская. Как только народ более или менее насытился, у него полностью пропадает мотивация воевать за неизвестно какие высокие идеалы.

Поэтому, русские наконец должны осознать, что невозможно одновременно строить общество всеобщего благоденствия и великую империю. Либо одно, либо другое. Либо 'Форд Фокус', либо сапоги в Индийском океане. Судя по размаху потребления, русский народ сделал выбор в пользу всеобщего потребления. Теперь осталось отказаться от имперской идеи. И тогда всем будет хорошо.

_____________________

Всемогущий рубль ("The New York Times", США)

Почему западные корпоративные гиганты поддерживают 'новую русскую революцию' ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.