'21% опрошенных Всероссийским центром изучения общественного мнения россиян считают Украину врагом России'. Такие данные распространили информагентства 8 мая

Нехитрая манипуляция

'Украинцы любят россиян так же, как они не любят их', - это уже заголовок на сайте 'УП' от 12 мая: приводились результаты опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии.

В дальнейшем данные обоих опросов - российского и украинского - активно использовались в различных политических ток-шоу, на которых обсуждался вопрос российско-украинских отношений. В последнее время они часто рассматриваются в плоскости 'образ врага'.

К примеру, этой теме недавно была посвящена передача 'Свобода слова' на телеканале ICTV. 'Украiна i Росiя: до якоi межi дружба?.. Кому вигiдно створювати образи ворога в украiнсько-росiйських вiдносинах?' - ставил вопросы ведущий Андрей Куликов. Напомнил и о вышеуказанных результатах опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения: 'Вже 21% росiян вважають Украiну ворожою державою... громадська думка в Росii не надто сприятлива до Украiни. За даними соцiологiчних опитувань, Украiна посiдаэ третэ мiсце пiсля США та Грузii серед краiн, з якими у Москви найбiльш ворожi вiдносини'.

Андрей Куликов противопоставлять результаты двух опросов не стал. Но к этому часто прибегают 'оранжевые' СМИ. Подается этот 'сравнительный анализ' украинской и российской социологии в качестве доказательства того, что корень проблемы в Москве. Дескать, россияне считают Украину враждебным государством (результат антиукраинской пропаганды в России), а вот украинцы Россию любят (что доказывает отсутствие антироссийской пропаганды в Украине). Такая нехитрая манипуляция.

Манипуляция - потому что вопросы в двух исследованиях ставились по-разному.

Так, Всероссийский центр изучения общественного мнения предлагал респондентам ответить на вопрос - с какими государствами, по их мнению, у России в настоящее время сложились наиболее напряженные, враждебные отношения. 25% опрошенных назвали США и Грузию, 21% - Украину.

А вот Киевский международный институт социологии спрашивал у респондентов - как они в целом относятся к России. 47,3% опрошенных ответили, что очень хорошо, 40,7% - в целом хорошо, 4,5% - в целом плохо, 2,3% - очень плохо, 5,1% - не смогли ответить. На вопрос, какими бы они хотели видеть отношения Украины с Россией, 66,7% опрошенных ответили, что Украина и Россия должны быть независимыми, но дружескими странами с открытыми границами без виз и таможен, 20,3% - что Украина и Россия должны объединиться в одно государство, 10,2% - что отношения Украины с Россией должны быть такими же, как и с другими государствами (с закрытыми границами, визами, таможнями).

Вопросы, как видим, стояли разные. У россиян не спрашивали об их отношении к Украине и к украинцам (полагаю, при такой постановке вопроса большинство высказали бы свое доброе отношение). В российском опросе шла речь об отношениях на уровне государств.

Если бы украинских респондентов спросили, с каким государством у Украины наиболее напряженные отношения, то, скорее всего, и они назвали бы Россию, что, безусловно, не является синонимом негативного отношения к России и россиянам, ведь межгосударственные отношения обостряют власти, а не народы.

К примеру, 25 февраля с. г. председатель общественно-политического объединения 'Украинский форум' академик НАНУ Владимир Семиноженко представлял результаты общеукраинского соцопроса. По данным исследования, почти половина украинцев (49,1%) указывали, что отношения между Украиной и Россией ухудшаются. При этом более 71% высказывались за их улучшение и выражали готовность поддержать инициативы относительно восстановления добрососедских отношений (ИТАР-ТАСС).

И в Украине люди ощущают рост напряженности в украинско-российских отношениях. Собственно, каждый может сам ответить на вопрос, с каким государством у Украины сейчас наиболее напряженные отношения. Лично я отвечаю: с Россией. Хотя и желал бы, чтобы именно с Россией они были самые дружественные. Полагаю, и подавляющее большинство россиян хотели бы самых лучших отношений с Украиной. Но, как говаривал классик, 'маэмо те, що маэмо'...

Последствия прихода 'оранжевых'

Кто инициатор нынешней ситуации - формирования образа врага в российско-украинских отношениях? Полагаю, достаточно сравнить времена до 2005-го (до прихода к государственному рулю в Украине 'оранжевых') и после. Раньше эта тема столь остро не стояла. Были отдельные проявления с обеих сторон, были межгосударственные споры и даже конфликты. Но проблемы разрешались на уровне властей, часто в непубличном порядке (чтобы лишний раз не будоражить общество) и не переводились на уровень вражды между странами, тем более - народами. Российско-украинское неприятие было уделом политических маргиналов.

Теперь же обменяться взаимными выпадами стало для Украины и России практически нормой, а тема получает развитие на самом высоком государственном уровне. Сам собой напрашивается вывод, что это последствия прихода к власти 'оранжевой' команды и проводимого ими конфронтационного курса по отношению к России.

Создать образ врага (внешнего и/или внутреннего) - известный в истории прием. Помогает властям как бы 'обосновать' существующие в стране проблемы (виновата не власть, а 'враги'), перенаправить возмущение населения в 'нужное' русло (с бездарности властей на 'происки врагов'), отвлечь народ от экономических и социальных неурядиц на более масштабные задачи ('борьбу за независимость'). Сплотить народ вокруг политической фигуры/партии на почве борьбы с 'врагом' (защиты от 'врага'). Наконец, 'аргументировать' чрезвычайными обстоятельствами 'борьбы с врагами' сужение гражданских прав и свобод.

В 'оранжевой' Украине на роль 'врага' избрана Россия. Хотя именно Россию Украине как раз и не следовало бы наделять подобной участью - учитывая почти двадцать процентов русского населения в нашей стране и вековые связи с Россией регионов юго-востока. Технология 'Россия - враг' не только не может сплотить украинский народ, но - наоборот - приводит к углублению конфликта внутри страны.

Я категорический противник поиска врагов из числа соседних стран и народов, но, тем не менее, если бы кто-то хотел в утилитарных целях (например, ради сплочения нации) задействовать технологию 'внешнего врага', то на эту роль подошла бы Польша или Румыния (такого 'врага' восприняла бы вся Украина). Но никак не Россия. Однако в Украине, как неоднократно отмечено многими, власть особо и не пытается объединить страну и народ, являясь проводником интересов только одной (правобережной) его части. А еще более - интересов Соединенных Штатов, что предельно откровенно продемонстрировала известная история с подачей заявки на ПДЧ в НАТО.

К Румынии и Польше отношение иное

Нынешним властям Украины по душе конфликтность именно с Россией. Показательный пример: реакция украинских официальных лиц (и стоящих за ними политических сил) на недавние высказывания Юрия Лужкова в Севастополе, а ранее - на якобы рассуждения Владимира Путина об украинской государственности в Бухаресте (хотя до сих пор так и не ясно, что он говорил и говорил ли вообще) и на слова президента Румынии Траяна Бэсеску.

Последний в течение месяца дважды открыто поставил под сомнение территориальную целостность Украины. Причем Бэсеску это сделал прямо и недвусмысленно.

Сначала 17 апреля в румынской газете Ziua, комментируя румыно-молдавские отношения, он заявил, что в Киеве 'есть претензии по поводу возврата Приднестровья Украине', но при этом там 'забывают о возврате Кишиневу Южной Бессарабии и Северной Буковины - территорий, которые бывшая Украинская ССР получила после Второй мировой войны'.

А в середине мая Бэсеску комментировал те самые непроверенные слухи о высказываниях Путина в Бухаресте и указал, что действительно Украина может распасться вследствие вступления в НАТО. И его это вовсе не тревожит. Румынский президент задался вопросом: 'Если быть откровенным до конца, то почему нас должно тревожить заявление, всего лишь отражающее реальность бывшего СССР?.. Путин, как и в беседе со мной, лишь констатировал реальное положение вещей и никак не заявил о территориальных претензиях' (13.05.08, 'Новый Регион').

Но общественно-политического резонанса в Украине высказывания Бэсеску не вызвали. Не стали они центральной темой для обсуждения в украинских СМИ. Не последовало яростно-пафосных заявлений из разряда 'наш ответ Чемберлену' со стороны ура-патриотов.

Хотя известно, что украинские власти довели свою озабоченность высказываниями президента Бэсеску до румынской стороны. Но сделали это в непубличном порядке, без разжигания политических и общественных страстей. Некий замминистра юстиции Украины не потребовал объявления Бэсеску персоной нон грата, как подобное заявил недавно замминистра юстиции Евгений Корнийчук, предложивший объявить персоной нон грата в Украине Владимира Путина. С Румынией, оказывается, можно вести дело без публичных скандалов, без того, чтобы создавать образ врага в лице этой соседней страны.

И с Польшей можно. К примеру, я не знаю, чтобы в Украине масштабно отмечали годовщину операции 'Висла'. Напомню: 27 - 28 апреля 1947 г. польские вооруженные силы провели операцию под названием 'Висла', насильно депортировав на Украину свыше 150 тысяч украинцев. Но - никакого соответствующего президентского указа, никакой кампании в СМИ на сей счет.

Или взять решение польских властей о выдаче 'карты поляка', вступившее в силу 29 марта с. г. По оценкам экспертов, 'карту поляка' могут получить около миллиона украинцев, живущих в западных областях. Документ предоставляет разного рода льготы и привилегии ее обладателям в Польше.

Но что-то не слыхать никакой озабоченности на государственном уровне. Почему-то нет заявлений о полонизации, о формировании польской 'пятой колонны' в Украине. А ведь этот процесс теоретически может поставить впоследствии под вопрос территориальную целостность Украины...

Русофобия как инструмент

А если бы Россия начала выдавать 'карту русского'?! Не исключаю, что к польской стороне украинские власти обратились за разъяснениями. Но без публичных скандалов. Значит, и с Польшей можно решать тихо-мирно-спокойно острые вопросы.

Но с Россией почему-то нельзя. Потому что так надо?

А если надо, то можно и специально провоцировать Россию на резкую ответную реакцию. Если не героизация ОУН-УПА, то празднование 'украинско-шведского союза' (против России) или Конотопской битвы и 'украинско-татарского союза' (опять против Росии)... Интересно, как бы в Украине отнеслись, если бы президент России издал указ о праздновании взятия Батурина войсками Меншикова в ходе Северной войны? (Очевидно, это не прошло бы без реакции в Украине и вызвало бы нарекания, что это специально подобраный 'праздник', подчеркивающий победу над украинцами, что это желание задеть/унизить национальное достоинство...) Если не провокации на День Победы, то попытки воспрепятствовать празднованию 225-летней годовщины Черноморского флота.

Недавно Ющенко вновь актуализировал идею 'избавления от советских символов' (которая наверняка выльется и в очередное 'избавление' от памятников советским воинам-освободителям - по крайней мере в Западной Украине - от тех, от которых еще не успели 'избавиться').

Чтобы представить, к чему эта затея может привести в украинско-российских отношениях, достаточно вспомнить историю с 'Бронзовым солдатом' в Эстонии.

Но русофобия (Россия в образе врага), к сожалению, избрана в качестве инструмента создания 'украинской нации'. Чрезмерно национально-сознательным надо продемонстрировать свою отдельность/инакость от русских, выпятить различия между нашими народами, несовпадение взглядов, интересов и т. д. - что осуществляется посредством раздувания антироссийской истерии, через подкидывание неоднозначных, спорных, по-разному воспринимаемых и трактуемых в Украине и России тем. А в итоге разжигается взаимная украинско-российская вражда.

Русофобия активно используется рядом партий и политиков во имя достижения внутриполитических интересов - для удержания своего электората, среди которого такие настроения вызывают симпатии.

Русофобия записными патриотами подается в качестве 'защиты украинского суверенитета' и 'защиты национальных интересов'. Чем больше нагрубил России - тем больше 'отстоял независимость'... Естественно, эти технологии реализуются через СМИ, выплескиваются на телеэкраны и страницы газет, далее перетекают в тему для разбирательств на общеукраинском, а затем и на межгосударственном (украинско-российском) уровне.

Есть основания говорить и о том, что русофобия раздувается в Украине вполне сознательно и в свете потуг власти во что бы то ни стало вступить в НАТО. Спровоцированный конфликт служит фоном натовского курса, как бы появляется обоснование - для чего требуется вступать в альянс и от кого защищаться. Поэтому часто Москву специально провоцируют на резкие заявления, которые потом ретранслируются в Украине с упором на потребность в 'натовском зонтике'...

Даже споры по сугубо экономическим, хозяйственным вопросам искусственно загоняются в русло формирования из России образа врага. Скажем, поставки газа. Казалось бы, все очевидно: Россия хочет получать за свое голубое топливо адекватную цену (сравнимую с европейской), при чем тут 'антиукраинские', тем более 'имперские' поползновения Кремля? Это же не особый подход к Украине. Однако в Украине неизменно особая реакция по отношению к России в подобного рода темах.

Особая, ибо в случае экономических споров с другими партнерами подобной истерии не возникает. Скажем, Украина давно спорит с Румынией из-за канала 'Дунай - Черное море', но в украинско-румынскую вражду это не перетекает. Пару недель назад правительство затеяло процесс лишения американской компании Vanco лицензии на разработку шельфа Черного моря. Европа запрещает экспорт украинского подсолнечного масла. И т. д. и т. п. Но все это не подается под соусом, аналогичным тому, под каким преподносятся украинско-российские экономические проблемы, соответственно - и не становится инструментом для формирования образа врага из европейцев или американцев...

Обострению межгосударственных отношений (а в конечном итоге и формированию образа врага) способствуют и проблемы, касающиеся прав русского и русскоязычного населения Украины. Проблемы эти только обостряются через попытки властей осуществить массовую украинизацию.

Трудно было ожидать, что такие действия украинских властей останутся без реакции Москвы. При этом Россия вправе ставить вопрос о положении русских в Украине. И согласно Большому договору 1997 года, и потому, что Украина брала на себя соответствующие обязательства в рамках ПАСЕ, ОБСЕ, ООН, ратифицировала большинство конвенций, регулирующих права человека.

Украина же пытается держать связь с украинской диаспорой по всему миру, помогать в проблемах заграничных украинцев (по крайней мере это декларируется властями). Так стоит ли удивляться тому, что Россия поднимает проблемы русских в Украине? У нас в стране миллионы русских. И если они сталкиваются с проблемами (в частности, с ущемлениями языковых прав), то Россия не может не реагировать. И это логично. Но переводить это в плоскость 'имперских поползновений', как это делают украинские власти?.. Может, проще не создавать этих проблем своим гражданам?..

Преимущественно негатив

В контексте рассматриваемой темы нельзя не отметить и роль журналистов. В различных программах/ток-шоу на телевидении регулярно участвуют лица, известные своей радикальной, а порой и экстремистской позицией. Как с украинской, так и с российской стороны. Понятно, что для ток-шоу это плюс, ибо любой скандал, любые резкие (и яркие именно своей резкостью) выступления, полярные по своей сути, работают на рейтинг передачи. Но такие выступления будоражат общество. Ведь в Украине выступление российского радикала воспринимается как 'позиция России/россиян', а в России высказывания украинского радикала - как 'позиция Украины/украинцев'.

В уже упомянутой программе 'Свобода слова' ICTV 19 мая участвовавший в ней главный редактор '2000' привел в пример Владимира Жириновского, известного политического комедианта и провокатора. Жириновский часто и в самой России провоцирует скандалы или отличается, мягко говоря, экстравагантными заявлениями.

Тем не менее Жириновский кочует в украинском телеэфире с программы на программу. Создается ощущение, что в России нет других политиков, кроме него. А в одной только Госдуме 450 депутатов, есть еще и Совет Федерации. Но почему-то 'российский взгляд' на те или иные проблемы, включая украинско-российские отношения, постоянно представлен именно Жириновским. Может, кому-то надо, чтобы озвучивались радикальные антиукраинские пассажи? Жириновский по своему обыкновению устраивает провокативное шоу, а люди (украинские граждане) воспринимают это за чистую монету, как 'позицию России'.

Наконец, стоит сказать несколько слов и о российских СМИ, которые, по мнению иных, 'неправильно' освещают украинские события, сознательно разводят антиукраинскую истерию (некоторые добавляют: по указке из Кремля).

К примеру, на сайте 'Гарта' 22 мая материал 'Криве дзеркало 'Украiна' - 'анiаркУ' (слово 'Украiна' в зеркальном отражении. - С. Л.) по-росiйськi...': 'iнформацiйним матерiалам НТВ завжди притаманне чiтко негативне забарвлення. На превеликий жаль, негативна iнформацiя як i ранiше переважаэ на росiйському телебаченнi, а позитивнi сюжети про Украiну сьогоднi мають безсистемний та випадковий характер'.

Можно, конечно, говорить, что на российском ТВ не хватает позитива об Украине. Но что, собственно, позитивного может предъявить Украина? Экономические достижения? Общественно-политическую стабильность? Взвешенный внешнеполитический курс, не вызывающий конфликтности внутри и за пределами Украины?

Если мы посмотрим, как освещается происходящее в Украине на украинских телеканалах, на страницах наших же газет, что мы увидим? Позитив? Отнюдь. Преимущественно негатив. И этот негатив есть отражение нашей объективной реальности в наших же, украинских, СМИ. Чего же удивляться, что в российских электронных и печатных СМИ практически то же самое? А разве в западных медиа об Украине много позитива? Как постоянный читатель иностранной прессы могу утверждать: практически ноль! Запад сознательно формирует из Украины образ врага? Не думаю...

Россия и Казахстан

22 мая новоизбранный российский президент Дмитрий Медведев совершил свой первый зарубежный визит. В Казахстан.

Казалось бы, при чем тут визит Медведева в Казахстан да и российско-казахстанские отношения в контексте рассматриваемой темы? Просто Казахстан - государство, сравнимое по международному 'весу' с Украиной - является своего рода антиподом Украины (и антиподом со знаком плюс) на постсоветском пространстве. Казахстан (в отличие от Украины) с Россией не конфликтует.

Астана в состоянии выстроить с Москвой дружественные, равноправные, партнерские, стратегические, взаимовыгодные и далее по списку отношения. Хотя, полагаю, не стоит дополнительно доказывать, что русский и украинский народы связаны между собой гораздо глубже, чем русский и казахский, у Украины и России гораздо больше общего в историческом плане, чем между Россией и Казахстаном. Соответственно - гораздо больше и предпосылок для дружеских отношений.

Казахстан так же, как и Украина, балансирует в 'треугольнике' интересов гигантов - России, Китая и США. Но в отличие от современной Украины (жестко ориентирующейся на Запад в 'своем' 'треугольнике' США - Европа - Россия), Казахстан не проводит одновекторную политику. Поэтому его интересы учитываются всеми центрами силы. Страну уважают. Со страной считаются. Казахстан не превращается ни в чьего геополитического вассала.

Казахстан активно интегрируется с Россией. Прежде всего экономически. И почему-то не боится зависимости от 'имперской России'. Хотя своим суверенитетом дорожит никак не меньше, чем Украина. И Нурсултана Абишевича, политика с огромным опытом, никак не назовешь дилетантом по части государственного управления. Однако именно Назарбаев - главный инициатор интеграционных процессов.

В Казахстане процент русского населения никак не меньше, чем в Украине. Но из них не делают 'пятую колонну Кремля'. Хотя в 90-е были ошибки в национальной политике и у Казахстана. Однако из них сделаны выводы. А внутренняя политика скорректирована.

Русский язык имеет статус языка официального общения. И строительству казахской государственности это не мешает. Наоборот - помогает. Известна позиция на сей счет Назарбаева. Например, в октябре 2004-го на третьем съезде работников образования и науки Казахстана: 'Именно русский язык объединяет нашу нацию, и нужно время, чтобы казахский язык начал выполнять такую же объединяющую роль... прекрасное владение русским языком - это наше богатство, которое потерять неразумно' (http://www.bakililar.az/lenta/? id=2975).

Или в апреле 2007-го на встрече с молодыми казахскими учеными: 'Некоторые из нашей интеллигенции критикуют, что русский язык так широко применяется в республике. А я считаю это великим благом, что казахи так владеют русским языком, лучше даже, чем некоторые русские... А откуда знания пришли к казахам, как не через русский язык?' (ИТАР-ТАСС).

В истории Казахстана было не меньше трагических событий, чем в истории Украины. Но там не устраивают политические пляски на костях, не пытаются превратить трагедии в инструмент антироссийских провокаций. К примеру, в 20 - 30-е годы прошлого столетия от голода погибло не меньше казахов, чем украинцев.

Извечных кочевников казахов тогда сделали оседлым народом. И именно оседлый образ жизни позволил народу преодолеть повальную неграмотность, приобщиться к науке, развить промышленность, а впоследствии - и государственность. Но методы, особо же та скорость, с которой осуществлялся процесс перевода к оседлости, привели к трагедии и смерти миллионов казахов.

Однако никому в Астане в голову не пришло объявить о 'геноциде казахского народа' - спланированном уничтожении казахов по национальному признаку.

В Казахстане имеется свой 'Черноморский флот' - Байконур. Огромные территории (куда большие, чем в Крыму) арендуются Россией и используются в ее космических программах. Случаются и острые межгосударственные споры на почве экологии - например, во время катастрофы какого-нибудь 'Протона'. Но такие ситуации не переводятся в плоскость российско-казахстанского конфликта. Проблемы разрешаются цивилизованно, как и положено между стратегическими партнерами и добрыми соседями.

Казахстан не прибегает к строительству государственности, единой казахской нации (а упор подчеркнуто сделан на строительство политической нации, без привилегий для 'титульных') на противопоставлении себя России, на отрицании совместного (с Россией) исторического прошлого.

Хотя, казалось бы, Казахстан куда менее зависим от России, чем Украина: собственные нефть и газ, широкий геополитический маневр (на основе тех же запасов энергоносителей), и мог бы при желании позволить себе 'борьбу с российским империализмом'.

Но руководство этой страны понимает, что на исторических спекуляциях будущее не построишь, что отношения с соседями гораздо выгоднее выстраивать на позитиве.

________________________________

Теперь украинцы все больше не хохлы, а укры ("День", Украина)

Геополитика имиджа: российские победы и украинский проект ("Газета 2000")

Россию обвиняют в том, что она ищет ссоры с Грузией и Украиной ("The Times", Великобритания)

Внешнеполитические игры Украиной ("Украинская правда")