Возникло чувство, что так будет всегда, и совсем скоро мы окажемся среди желанного европейского благоденствия. Уверенность усиливали многочисленные комплименты и различные международные рейтинги, а настойчивые предупреждения ученых и экспертов о том, что на пути в ближайшем будущем окажутся рифы, наши экономические капитаны с удивительной беззаботностью игнорировали. Вступление нашей страны в мощные международные союзы создает чувство защищенности и успокаивает.

Центр тяжести вызовов XXI века заметно сместился в сторону экономических, энергетических и экологических проблем, требующих для своего решения новых тщательно проработанных системных подходов.

На прошедшем в начале года очередном экономическом форуме в Давосе лидер мировой финансовой элиты Джордж Сорос выступил с пророчеством о том, что нынешний мировой спад влечет за собой не только мировой кризис, но является началом глубокого переустройства глобальной экономики.

На этом форуме Билл Гейтс призвал к переходу к 'креативному капитализму'. Выдвинутый им тезис содержит призыв к корректировке сложившихся принципов устройства мира с тем, чтобы капитализм мог служить как богатым, так и бедным. Уже начавшиеся процессы, по его мнению, должны быть значительно ускорены. Речь может идти о начале новой эпохи переустройства мирового хозяйства.

Не останавливаясь на второстепенных вопросах, следует, прежде всего, сказать о некоторых недостатках нашей экономики. В списке топ-фирм нашего национального бизнеса чрезвычайно мало предприятий, выпускающих продукцию, поставляемую на экспорт. Самый богатый человек Эстонии - владелец игорных заведений и казино. По их количеству в стране Эстония - один из лидеров в Европе. Доля наукоемкой продукции в структуре ВВП составляет около одного процента, тогда как в ведущих европейских странах - более половины.

Высокие темпы роста последних лет связаны с притоком иностранных инвестиций и кредитных денег, форсированным развитием банковской сферы, увеличением строительства и спекулятивного оборота в сфере недвижимости, быстрым ростом розничной торговли, а также складского хозяйства и транспорта. Именно в эти сферы в основном поступали и иностранные инвестиции, и лишь 15 процентов вложений направлялось на расширение производства реальной продукции.

Неоправданно высокий спрос на недвижимость, вызванный легко доступными кредитами, привел к буму строительной отрасли и непропорциональному ее разбуханию с неизбежным дефицитом кадров. А это повлекло за собой неоправданный рост темпов увеличения оплаты труда в других сферах. В сочетании с 'дешевыми кредитами' количество денег в обращении за последние два года увеличилось на треть, а производительность труда в целом по стране возросла только на 7 процентов. Кредитная задолженность 130 тысяч семей превысила 200 миллиардов крон, достигнув опасной черты.

Неизбежный результат, соответствующий канонам экономической теории и многократно подтвержденный опытом других стран, - общая разбалансированность кредитно-денежной системы страны с раскручиванием инфляционной спирали, получившей дополнительный мощный импульс в результате повышения тарифов на услуги при невнятном обосновании необходимости их повышения. И последнее, что сорвало стоп-кран движения экономики, - повышение 'с запасом' акцизных налогов.

Общий ход событий породил моду, перерастающую в идеологию (кстати, противоречащую историческому эстонскому менталитету), - стремление к роскоши и комфорту в ущерб таким ценностям, как вложение денег в образование, здоровье, культуру, интеллектуальное хобби, а главное, в создание или расширение своего бизнеса.

В то время как три четверти жителей высокоразвитых стран систематически часть своего дохода размещают в различных коммерческих фондах или покупают акции и другие ценные бумаги, в Эстонии лишь пять процентов населения используют часть своего дохода на то, чтобы их деньги 'работали' и приносили дополнительный доход.

Нельзя не задуматься и над вопросом: почему в западных странах свыше 75 процентов населения хотели бы иметь свой бизнес, тогда как у нас - лишь около 15 процентов?

Фридмен или Кейнс?

Перечисленные негативные стороны нашей реальности, а также качественные и количественные изменения в глобальной экономике требуют адекватного пересмотра ряда важных взглядов, укоренившихся в нашем обществе. Так, привлекательная концепция невмешательства государства в рыночные процессы существует уже тысячелетия, однако в последние десятилетия прошлого века под слоганом либерализма в экономике, то есть свободы рыночных сил при невмешательстве государства, она завоевала много приверженцев.

Сейчас эту концепцию связывают с именем Милтона Фридмена, развитую в дальнейшем его последователями так называемой Чикагской школы. Ее весьма радикальные взгляды явились реакцией на идеи другой научной школы, созданной знаменитым Джоном Кейнсом, изучавшей причины мирового экономического кризиса 1929-1932 годов. Взгляды этой научной школы основываются на убеждении, что стихийное развитие рыночных сил не способно предотвратить кризисы и потрясения и требует активного воздействия государства на ход рыночных процессов для обеспечения их стабильности и предсказуемости. Методы, разработанные этим ученым и его последователями, получили весьма широкую популярность и практическое распространение. Именно против чрезмерного увлечения взглядами Кейнса и выступил Фридмен, отстаивая идею пользы свободных рыночных сил.

Развитие мировой экономики последнего десятилетия показало, что гигантская концентрация капитала у транснациональных корпораций и их мощь достигли такого уровня, что, преследуя свои цели, они легко справляются с более слабыми конкурентами. В этом смысле особенно уязвимы небольшие страны, где количество участников внутреннего рынка недостаточно для того, чтобы на рынке правила бал так называемая совершенная конкуренция. Нынешнее положение Эстонии подтверждает это.

Нередко ссылки на достаточную саморегулирующую способность рынка служат для политиков инструментом ухода от необходимости принимать ответственные решения или способом камуфляжа своей некомпетентности. Беда не столько в том, что они слабо разбираются в экономике, сколько в том, что по этой причине они не способны сформулировать вопросы и поставить их перед учеными и экспертами, чтобы получить совет, как лучше решать те или иные проблемы и реагировать на возможные угрозы.

Кризис в Эстонии можно было предотвратить

Год назад существовала возможность остановить негативные тенденции в нашей экономике и предотвратить ее жесткое приземление с неизбежными тяжелыми последствиями.

Такой ход событий наглядно продемонстрировал, что среди факторов, влияющих на экономическую безопасность страны, нельзя недооценивать недостаточную компетентность руководителей, отвечающих за состояние экономики в стране.

К сожалению, недостаточное внимание политиков к серьезной проработке экономической стратегии страны с четкими целями и оценкой средств их достижения, свидетельствует о том, что профессионализм, культура власти, интеллектуальный потенциал и ответственность за принимаемые решения не соответствуют требованиям времени.

Взгляды, установки, подходы, принципы, стереотипы мышления - все это применительно к экономике и время от времени нуждается в пересмотре. Процессы, происходящие в экономике Эстонии, и кризис как их результат - это показатель грубых ошибок именно в сфере государственного управления. Естественно, необходим тщательный анализ причин, чтобы избежать их повторения. Степень самокритичного анализа и будет испытанием состоятельности правящей элиты Эстонии.

Не вызывает никаких сомнений преимущество рыночного характера развития экономики с его главной ценностью - свободой конкуренции. Однако в представлении некоторых наших политиков это означает лишь стихийную игру рыночных сил. Но такое представление уже ушло в прошлое, и правящие элиты высокоразвитых стран, начиная с президента Рузвельта, считают приоритетами своей внутренней политики поддержание финансовой стабильности, оптимальной занятости и ревностную защиту интересов национальных производителей, особенно тех, кто работает на экспорт, не забывая и науку, питающую инновационный потенциал страны.

Нельзя оставаться в плену старых концепций. Необходимо понимать, что не удастся выйти из кризиса без серьезных вложений средств и эффективного использования структурных фондов Евросоюза, без более активной поддержки науки, образования, социальной сферы, от которых зависит будущее Эстонии.

Никто, кроме государства, не может осуществлять антимонопольную политику, решать назревшие проблемы повышения качества рабочей силы и систематической переподготовки кадров, разработки и проведения в жизнь стратегии и тактики структурной модернизации экономики.

Правительство не может больше оставаться в стороне от обеспечения социальной гармонии в обществе, оно должно осознать опасность существующего у нас самого большого в Европе расслоения населения по уровню доходов. Высокая культура, интеллектуальный потенциал и трудолюбие жителей Эстонии уже сейчас позволяют ставить высокие цели и идти к их достижению. Это требование времени, которому нет альтернативы.

Михаил Бронштейн - академик АН Эстонии, Владимир Немчинов - доктор экономических наук

_________________________________

У советского проекта в Прибалтике будущего не было ("Delfi", Эстония)

Да, у России есть проблемы. А у нас их нет? ("Postimees", Эстония)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.