Выступая 26 марта в Лос-Анджелесе в Совете по международным делам (World Affairs Council), сенатор Джон Маккейн (John McCain) удивил многих своих слушателей, когда заявил, что 'Соединенные Штаты должны возглавить международные усилия по ядерному разоружению'.

Давно уже кандидаты в президенты от Республиканской партии не говорили ничего подобного. Давно уже никто не задумывался над тем, что это может помочь одержать победу на выборах. Но Маккейн чувствует то, чего не ощущают другие. Это редкий момент во внутренней и внешней политике, это период быстрых изменений, обещающий перемены в мировой ядерной стратегии.

Такие перемены могут стать результатом четырех взаимодействующих факторов. Фактор первый - это глубокая и постоянная обеспокоенность по поводу существующих ядерных угроз. Среди таких угроз - возможность попадания ядерного боеприпаса в руки какой-нибудь террористической группировки; тот факт, что сегодня девять стран имеют на вооружении 26000 действующих ядерных боевых средств; попытки ряда государств, в первую очередь, Ирана и Северной Кореи, самостоятельно создать свою собственную ядерную бомбу; а также возможный отказ государств от Договора о нераспространении ядерного оружия, что вызовет лавинообразное распространение такого оружия.

Второй фактор - это широко распространившееся среди политиков и общественности мнение о том, что нынешняя политика США не обеспечивает уменьшение данных угроз. Президент Буш старается сохранять американское господство путем поддержания пусть и сокращенного, но тем не менее, по-прежнему очень мощного ядерного арсенала; путем создания новых боевых систем с ядерной начинкой (таких как его боеприпас для уничтожения подземных сооружений, или ядерная боеголовка с хитрым названием "reliable replacement warhead", которое можно перевести как 'боеголовка нового поколения повышенной надежности'); за счет выхода из договоров, ограничивающих свободу действий США, а также нанесением упреждающих ударов по враждебным государствам. Но ядерные угрозы по мере снижения доверия к американскому руководству лишь усиливаются.

Третий фактор, возникший в качестве реакции на крах такой политики, это новое движение за полную ликвидацию ядерного оружия. Когда-то это была лишь утопическая мечта (которая несколько десятилетий назад владела умами небольшой группы людей на левом фланге внешнеполитического мейнстрима). Сегодня же эта идея находится в центре внимания ряда представителей как республиканского, так и демократического лагеря. Республиканцы Джордж Шульц (George Shultz) и Генри Киссинджер (Henry Kissinger), а также демократы Уильям Перри (William Perry) и Сэм Нанн (Sam Nunn) выступили в двух опубликованных в Wall Street Journal статьях за 'мир, свободный от ядерного оружия'. И они не одиноки. Возглавляемый мною фонд финансирует десятки институтов, разрабатывающих планы масштабных изменений в ядерной политике. Среди них Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations), Институт международных исследований в Монтерее (Monterey Institute for International Studies), а также общество "Врачи за социальную ответственность' (Physicians for Social Responsibility).

И наконец, четвертый фактор, который способен соединить воедино все остальные. Речь идет о практически одновременной смене руководства в большей части крупных мировых держав. Такая смена открывает новые возможности для новых лидеров, которые меньше привязаны к неудачной политике прошлых лет. К началу 2009 года в четырех из пяти стран - постоянных членов Совета Безопасности ООН, в семи государствах 'большой восьмерки', а также в ряде других крупных держав будут новые руководители. Среди них Австралия, Франция, Германия, Италия, Япония, Россия, Пакистан, Южная Корея, Британия, Соединенные Штаты Америки и, возможно, Израиль и Иран.

В совокупности данные факторы создают исключительную возможность для реализации нового курса, благодаря которому можно существенно снизить и даже ликвидировать многие угрозы, которые вынуждали политических руководителей и глав служб безопасности терзаться мыслями по поводу нового 11 сентября в ядерном исполнении.

Насколько исключительна эта возможность? Задумайтесь вот над чем. Стремление сократить и ликвидировать ядерное оружие исходит из самого центра американской элиты, занимающейся проблемами безопасности. Консервативный Гуверовский институт (Hoover Institution) при Стэнфордском университете, где работают Шульц и Перри, стал эпицентром такого сейсмического сдвига в ядерной политике. Из 24 бывших, но все еще здравствующих советников по национальной безопасности, госсекретарей и министров обороны 17 поддержали кампанию Гуверовского института за реализацию серии практических мер, ведущих к запрещению ядерного оружия.

Они выступают за серьезнейшие сокращения в ядерных арсеналах США и других стран, а также за полный запрет на проведение ядерных испытаний и на производство оружейных материалов. Эти люди также призывают в срочном порядке обеспечить полную надежность и безопасность хранения такого оружия, чтобы не допустить возникновения ядерного терроризма. Они настаивают на снятии американских и русских ракет с боевого дежурства в состоянии повышенной готовности, чтобы у президентов было больше 15 минут для принятия решения о том, стоит или нет начинать ядерный Армагеддон.

Эти экс-руководители, среди которых бывшие члены кабинета от Республиканской партии из всех администраций, начиная с никсоновской, признают, что сегодняшняя стратегия не работает.

Самым явным провалом является война в Ираке. Эта война должна была стать прототипом новой политики администрации Буша, на которую возлагались большие надежды. Заключается такая новая политика в упреждающем применении военных средств для предотвращения распространения оружия массового уничтожения. Буш накануне войны заявил: 'Сталкиваясь с явными свидетельствами опасности, мы не можем ждать, пока появятся окончательные доказательства - ведь таким доказательством может стать ядерный гриб'.

Но у Ирака программы создания ядерного оружия не было. Не оказалось у него также ни химического, ни биологического оружия. А война в конечном итоге подтолкнула Иран и Северную Корею к ускорению своих собственных программ. За последние 5 лет эти страны добились в ядерной области больше, чем за предыдущие 10.

Мысль о том, что мы вместе с нашими союзниками сможем сохранить свои ядерные арсеналы, не дав при этом другим странам возможности стать обладателями такого оружия, также оказалась несостоятельной. Совершенно правильно выступая против ядерных усилий Ирана, администрация Буша ошибочно благословила соседнюю Индию на реализацию программы создания ядерного оружия, заключив с ней специальное торговое соглашение. Она закрывала глаза на то, как Пакистан вел работы в ядерной области и занимался торговлей ядерными материалами, пока все это не выплыло наружу, и игнорировать такие действия стало просто невозможно.

В действительности, самой опасной страной в мире на сегодняшний день является не наш враг Иран, которому еще предстоит от пяти до десяти лет напряженной работы, чтобы стать обладателем ядерной бомбы. Самой опасной страной стал наш союзник Пакистан. Его неустойчивое правительство, увеличивающиеся запасы ядерных материалов и попустительство в отношении баз 'Аль-Каиды' на пакистанской территории дают Усаме бен Ладену великолепнейшую возможность для получения ядерного оружия, стать обладателем которого он так жаждет.

По этой причине реалисты, подобные Киссинджеру, пришли к выводу, что мы обязаны превратить 'идею о создании свободного от ядерного оружия мира в практическое предприятие международного масштаба'. Такая политика находит поддержку у американского народа, поскольку, согласно опросам, 70 процентов населения выступает за ликвидацию ядерного оружия. Сейчас Маккейн взял на вооружение некоторые аспекты такой новой политики. Сенатор Барак Обама согласился с этим планом в целом, выступив с обещанием уже в свой первый президентский срок обеспечить безопасность хранения всех ядерных материалов и, таким образом, предотвратить ядерный терроризм.

Мы не знаем наверняка, сработают ли эти планы. Но мы точно знаем, что такие моменты длятся недолго. Подобные возможности быстро появляются и так же быстро исчезают. Следующие два-три года покажут, хватит ли руководителям, которых мы избираем, мудрости и смелости для осуществления обещанных ими и необходимых для людей перемен. Второго шанса может и не быть.

Джозеф Циринционе - президент фонда Ploughshares, автор книги "Bomb Scare: The History and Future of Nuclear Weapons" ('Страх перед бомбой: История и будущее ядерного оружия').

______________________________________________________________

Возвращение к контролю над вооружениями ("The Washington Post", США)

Помогите России помочь нам ("The New York Times", США)