Один мудрец-ученый из Европы сказал как-то мне, что английский - это единственный европейский язык, в котором от греческого корня 'politika' образовалось целых три разных слова: politics, policy и polity . Французы, немцы, итальянцы, испанцы и русские обходятся одним-единственным словом (politique, politik, политика) для характеристики того соперничества между людьми, которое приводит в движение политический процесс, для обозначения результата политических действий и базисных механизмов, в рамках которых осуществляется политическая деятельность. В английском же языке мы имеем целый лексический набор, который помогает людям отличать идеалы и планы соревнующихся партий от надувательских действий и конкуренции отдельных политиков. Нам очень повезло с английским языком: в нем есть для этого даже четвертое слово - politicking (у которого, кстати, есть однокоренное соответствие в русском языке - 'политиканство' - прим. перев.).

Не знаю, чем является такое лингвистическое изобилие - причиной или следствием относительной стабильности демократических институтов в англо-саксонском мире. Но я знаю, что в американской предвыборной кампании, где до сегодняшнего дня все занимались исключительно тем, что обозначается первым и четвертым словом из упомянутого лексического набора, то есть, политической деятельностью и политиканством, центр внимания теперь сместится в сторону второго и третьего термина, а именно - политической стратегии и образа правления.

Идеологические различия в этой предвыборной кампании очень велики. Тот факт, что обеим партиям удалось отобрать умных, принципиальных и действующих из лучших побуждений кандидатов, отнюдь не означает, что победа того или другого в равной степени станет благоприятным исходом для всего мира и для Америки.

В ходе этих выборов ведется как минимум четыре политических баталии, на которые остальной мир делает огромные ставки. Прежде всего, это национальная безопасность и Ближний Восток, а если говорить конкретно, отношение к нападению на Иран. Второе - это кризис ипотечного кредитования и жилищного строительства. Третье - нефтяной шок, энергетическая независимость и климатические изменения. И четвертое - роль Америки в вопросах глобализации и свободной торговли.

Позвольте начать с последних трех экономических вопросов. Что касается кризиса ипотечного кредитования и жилищного строительства, то Барак Обама призывает к осуществлению более масштабных государственных программ по выкупу невозвращенных ипотечных кредитов, чтобы заемщики не лишались своего жилья из-за его отчуждения. Джон Маккейн твердо стоит на ортодоксальных позициях свободного рынка. Он заявляет, что налогоплательщики не должны отвечать своим карманом за безответственных получателей кредитов, и что программы помощи жилищному строительству можно утверждать только в том случае, если они будут осуществляться на основе самофинансирования.

В плане краткосрочной перспективы позиция Маккейна может оказаться политически неоправданной и экономически ошибочной. Если будет происходить дальнейший спад на рынке жилья (а так, скорее всего, и произойдет), потребуется дальнейшее кратковременное государственное вмешательство. И его нельзя отвергать слепой верой в силы рынка, которые в данном случае совершенно очевидно потерпели неудачу.

Но если обратиться к более долгосрочной перспективе, то на многих избирателей трезвость суждений Маккейна в финансовых вопросах произведет должное впечатление, и они захотят, чтобы расточительный Конгресс с его демократическим большинством как-то сдерживал президент-республиканец. Если у Обамы есть политическое чутье, он постарается действовать очень осторожно, чтобы не переусердствовать со своей риторикой по поводу спада и государственных расходов, которые понадобятся для ликвидации той неразберихи, что оставляет после себя президент Буш.

Торговля также является для Обамы существенной проблемой. Та протекционистская риторика протеста против глобализации, которая нужна была Обаме для выдвижения в качестве кандидата, поможет ему на короткое время получить поддержку, но она чревата большими опасностями. Похоже, что руководство демократов пока еще не осознало, что в результате спада жилищного строительства и обесценивания доллара рост американской экономики сегодня почти полностью определяется экспортом, и такая ситуация сохранится на все ближайшие годы.

Сегодня американские рабочие заинтересованы в свободной торговле больше, чем когда бы то ни было. Политика протекционизма не просто напугает искушенных в экономических вопросах избирателей. Она войдет в противоречие с интересами 'синих воротничков' США. И это понимают даже объединенные в профсоюзы рабочие мощных и вполне конкурентоспособных на мировом рынке компаний, таких как Caterpillar, Boeing и даже General Motors и US Steel.

В вопросах энергетики и климатических изменений у Обамы и Маккейна общие цели. Но их разные взгляды на государственное регулирование экономики и налоги говорят о том, что даже в этих областях завтрашний политический курс Америки будет в огромной степени зависеть от того, кто победит на выборах 4 ноября.

Но самый важный для кандидатов вопрос - это внешняя политика. И здесь контраст между ними действительно очень резкий. Пока наибольшее внимание уделяется их совершенно разным заявлениям по поводу Ирака. Один раз все зациклились на немного неточных сообщениях о заявлении Маккейна насчет того, что американские войска должны остаться там еще лет на сто. В другом случае все разом заговорили о намеках Обамы по поводу безоговорочного вывода войск в шестимесячный срок. В действительности же, обоих кандидатов будет серьезно сдерживать складывающаяся на месте ситуация.

Однако гораздо более серьезные расхождения у кандидатов существуют в отношении Ирана.

Позиция Обамы заключается в том, что необходимо постараться вовлечь Иран в круг мирового сообщества, даже если в этой стране останется действующее сегодня экстремистское руководство. Чтобы добиться этого, Обама готов, как он говорит, начать прямые переговоры по образу и подобию тех, что Генри Киссинджер проводил в целях сближения с Китаем.

Маккейн, в отличие от Обамы, открыто поддерживает политику администрации Буша по изоляции Ирана. Он хочет ужесточить экономические санкции и окончательно превратить Иран в государство-изгоя. Маккейн согласился с заявлением Буша о том, что переговоры с врагами Америки можно сравнить с довоенной политикой умиротворения Гитлера. Маккейн открыто поддержал угрозы о бомбардировке Ирана в случае, если он продолжит свою ядерную программу. Похоже, он всей душой верит в ту силу убеждения, которую способна продемонстрировать американская военная машина своими боевыми действиями - точно так же, как и президент Буш.

Маккейновская антииранская риторика оказалась настолько страстной и увлекательной, что некоторые информированные источники в Вашингтоне поверили, будто республиканские стратеги готовят 'октябрьский сюрприз' - бомбовый удар против Ирана. Этим планам якобы суждено осуществиться в том случае, если предвыборные опросы будут указывать на преимущество демократов. Цель их - склонить чашу весов в пользу Республиканской партии. А главный замысел - представить героя войны Маккейна как самого лучшего для Америки руководителя в момент военной опасности.

Обаму, если он откажется поддержать предвыборную бомбежку, можно будет изобличить как тупоголового пацифиста. А что, если он осудит военные действия? Тогда его можно будет обвинить в недостатке патриотизма и даже в прямом предательстве. И тогда вся его кампания пойдет под откос, подобно сокрушительному поражению Макговерна .

Это кошмарный сценарий для выборов, которые должны стать 'кампанией мечты'. Но возможно, что мои американские друзья, думающие таким образом, слишком уж циничны. Даже в языке Вашингтона существует разница между словами politics, policy и polity. Будем надеяться на то, что очевидное уважение Маккейна к американскому образу правления пересилит стремление Республиканской партии любой ценой победить в этой игре в политиканство.

* Politics - политика как политическая жизнь, политическая деятельность. Policy - политика как политический курс, политическая линия. Polity - государственное устройство, форма правления (прим. перев.). (Вернуться к тексту статьи)

* В 1972 году Демократическая партия выдвинула своим кандидатом на пост президента США Джорджа Макговерна, который намеревался немедленно вывести американские войска из Вьетнама. Оценив Макговерна как чрезмерно либерального политика, против него выступило консервативное крыло партии. Результатом этого стало поражение Макговерна во всех штатах, кроме Массачусетса. (Вернуться к тексту статьи)

___________________________________________________________

Раскрыт тайный план по сохранению американского контроля над Ираком ("The Independent", Великобритания)

Друзья или враги: взгляд на мир сквозь разные линзы ("The Financial Times", Великобритания)