Внешнеполитическая концепция Обамы игнорирует опыт истории и может подвернуть опасности США и наших союзников

Готовность Барака Обамы (Barack Obama) к переговорам с лидерами 'деструктивных государств' вроде Ирана и Северной Кореи 'без предварительных условий' не только свидетельствует о его наивности: подобный подход просто опасен, когда имеешь дело с такими жесткими людьми, как правители 'стран-изгоев'. И этот вопрос с полным правом должен стать одной из важных тем политической дискуссии в рамках продолжающейся президентской кампании.

Взять хотя бы его беспомощные рассуждения о первой встрече президента Кеннеди с советским премьером Никитой Хрущевым в Вене в 1961 г. В интерпретации Обамы она стала шагом к победе в 'холодной войне', хотя на самом деле в австрийской столице американская сторона просто оконфузилась. Неопытный Кеннеди вел себя настолько неумело, что, вполне возможно, именно это побудило Хрущева разместить советские ракеты на Кубе в 1962 г. и спровоцировать тем самым один из опаснейших кризисов в истории 'холодной войны'.

Подобные вещи должны были бы сделать Обаму осторожнее, научить его избегать легковесных суждений об истории, стратегии и дипломатии. На деле же он поступает с точностью до наоборот, демонстрируя массу пробелов в собственных знаниях и понимании международных отношений - причем эта проблема, на мой взгляд, пока не привлекла должного внимания. Ведь речь идет о куда более серьезном дилетантизме в вопросах внешней политики, чем могли предположить даже критики сенатора.

Возьмем хотя бы такое высказывание - оно осталось в тени споров вокруг его идеи о переговорах со 'странами-изгоями': 'Иран, Куба, Венесуэла - по сравнению с Советским Союзом это просто крохотные страны. Они не представляют для нас серьезной угрозы наподобие той, что представлял СССР. . . . Военные расходы Ирана составляют лишь 1% от наших. Если бы Иран когда-либо попытался создать для нас серьезную угрозу, у него не было бы ни единого шанса'.

Давайте 'препарируем' это суждение. Обама прав в том, что 'деструктивные государства' не представляют для нас такой же угрозы, как в свое время представлял Советский Союз из-за возможности ядерного конфликта с ним. К счастью для всех нас, до такой войны дело не дошло. Тем не менее, 'опосредованных' конфликтов между сверхдержавами по всему миру в годы 'холодной войны' было более чем достаточно, поскольку угроза, которую представлял СССР для Запада, не ограничивалась опасностью ядерной войны - она носила более широкий и комплексный характер. Подрывная деятельность, партизанские войны, саботаж и пропаганда - вот лишь некоторые из инструментов этой борьбы; и ставки в ней были высоки даже, и, возможно, особенно, в 'крохотных' государствах.

К примеру, в Западном полушарии СССР использовал кубинский режим Фиделя Кастро для помощи революционным движениям в Сальвадоре и Никарагуа. В Западной Европе компартии, следуя указаниям из Москвы, энергично боролись с демократическим строем в собственных странах. В Африке целый ряд правящих режимов за счет советской военной помощи удерживал власть, угрожал соседям и подавлял антикоммунистическую оппозицию.

Во времена 'холодной войны' обе стороны делали все, чтобы эти 'опосредованные конфликты' не переросли в ядерную войну, поэтому угроза, которую они представляли, не приобретала 'цивилизационного' масштаба. Но люди, боровшиеся тогда за сохранение и расширение пространства свободы, были бы крайне удивлены, если бы при них кто-то назвал эти 'асимметричные' опасности 'несерьезными'.

Так, если бы в 1950-х или 1960-х гг. к власти в Италии пришли коммунисты, для США это стало бы неприятным поражением, но для самого итальянского народа - настоящей катастрофой. Если для США какая-то угроза 'асимметрична', то для наших друзей она зачастую превращается в смертельную - и во времена 'холодной войны' мы никогда не позволяли себе об этом забывать. Обама же, очевидно, просто упустил из вида этот важнейший факт. Как это ни парадоксально, именно он сегодня выступает за унилатералистский курс, игнорируя риски и проблемы, с которыми сталкиваются союзники США в ситуациях, когда прямая угроза для нашей страны, по его мнению, 'несерьезна'.

Косвенно заявление Обамы о 'несерьезных' угрозах означает: они настолько незначительны, что устранить их можно исключительно переговорными методами. Впрочем, он заходит еще дальше, утверждая, что угрозу создает как раз отсутствие диалога с Ираном: 'И именно тот факт, что не ведем с ними переговоры, означает, что они создают ядерное оружие, финансируют ХАМАС, финансируют "Хезболлу"'.

Из всех его заявлений это пожалуй не имеет равных по своей ошеломляющей наивности - ведь из него вытекает вывод, что побудительным мотивом действий Ирана является внешняя политика США, а не собственные амбиции и представления о национальных интересах. То-то удивились бы, узнав об этом, тегеранские клерикалы, не говоря уже о лидерах ХАМАСа и "Хезболлы"!

Кредо Обамы - как и многих других левых в нашей стране и за рубежом - заключается в том, что за все язвы нашего мира основную ответственность несут Соединенные Штаты. В 1984 г. постоянный представитель США при ООН Джин Киркпатрик (Jeane Kirkpatrick) назвала сторонников подобной точки зрения 'демократами из Сан-Франциско', поскольку именно в этом городе Уолтер Мондейл был выдвинут кандидатом в президенты.

Киркпатрик навеки заклеймила 'демократов из Сан-Франциско' своей знаменитой фразой: 'они винят Америку в первую очередь' ("they always blame America first") во всех бедах современного мира. Эта ассоциативная привязка к изоляционистскому движению 'Америка в первую очередь' (America First), действовавшему в США накануне Второй мировой войны, стала таким пятном на репутации Демократической партии, что от него она не может избавиться до сих пор.

Это, кстати, еще один урок истории, о котором Обама не знает, или который он не смог усвоить. В этой связи стоит вспомнить и другое событие: в 1984 г. Мондейл потерпел на выборах поражение, ставшее одним из самых сокрушительных в политической истории США. И теперь нам предстоит увидеть, не идет ли и Обама по тому же пути.

Джон Р. Болтон - бывший постоянный представитель США при ООН, (в настоящее время - старший научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute)) и автор книги 'Капитуляция - не выход' ("Surrender Is Not an Option")

* * *

* Walter Mondale - вице-президент в администрации Джимми Картера; в 1984 г. - кандидат в президенты от Демократической партии, соперник Рональда Рейгана. В ходе предвыборной кампании выступал с либеральной программой, во внешней политике предлагая, в частности, 'замораживание' ядерных арсеналов. Потерпел сокрушительное поражение, получив голоса выборщиков всего в двух штатах, хотя в целом за него проголосовало около 40% избирателей. (Вернуться к тексту статьи)

____________________________________________

Наконец, ответы cоветника Обамы! ("The New York Times", США)

Обама и Клинтон: два никчемных циника ("The Times", Великобритания)