From The Economist print edition

Если в ваш московский офис нагрянули российские спецслужбы, суд в сибирском городе наложил запрет на работу иностранного персонала, а вам отказали в выдаче разрешений на работу, то логично предположить, что вы кому-то не угодили. Но кому, и как? Именно это пытается выяснить ВР, британская нефтяная компания, которой принадлежит 50% ТНК-ВР, совместного предприятия с российской фирмой.

Российские власти и раньше оказывали давление на компанию. Угроза отзыва лицензии на разработку гигантского Ковыктинского месторождения в Восточной Сибири убедила ее продать 63% акций государственному газовому монополисту "Газпром". В марте у ВР появились визовые проблемы: учитывая печальное состояние российско-британских отношений и неприязненное отношение государства к тому, что иностранные компании владеют его нефтяными запасами, подозрения естественным образом пали на Кремль. Их усилил арест сотрудника ТНК-ВР по обвинению в шпионаже.

Но на днях эту складную картинку разрушил глава ТНК-ВР Роберт Дадли (Robert Dudley), возложивший вину за последние неприятности ВР на российских партнеров. Речь идет о Михаиле Фридмане, главе 'Альфа-Групп', и его партнерах Викторе Вексельберге и Леонарде Блаватнике, которые вместе составляют консорциум 'Альфа-Аксесс-Ренова'. В интервью российской деловой газете 'Ведомости' Дадли заявил, что между акционерами ТНК-ВР были разногласия, а менеджеры преднамеренно неправильно заполнили визовые анкеты для 150 иностранных сотрудников ТНК-ВР.

Между тем, малоизвестная московская брокерская фирма 'Тетлис' подала иск в суд одного из городов Сибири, утверждая, что выплаты ТНК-ВР подрядчикам ВР были равнозначны дополнительным дивидендам, и добилась решения суда о запрете приема на работу в ТНК-ВР сотрудников ВР. Согласно информации, размещенной на сайте 'Тетлис', двое из троих топ-менеджеров этой фирмы ранее работали в 'Альфа-Групп' Фридмана.

Российские акционеры хотят сместить Дадли с поста. Они отказались от переговоров с главой ВР Тони Хейвардом после того, как тот не пошел на уступки. Когда этот номер The Economist сдавался в печать, Хейвард направлялся в Россию на новые переговоры с акционерами и представителями правительства. Так что же стоит за этой враждебностью? Источники, близкие к руководству ВР утверждают, что российские олигархи взялись за старое, пытаясь воспользоваться слабостью российских институтов и установить свой контроль.

Российские деловые практики могут быть (и часто бывают) поразительно грубыми. Но российские акционеры подчеркивают обоснованность своих претензий. По их словам, ВР относится к ТНК-ВР как к своему подразделению, а не как к независимой компании, работающей на благо всех своих акционеров. Они утверждают, что для ВР ее нефтяные запасы важнее, чем издержки и прибыль. На долю ТНК-ВР приходится 40% процентов восполнения резервов ВР и 25% ее добычи нефти. Русские хотели бы, чтобы ТНК-ВР вышла на мировые рынки, но это превратит ее в конкурента ВР.

В своей недавней служебной записке, оказавшейся в распоряжении The Economist, Дадли запрещает менеджерам обсуждать заключение сделок в странах, внесенных в 'черный список' государственного департамента США, включая Кубу, Иран и Сирию. 'ТНК-ВР - независимая российская компания, и она должна подчиняться российским законам', - говорит Фридман. Кроме того, российские акционеры возражают против выплаты ТНК-ВР сотен миллионов долларов подрядчикам ВР, ссылаясь на конфликт интересов. 'В ТНК-ВР, безусловно, есть пространство для снижения издержек', - говорит Иван Мазалов, фондовый менеджер компании Prosperity Capital Management, являющейся миноритарным акционером.

В любой другой стране это было бы обычным спором между акционерами, но в России постоянно вмешивается политика. Еще более усложнил картину "Газпром", заявивший о своем намерении выкупить долю российских акционеров в ТНК-ВР и создать собственное партнерство с британской фирмой. Похоже, ВР понравилась эта идея, и она начала переговоры.

Кроме того, "Газпром" предложил ВР выкупить 25 акций Ковыктинского месторождения в обмен на ряд ценных активов за пределами России. Источники, близкие к руководству ВР, утверждают, что эта сделка откладывается из-за нежелания российских акционеров продавать свою долю в ТНК-ВР, и текущий конфликт является лишь переговорным маневром. Учитывая политическую силу "Газпрома", они и многие другие предполагают, что русским придется продать свои акции.

Однако у "Газпрома" с его огромными долгами нет свободных денег для их выкупа (ТНК-ВР может стоить до 60 млрд. долларов). Фридман, также имеющий влиятельных покровителей в Кремле, говорит, что никто не просил его продавать акции - а если бы и просили, то он не продаст. Разобраться в политике России, где никто не знает, кто на самом деле управляет страной, - тщетная задача. Обеим сторонам лучше бы заняться бизнесом.

__________________________________________

Русским придется платить премию за риск иностранных инвесторов ("The Financial Times", Великобритания)

Не приближайся к Кремлю - обожжешься ("Business Spectator", Австралия)

Русская рулетка ("The Financial Times", Великобритания)

'ТНК-BP': тактика российских акционеров списана из западных учебников ("The Financial Times", Великобритания)