Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

В России, если у вас темные волосы и чуть смуглый цвет лица, вам может угрожать опасность. К сожалению, российские лидеры мирились, если не способствовали взращиванию чувства страха перед иностранцами, а также с нападениями на тех, чей облик отличается от вида среднестатистического русского.

В одном из жилых кварталов Москвы группа подростков в армейских ботинках, у многих из которых бритые наголо головы, марширует и выкрикивает русские националистические лозунги. Когда на их пути попадаются трое азербайджанских мальчиков, они не колеблются. Вскоре один из мальчиков - которому всего 13 лет - лежит с серьезным ранением; ему нужна госпитализация. Двое остальных также ранены. Правонарушителей так и не находят.

Двадцатичетырехлетний Башир Осиев, работающий служащим в одном из московских банков, уроженец Ингушетии, подвергается нападению скинхедов вместе со своим другом по дороге домой. Друг получает тяжелое ранение, но умудряется спастись; Осиев после ножевого ранения в спину погибает. В ходе драки получают раны и двое нападавших, которых удается задержать в больнице во время обращения за медицинской помощью. Остальных так и не находят.

Группа подростков с ножами нападает на двоих мужчин, выходцев с Кавказа, по дороге в метро. Оба попадают в больницу, нападавшие убегают неопознанными. В одном из небольших городков центральной России группа подростков жестоко избивает двух узбеков.

Все эти происшествия случились в течение одной недели. Это лишь случайная выборка из бесчисленного количества подобных нападений, многие из которых имеют фатальный исход.

Российские власти стараются представить подобные нападения как выходки хулиганов - даже когда правонарушители пойманы и могут быть осуждены. Это происходит по причине того, что осудить кого-либо по обвинению в расизме и ксенофобии гораздо сложнее, чем вынести приговор за убийство.

В действительности, российские расисты могут рассчитывать на значительную долю симпатии со стороны правоохранительных органов и общества. Кроме того, как правило, подобные нападения не случаются в каком-нибудь темном дворе. В большинстве случаев они происходят на многолюдных рынках, станциях метро или просто на оживленных улицах. Прохожие смотрят в другую сторону - даже если жертвами становятся женщины и дети.

Трое пьяных скинхедов напали на улице на одну мою подругу из Чечни и ее четырнадцатилетнего сына. Скинхеды начали их толкать и приставать к ним, в то время как люди на улице отворачивались и продолжали идти своей дорогой. Моей подруге удалось заговорить с этими тремя, пока они, в конце концов, не оставили ее с сыном в покое, переключив внимание на одну семейную пару, которая проходила в этот момент мимо. Мужчина был похож на еврея, они стали шумно к нему приставать и толкать его. Его напуганная жена убеждала их, что ее муж русский, после чего эти трое смягчились, очевидно, от действия алкоголя, извинились и позволили им уйти.

Ни мужчина, ни женщина не были обеспокоены тем, что трое пьяных преследуют выходцев с Кавказа и евреев. Их возмутило то, что, будучи русскими, они подверглись нападению. Моя подруга возмущаться не стала. 'Ни к чему хорошему это не приведет", - сказала она безропотно и рассказала о том, как ее двенадцатилетней дочери неоднократно говорили в школе, что все чеченцы преступники и что их никто не любит.

После того, как Владимир Путин по телевидению заявил о том, что он спустит всех чеченских террористов в унитаз, ненависть к чеченцам стала общепринятой нормой. Снова часть населения была объявлена бандитами и потенциальными террористами, удовлетворяя людскую жажду в назначении врага, на которого можно возложить вину за все проблемы современной России. Несмотря на то, что прозвучало немало призывов к терпимости и осуждению расизма и антисемитских нападений, ситуация значительно не меняется.

СССР был очень терпимой страной. Однако после его распада российское общество почувствовало свою неполноценность. Когда-то 'мы кем-то были'; сегодня 'никто не воспринимает нас серьезно, поэтому мы должны защитить себя от всего, что приходит к нам извне и держит нас в подчинении'.

Как государство, так и открыто расистские, ксенофобные и антисемитские группировки - которых десятки, а также свыше 100 публикаций, которые имеют открытую ксенофобную направленность - все больше игнорируют многонациональную особенность России. В повседневной жизни это выражается в таких лозунгах, как 'Россия для русских', под которыми подразумеваются белые россияне-европейцы.

Таким образом, нападения направлены в равной степени против жителей бывших советских республик Азии, выходцев из Африки и Дальнего Востока, а также на российских граждан Кавказа, принадлежащих к одному из 90 национальных меньшинств России. Государство лицемерно выражает свою озабоченность, хотя ничего не делает, чтобы противостоять этому, потому что слишком многие политики только и ждут случая, чтобы использовать такие настроения.

Сюзанна Шолль - руководитель московского бюро телекомпании ORF (государственное телевидение Австрии). Ее последняя книга называется 'Дочери войны: выживание в Чечне' (Toechter des Krieges: Ueberleben in Tschetschenien).

_______________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2008.

Перевод с английского - Николай Жданович

_______________________________________

Россия становится все опаснее для иммигрантов ("The Wall Street Journal", США)

Национализм и Россия ("Washington ProFile", США)

Кремль старается не замечать расизма ("The International Herald Tribune", США)