Что бы ни утверждало руководство "Газпрома" или представители правительства России, проект газопровода Nord Stream ('Северный поток') был и остается абсолютно политическим мероприятием, составной частью дипломатии Кремля. Тянуть магистраль по дну Балтийского моря намного сложнее, дороже и опаснее, чем по суше, осложняются также проверка и необходимый ремонт трубопровода. Это удорожание не уравновесит экономия от того, что строительство магистрали не будет осуществляться на территории других стран, в связи с чем они теряют возможность требовать пошлин за транзит. То, что заместитель руководителя "Газпрома" Валерий Голубев на бизнес-форуме упомянул как экономические соображения - плата за транзит приведет к удорожанию цены для конечных потребителей - имеет явно политическую мотивацию: не дать своим не слишком любимым восточноевропейским соседям, балтийцам и полякам, никаких рычагов влияния, которые помогли бы им защищать свои интересы на переговорах с Россией. Не зря газопровод предполагается строить в территориальных водах Финляндии, Швеции и Дании - с ними у Кремля нет таких напряженных, уходящих корнями в советское прошлое отношений.

Проект Nord Stream обещает также внутриполитический пропагандистский эффект. Правительство может продемонстрировать великорусской общественности, которая испытывает высокомерное пренебрежение к Украине или к Белоруссии за то, что они 'воруют наш газ' (иногда проводившееся Киевом или Минском присвоение предназначенного для западных потребителей газа действительно было очень слабо аргументировано): вот, как мы отомстили этим неблагодарным, которые хотят и быть в НАТО, и кормиться за наш счет. Именно поэтому упомянутый газопровод настолько политизирован, что никакие экономические соображения здесь уже не действуют. Более того - если страны Балтийского моря и Еврокомиссия успешно выдвинут аспекты защиты окружающей среды, если независимые эксперты-экологи признают этот проект нежелательным, это вызовет у России неуправляемый приступ истерии с различными антизападными заявлениями и болезненными попытками как-то - и дипломатически, и экономически - наказать виновных. Приостановка строительства газопровода в соседней с нами стране будет воспринята как национальное поражение, как стремление Запада 'поставить Россию на колени'. Кремлю не нравится выглядеть в глазах народа проигравшим. Не стоит удивляться тому, что если экологические соображения действительно возьмут верх, правительство Владимира Путина вообще займет трагикомическую позу: ах, вы так, тогда мы вообще ничего не будем строить! Потому что всегда можно построить дополнительный трубопровод в голодный в смысле энергии Китай.

В такой атмосфере, разумеется, Иварсу Годманису (премьер-министр Латвии), правительству Латвии с точки зрения тактики правильнее не ввязываться в 'драку', результат которой заранее предсказуем: любые возражения против Nord Stream только усилят агрессивность и злопамятство должностных лиц Кремля. В такой нервозный момент и для Кремля, и, что, может быть, еще важнее, для правительства Германии, на вес золота даже такой невыдающийся доброжелатель, и нынешняя позиция правительства Латвии может окупиться какой-то дипломатической выгодой.

_______________________

Nord Stream: пoлитическая или экономическая выгода для России? ("Geopolitika", Литва)

Зависимость от российского газа беспокоит некоторые - но не все - европейские страны ("Christian Science Monitor", США)