Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружила и перевела наш читатель ursa, за что мы ей крайне признательны

__________________________________________________

Блог Marcus Crassus

Перефразируя Богуслава Линду — нашего (Польши) или ее (России). И слова эти вряд ли кого-то шокируют. В последнее время тема польско-российских отношений снова ожила — с одной стороны, благодаря публикации 'Дзенника', с другой — благодаря успокаивающим известиям о больших (якобы) успехах в преодолении препятствий польско-российской комиссией по трудным вопросам.

Отношение нынешнего кабинета (так же, как и предшествующих) к России удивительно — следует признать, что ни нынешний кабинет, ни предыдущие не имели концепции, какой должна быть польская политика по отношению к нашему Большому Соседу (к счастью, уже не брату). Качиньские (а также большинство деятелей ПиСа) к России относятся исключительно негативно. Однако политика предыдущего правительства сводилась, в основном, к пинкам исподтишка. Потому что кроме воинственных жестов, производимых по отношению к России (а также по отношению к Германии), не предлагалось, в сущности, ничего. А конфликт с Россией при сохранении негативного отношения к нашему западному соседу кажется совершенно иррациональным. Поэтому братья Качиньские жаждали поддержки со стороны США (потому что о Брюсселе, пожалуй, можно было забыть), не понимая, однако того, что для США Россия уже является конкурентом совершенного иного типа, а своих главных врагов Соединенные Штаты видят в исламских фундаменталистах, а также — все чаще — в Китае. Такие взгляды особенно свойственны республиканской партии (достойным похвалы исключением является нынешний кандидат в президенты Джон Маккейн, который ни в коем случае не повторяет ошибок Буша), поскольку демократы значительно чаще воспринимают Россию как страну авторитарную и нарушающую права человека.

Поэтому вызывают удивление последние известия о польско-российских проблемах. Так, например, Даниэль Ротфельд, сопредседатель комиссии с польской стороны просто захлебывается от восторга, описывая позитивный настрой русских и называя сообщение 'Дзенника' явной ложью (напомню, речь шла о 14 пунктах, спорных, которые якобы были представлены полякам и в которых наша страна обвинялась в самых невероятных вещах вплоть до развязывания войны). Также и Дональд Туск 'под впечатлением от работы комиссии', при этом трудно догадаться, что вызвало такое восхищение Дональда Туска, ну, не тот же факт, что все польские члены все еще живы…

Их уст польских политиков мы услышали и много слов о Катыни — что русские, наверняка, поймут, что они очень мужественны, что 'есть сигналы, которые позволяют говорить о некотором осторожном оптимизме' (последние слова принадлежат Дональду Туску, и их следует признать примером исключительно изящной формы сообщения при полном отсутствии какого-либо содержания).

В отличие от польских 'осторожных оптимистов' русские не говорят абсолютно ничего. Их голос удалось услышать один-единственный раз, как раз после публикации 'Дзенника', потому что 'они предполагали дипломатическую интервенцию в этой ситуации' (и не диво — в России закрывают даже газеты, непочтительно отозвавшиеся о личной жизни Путина, а тут такие цветочки и редакция еще на свободе). О том, как выглядит проблема Катыни, между строк сказал Ротфельд — группа не имеет ни квалификации, ни мандата, чтобы дискутировать о проблемах юридических или связанных с политическими решениями, она может лишь убрать определенные блокировки в идущем процессе. Переводя с дипломатического жаргона на польский — у русских нет никаких компетенций, потому что таковые есть только у Путина, пары человек из 'Газпрома', нынешнего президента России и еще нескольких главных советников Кремля, определяющих принципы политики по отношению к ближнему и дальнему зарубежью.

Так что комиссия может поболтать, видимо, ради удовольствия представителей обеих делегаций, у которых будет случай угоститься — к счастью, уже после заседаний — 'Столичной' или холодной 'Smirnoff'. В любом случае, не стоит рассчитывать на изменения в отношениях между Польшей и Россией.

Отношения этих стран всегда были плохими, и годы настоящего мира можно, фактически, сосчитать на пальцах одной руки. Москва, с тех пор как окончательно сбросила монгольское иго, стала государством экспансивным и агрессивным. Впрочем, так же, как и Польша. И именно столкновение этих двух империализмов произошло несколько веков назад. Империализмов, которые никоим образом не могли заключить перемирия — экспансионизм Польши должен был быть направлен на Восток, а экспансионизм России — на Запад. Россия окончательную войну за позицию державы выиграла, но никогда не могла добиться полной победы. Насколько ей удавалось победить Речь Посполитую, настолько она ни в коем случае не была способна усмирить и поглотить Привислинский край. Несмотря на 200 лет доминирования, распад Советского Союза отбросил Россию на несколько веков назад. Неоимпериалистическая Россия не может признать и не признает Польшу равноправным партнером — потому что Польша таковым не является. По этой причине она будет пытаться применять к Польше политику силы и пробовать маргинализировать ее значение. А Польша ни за что не признает над собой власть России, чего возрождающаяся империя очень бы желала. Ситуация патовая.

Что интересно, неоимпериалистической России не важны даже власть над Польшей и подчинение ее, с эти мечтами Кремль, кажется, распрощался. Польша опасается Кремля и прекрасно понимает свою слабость — наша сила непропорционально мала по сравнению с Москвой. А поскольку именно страх и слабость движут Польшей, она в поисках союзников в регионе дестабилизирует российские попытки восстановить свою абсолютную власть над Украиной, Грузией и другими территориями. Следует ясно осознать, что Россия без этих земель не имеет никаких шансов вернуть себе статус реальной империи. И именно польская политика раздражает Россию, как советскую, так и царскую, и современную. Польская покорность по отношению к российскому экспансионизму и передача России спорных территорий — сейчас это было бы явное самоубийство для нашей страны, поскольку возродившаяся до такой степени Россия возмечтала бы о возвращении под свое влияние и других стран, в том числе именно Польши.

А тем временем Дональд Туск и польское правительство ничего не делают, именно в тот момент, который очень важен с точки зрения борьбы за наши интересы. Мартин Либицкий недавно дал великолепный пример того, как надо бороться за наши интересы в лабиринтах институций ЕС. 27 мая Комиссия Петиций Европейского Парламента приняла от него отчет об угрозах, вызванных строительством Северного газопровода, а также о необходимости получения согласия на его строительство всех стран вокруг Балтики. Отчет, в частности, поднимает такой очень важный экологический вопрос, как опасность активизации затопленного оружия времен Второй мировой войны. Голосование на пленарной сессии Европейского Парламента запланировано на июль. Об этом писал в Салоне24 Павел Коваль.

Между тем, инициатива депутата Либицкого не была поддержана ни польским правительством, ни, кажется, даже верхушкой ПиСа, потому что в последнее время мы слышим только о Болеке (якобы агентурная кличка Леха Валенсы, когда он был секретным сотрудником спецслужб — прим. перев.) да о продажном английском судье (назначившем пенальти в ворота Польши в матче Австрия — Польша, прим. перев.), а не о великолепной идее, которая позволила бы нам весьма осложнить, если не вовсе отменить строительство балтийской трубы. Ну что ж, похоже, Дональд Туск слишком сильно боится 'поссориться' с русскими. А вдруг русские представители комиссии по трудным вопросам решат, что с такими русофобами, которые торпедируют российские проекты, разговаривать не стоит.

И кто тогда будет 'под впечатлением' от их добродушия. Мне лично кажется, что Дональд Туск мог бы больше сделать, посвятив пару часов беседе с депутатом Либицким, вместо того, чтобы радостно бегать с ламами по Андам (намек на визиты Туска в Перу и Чили, которые сторонники ПиСа объявили развлекательной поездкой за государственный счет — прим. перев.).

Конечно, может, некоторые считают, что Анды куда важнее для Польши, чем Северный газопровод и защита польских интересов в регионе. Однако, у меня такое впечатление, что, кроме окрестностей улицы Бельведерской в Варшаве, таких людей в Польше почти нет.

____________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru — ursa

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

_______________________________________________

Поляки и русские ("Racjonalista", Польша)

Россияне сами не знают, кто они ("Rzeczpospolita", Польша)

Польский гонор и российская гордость ("Rzeczpospolita", Польша)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.