Порой простое замечание может гораздо больше сказать о состоянии американского лидерства, нежели все речи, важные заявления и официальные документы. Во время визита в Пекин в конце мая нового президента Южной Кореи и верного друга США Ли Мен Бака (Lee Myung-bak) министерство иностранных дел Китая объявило альянс между Америкой и Южной Кореей 'историческим пережитком'.

Американцам надо пробудиться от спячки, ответить на возникающие вызовы и начать борьбу за лидерство в Азии. То, что китайцы проверяют на прочность наши отношения с одной из самых близких нам стран, говорит о следующем: если мы не сумеем активизировать свои действия, Азия вполне может начать строить планы на будущее без нашего участия.

Американское государство, начиная с президента, изо всех сил старается отстоять наши долгосрочные интересы и позиции в Азии. Так почему же Азия не откликается на такие усилия?

Отчасти это связано с происходящими там огромными переменами, в том числе, с подъемом Китая и процессом возмужания наших союзников, которые прежде очень сильно от нас зависели. Отчасти это вызвано непоследовательностью наших стратегических планов. И, откровенно говоря, нашим поведением. Когда мы говорим то о взятии на себя ответственности, то о беспристрастности в действиях, друзья США начинают сомневаться в нашей преданности.

Благодаря в основном поколениям солдат, моряков и летчиков, наши альянсы в Азии дали нам большое преимущество в соперничестве за лидерство. Сегодня наши союзники Япония и Южная Корея - это мощные и влиятельные демократии. Филиппины и Таиланд также стали вполне дееспособными членами таких альянсов. А Австралия, которая сражалась с нами плечом к плечу во всех конфликтах 20-го века, делом доказала, что является надежнейшим другом.

У нас есть друзья и за рамками союзов и альянсов. Тайвань является естественным партнером в вопросах безопасности. Каждый день этот остров демонстрирует китайскому народу, насколько актуальна и уместна для него демократия. Огромное и разнообразное государство Индонезия делает внушительные шаги по решению проблем с согласия тех, кем оно правит. Все более прочной становится демократия в Малайзии. Сингапур безо всяких договоров и соглашений стал нашим ближайшим союзником в вопросах безопасности. Да и с другими странами у нас часто возникают общие интересы, пусть и при отсутствии прочной основы республиканских ценностей.

Короче говоря, взгляды Америки на будущее свободной, процветающей и мирной Азии разделяют многие. Но в вопросе о лидерстве возникают определенные сомнения, когда нам приходится отвечать на главный азиатский вызов. Речь идет о превращении Китая в крупную мировую державу. Все азиатские игроки, включая США, реально заинтересованы в хороших отношениях с КНР, и делают на это серьезную ставку. Но Китай при существующей там сегодня форме правления вполне может создать угрозу свободе, безопасности, а в перспективе и благополучию Азии.

И нам не надо бояться громко заявлять об этом.

Китай активно увеличивает свои военные расходы и модернизирует арсенал вооружений. Он наращивает потенциал своих сухопутных войск, военно-морских сил, авиации, а также космические возможности. У него сохраняются многочисленные территориальные претензии к соседям - Японии, Тайваню и Индии. Он имеет территориальные притязания на часть Южно-Китайского моря. Пекин поддерживает тесные и непростительные связи с самыми одиозными режимами мира. И он упорно придерживается однопартийной авторитарной системы правления у себя дома.

Нам необходимо пересмотреть свою стратегию 'распределения рисков'. Надеясь на то, что Китай изберет путь демократических реформ и мирного вхождения в международную систему, мы должны планировать и альтернативные сценарии. То, против чего мы страхуемся - а речь идет о выходе на арену мощного и недемократичного стратегического соперника - носит непреходящий характер. А наши наевшие оскомину призывы к прозрачности и открытости стали просто уловкой, чтобы закрыть глаза на происходящее.

Да, мы способны быть с Китаем партнерами в сфере общих интересов, но мы и представить себе не можем эту страну в роли 'стратегического партнера'. Пропасть между его системой ценностей и целей и нашей слишком велика. Не замечать этого четкого различия - значит способствовать превращению Китая в лидера, вместо того, чтобы укреплять собственную лидирующую роль.

А что касается поведения, то нам нужна такая дипломатия, которая учитывает реалии сегодняшней Азии. Американское руководство больше не может смотреть на наших друзей и союзников как на последователей и младших братьев. Оно должно считать их полноправными партнерами. Их тоже беспокоит Китай. Но их также беспокоит и наше отношение. Мы не можем допустить, чтобы американское лидерство ставило других перед выбором между безопасностью под руководством США и процветанием при помощи Китая.

Нам понадобится время, чтобы создать доверие к новой модели такого лидерства. А это означает, что и нынешняя, и будущие администрации должны уделять постоянное и долгосрочное внимание региональным приоритетам и дипломатическим инициативам. Это означает появление новых институтов, таких как альянс глобальной свободы, который будет служить дополнением к уже имеющимся в нашем дипломатическом арсенале инструментам. Мы в силах справиться с такой задачей, но для этого нам нужна последовательность в стратегии, которая начинается с четкого определения проблем.

Азия без нашего лидерства - это плохо для США. Но это плохо и для самой Азии. Соединенные Штаты остаются незаменимой силой в азиатско-тихоокеанском регионе. И вести себя мы должны соответственно, как лидеры.

Ким Холмс - вице-президент фонда 'Наследие', автор книги "Liberty's Best Hope: American Leadership for the 21st Century" ('Самая лучшая надежда свободы: Американское лидерство в 21-м веке'). Уолтер Ломан - директор Центра азиатских исследований фонда 'Наследие'.

___________________________________________________________

Сигналы азиатского века ("Los Angeles Times", США)

Китай - непримиримая сверхдержава ("The Financial Times", Великобритания)