Независимо от действий президента Дмитрия Медведева его майский визит в Пекин был расценен на Западе как рутинный, несущественный и находящийся в тени визитов его предшественника Владимира Путина.

"Усиливающиеся" конфликты интересов между Россией и Китаем по самым разным вопросам - торговля, энергоресурсы, продажи вооружений, и многие другие - также были в центре внимания средств массовой информации. В поддержку данной тенденции визит ставшего премьер-министром Путина в Париж, состоявшийся неделей позже визита Медведева в Китай, был назван более "президентским", чем восточный вояж Медведева. В этих оценках упущены два важных аспекта развивающихся и расширяющихся взаимоотношений двух крупнейших на Евразийском континенте держав.

Символизм и суть

Цель двухдневного визита Медведева в Китай состояла в подтверждении преемственности и стабильности политики России в отношении Китая. За последние восемь лет Китай получил значительный опыт работы с Путиным, в то время как Медведев в 2000 году возглавлял президентскую кампанию Путина, в 2003-2005 годах был главой администрации президента, а в 2005-2008 годах - заместителем премьер-министра.

Теперь китайская сторона поближе познакомилась с Медведевым и с тем, как он и Путин координируют политику в отношении Пекина. В дальнейшем Медведев должен выработать свою собственную линию, и тогда неизбежно произойдет некоторая корректировка политики. Китай не хочет, чтобы эти изменения застали его врасплох. Именно поэтому по приглашению председателя КНР Ху Цзиньтао (Hu Jintao), сделанному сразу после состоявшейся 7 мая этого года инаугурации Медведева, был "быстро организован" данный саммит.

Поездка в Китай стала первым иностранным визитом Медведева, нанесенным за пределами Содружества Независимых Государств; он стал первым главой иностранного государства, посетившим пострадавший от землетрясения Китай; российские спасатели прилетели в Китай одними из первых и им единственным из всех иностранных спасателей удалось найти выживших. Несмотря на чрезвычайную занятость организаторов саммита спасательными мероприятиями, результат данной встречи был нормальным и вполне предсказуемым: совместное заявление о сохранении консенсуса по различным мировым вопросам и подписание нескольких коммерческих соглашений, в том числе контракта на один миллиард долларов США, предусматривающего строительство завода по производству центрифуг, необходимых для обогащения урана.

Ху также выдвинул состоящее из четырех пунктов предложение по улучшению доверия на самом высоком уровне, развитию сотрудничества между двумя странами, расширению социально-культурных обменов и укреплению сотрудничества в международных делах. Сразу после визита Медведева премьер-министр Китая Вэнь Цзябао (Wen Jaibao) вместе со своим российским коллегой Владимиром Путиным приняли решение об учреждении совместной комиссии по вопросам энергетики на уровне заместителей премьер-министров.

Таким образом, визит Медведева был для Москвы и Пекина как символическим, так и значимым.

Нормальные взаимоотношения

Несмотря на свое громкое название, китайско-российское стратегическое партнерство, существующее с 1996 года, является обычными взаимоотношениями с несколькими ключевыми элементами, такими как невмешательство во внутренние дела друг друга, безопасность границ, стабильность, и некоторыми другими. Кроме того, эти отношения превратились в сложный взаимосвязанный процесс, состоящий как из сотрудничества, так и из соперничества.

При Путине были заметны некоторые противоречия: относительно высокий уровень доверия при низком уровне социального взаимодействия; высокий уровень дипломатической координации при низком уровне экономического сотрудничества, активное вмешательство государства в двусторонние экономические отношения и низкая отдача от этих отношений; и так далее. Четырнадцать лет назад бывший президент Борис Ельцин выдвинул идею строительства нефтепровода в Китай. Сегодня Китай, превращающийся в крупнейшего производителя в мире, и Россия, являющаяся энергетической сверхдержавой, все еще ведут переговоры по данному вопросу. В последние несколько лет когда-то весьма объемные поставки российского оружия в Китай практически сошли на нет.

Эти проблемные места не нужны ни России, ни Китаю. Вместе с тем ни одна из этих проблем не вышла за пределы своей сферы и не стала политизированной, благодаря множеству связей и активным межправительственным контактам. Эта ситуация существенно отличается от двух других типов двусторонних отношений: "медового месяца" 1949-60-х годов и враждебности, царившей в отношениях в 1960-89-х годах, когда проблемы либо игнорировались, либо перерастали в конфликты.

Молодой президент в качестве "старого друга" Китая

Визит Медведева совпал по времени с увеличением числа вызовов с Запада, с которыми приходится иметь дело Москве и Пекину: новый этап расширения Организации Североатлантического договора и система противоракетной обороны, усиливающийся на Западе протекционизм и рост цен на энергоресурсы, кроме того, Китаю нужно решать вопрос с Тибетом и проводить в августе Олимпийские игры. Однако политика каждого из государств в отношении этих проблем может быть разной.

Несмотря на то, что обе страны выступают против американской системы противоракетной обороны и расширения НАТО, Китай, возможно, не желает, чтобы раскол между Россией и Западом дошел до такой стадии, на которой ему пришлось бы решать, на чьей он будет стороне. C точки зрения экономики Россия является одной из немногих западных стран, получающих выгоду от высоких цен на энергоресурсы. Однако снижение уровня добычи и нежелание становиться "сырьевым придатком" Китая впервые после распада Советского Союза в 1991 году привели к возникновению дефицита в торговле с Китаем (8 миллиардов долларов США в 2007 году). Шанхайская организация сотрудничества - в которую входят Россия, Китай, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Киргизстан - нуждается в притоке новых идей для укрепления внутренней сплоченности и развития внешних отношений.

Пока трудно сказать, как Медведев справится с этими проблемами. Некоторые из них могут оказаться неразрешимыми из-за роста структурных различий между превращающимся в крупного производителя Китаем и возрождающейся благодаря экспорту природных ресурсов Россией. России, возможно, придется осознать, что Китай не захочет покупать у нее самолеты и корабли, построенные по советским разработкам, если только она не поднимет его до уровня Индии по объему продаж и передачи технологий.

И все же Медведев, судя по всему, внес свежую струю в ставшие рутинными и слишком формальными взаимоотношения. Несмотря на его молодость, президента России называют "старым другом" Китая благодаря тому, что он был сопредседателем программ проведения "Года России" в Китае в 2006 году и "Года Китая" в России в 2007 году. В то же время, на Западе Медведев считается либеральным и предположительно прозападным руководителем. Даже Путин, под руководством которого произошло возрождение России из советского пепла, не смог построить мост между Западом и Востоком - что является мечтой любого российского лидера, будь то царь или коммунистический комиссар.

У Медведева есть как минимум четыре года, чтобы приобрести имидж такого "мостостроителя". В любом случае, его Россия отличается от России Путина восьмилетней давности. То же самое можно сказать и о Китае.

Юй Бинь - старший научный сотрудник Шанхайского института американских исследований (Shanghai Institute of American Studies). Его работы регулярно публикуются в электронном ежеквартальном журнале Comparative Connections, выпускаемом Центром стратегических и международных исследований (Center for Strategic & International Studies).

___________________________________________________________

Что Китаю нужно от русских ("Time", США)

В романе между Китаем и Россией США - третий лишний ("The Guardian", Великобритания)

Опасаться ли нам антизападного союза России и Китая? ("Slate", США)