'Итак, идеологическая работа проведена с честью, поэтому оценивать фильм в категориях "исторической объективности" - абсолютно лишнее. Надеюсь, что на Западе фильм посмотрит большое количество зрителей. Это достойный ответ тем, кому все еще нравится науськивать людей против балтийских демократий при помощи криков о "возрождении фашизма" и "переписывании истории".

Говоря на извечно интересную тему сравнения эстонцев и латышей, следует признать, что первые у нас чаще всего характеризуются как интеллигентные, дальновидные и склонные к новаторству, вторые же - как провинциалы, несообразительные и вялые. Этот подход в корне ошибочен. Эстонцам, чтобы в прошлом году собрать толпу русских националистов у своего посольства в Москве, пришлось перемещать статую Бронзового солдата и раскопать целое кладбище в центре Таллина. Латышам для достижения того же самого результата хватило снять всего лишь один фильм. Тоже про историю, разумеется.

Фильм режиссера Эгилса Шноре, задуманный европарламентариями от Латвии Инесе Вайдере и Гиртсом-Валдисом Кристовскисом ('Отечеству и Свободе'/Движение за национальную независимость Латвии) и проспонсированный фракцией "Союз за Европу наций" в Европарламенте, является ярким образчиком политической пропаганды в хорошем смысле этого слова. У этого фильма (в отличие от большинства латышских документальных лент) хороший сценарий, замечательный монтаж и музыкальное сопровождение, профессионально сделанные спецэффекты и текст читается отличным закадровым голосом. Нужно похвалить и архивные киноматериалы, а также выбор комментаторов - один Норман Дэйвис чего стоит! Идеологический посыл фильма недвусмысленный, достоверный и ясный. В фильме выдерживается хороший темп, и когда вы его смотрите, вы не можете остаться равнодушным. Все это делает данный фильм серьезным вкладом в кинофонд латвийской пропаганды, и можно надеяться, что его увидит значительное число зрителей.

Разумеется, для получения первого восторга этот фильм стоит демонстрировать в кинотеатре. Кто знает, может у фильма есть какие-то специфические кинематографические качества - но это скорее телевизионный фильм. Именно как телефильм "Советская история" лучше всего достигнет своего зрителя. Прежде всего, это отличный ответ Латвии на беспрерывную пропагандистскую канонаду лояльных российскому режиму телеканалов про латышский "фашизм", "несуществовавшую оккупацию", "ужасный апартеид" после обретения независимости, про зверское националистическое неуважение к ветеранам - "освободителям" и тому подобное. "Советская История" - это первая попытка говорить про недавнюю историю такими же яркими, цветастыми и эффективными пропагандистскими приемами, которыми Россия обычно промывает мозги своим гражданам и подпевалам в "ближнем зарубежье". Поэтому неудивительно, что именно наследие такого языка Россия болезненно переживает, что мы может видеть по протестам у нашего посольства на улице Чаплыгина в Москве. Видимо, до сего времени многие там думали, что современная пропаганда своей платформы - это только прерогатива Кремля и лояльных к нему богатых телекомпаний.

После показа фильма в Латвии много говорилось про его "историческую объективность". Я не собираюсь оценивать этот фильм в подобных категориях, так как не думаю, что из телевизионного фильма возможно получить какое-либо представление об исторической объективности. Различные перспективы "объективности" и детальное знание возможно получить, долго протирая штаны за книгами и архивными материалами, а не глядя в течение одного часа на движущиеся картинки на экране телевизора. Это же относится и к самым прекрасным образчикам документального кино, например, к "Обыкновенному фашизму" Михаила Ромма. Пропагандистское кино - это не наука. Это совершенно другая культурная система, которая оперирует яркими символами, мобилизующими образами, нарочно упрощенными и всем понятными толкованиями. Поэтому такое кино иногда не менее важно для общества, чем наука со всей ее нейтральностью и вниманием к деталям.

Напоминать Европе о таких вещах, как украинский голодомор, Катынь, сотрудничество чекистов с Гестапо, ГУЛАГ, даже более чем необходимо. Это позволит хоть немного лучше понять, с наследницей какого режима нам приходится иметь дело в лице современной России.

Не нужно быть историком, чтобы понять, что с исторической точки зрения в фильме довольно много всяческого вздора. Адольф Гитлер еще не планировал полномасштабного геноцида евреев в 1930-ых годах: всем хорошо известно, что это решение было принято только в 1942 году в Берлине на Ванзейской конференции (20 января 1942 в пригороде Берлина - Ванзее состоялась конференция, в ходе которой нацистские бонзы обсуждали пути 'окончательного решения еврейского вопроса' - прим. пер.). Идеологическая близость нацизма и коммунизма в фильме также утрирована до детсадовского уровня. Любому более-менее разумному человеку должно прийти в голову, что на самом деле везде в

Западной Европе самыми большими противниками нацистов были коммунисты и социал-демократы, а не католики, консервативные или какого-либо оттенка националисты, с которыми себя прочно идентифицируют Гиртс-Валдис Кристовскис и Инесе Вайдере.

Самые умопомрачительные глупости в фильме связаны с Карлом Марксом, который, оказывается, является "крестным отцом современного геноцида". Я не собираюсь защищать старину Карла, так как он действительно виновен во многих зверствах ХХ века, как пьяница, который забыл на стойке бара заряженный револьвер. Но утверждение о том, что Маркс в "Рейнской газете" призывал к физическому уничтожению целых народов - это просто вранье. На самом деле он действительно писал про народы-отбросы (Voelkerabfaelle): сербов, ирландцев, словаков. Это многократно и с восторгом цитируется в фильме Эгилса Шноре. Маркс говорил про ассимиляцию, а не геноцид. Возможно, кому-то в "Европе наций" эти термины кажутся равноценными. Но нужно принять во внимание, что даже большой друг латышей Гарлиб Меркель [Гарлиб Хельвиг Меркель (1769-1850) - лифляндский просветитель немецкого происхождения, автор нашумевшей книги 'Латыши' (1797), в которой в самых черных тонах описывалась жизнь местного крестьянства, обличались зверства помещиков из числа балтийских немцев, содержался призыв к правительству России вмешаться в лифляндские дела и облегчить жизнь латышского народа - прим. пер.] считал, что культурный рост самих латышей будет выше, если они будут ассимилированы. В те времена люди просто не столь высоко ценили лингвистическое и этническое многообразие, как сегодня.

Итак, идеологическая работа проведена с честью, поэтому оценивать фильм в категориях "исторической объективности" - абсолютно лишнее. Надеюсь, что на Западе фильм посмотрит большое количество зрителей. Это достойный ответ тем, кому все еще нравится науськивать людей против балтийских демократий при помощи криков о "возрождении фашизма" и "переписывании истории".

_____________________________

Автор 'Советской истории': Мне не страшно ("Neatkarigas Rita Avize", Латвия)

Как работает российская пропаганда ("Latvijas Avize", Латвия)

Советская история ("The Economist", Великобритания)