Помните, господин президент Соединенных Штатов Америки: возможно, вы и сожалеете, что не все успели довести до конца за время пребывания в должности. Но только у победителей - таких как вы и я - есть шанс изменить свои страны. Эта ошеломляющая смесь братского ('между нами, президентами') утешения и бравады - заключительная фраза прощального тоста, произнесенного Николя Саркози на неофициальном ужине в честь Джорджа У. Буша в прошедшую пятницу. Я слегка перефразировал подлинную цитату, чтобы лучше передать суть сказанного французским президентом, которая куда больше говорит нам о нем самом, - и его будущем - чем о почетном зарубежном госте и его прошлом.

Собственно, по-другому и быть не может в сегодняшней Франции, где весь прошедший год прошел под знаком бурного президентства Саркози и его столь же 'вулканической' личности. Политики в ее традиционном понимании во Франции сейчас не существует. Есть только Саркози, монополизировавший и сплавивший воедино политику, культуру и шоу-бизнес, как это редко кому удавалось в истории любой страны.

'Франция не стоит на месте, господин президент Соединенных Штатов Америки. Франция меняется', - воскликнул Саркози, в очередной раз выразив словами свое неуемное желание преобразовать солидное, склонное к традициям французское общество. Впрочем, и эта фраза скорее подходит для характеристики самого президента, чем страны, о которой в ней идет речь. Его потребность постоянно быть в движении, менять декорации и командовать другими наглядно проявилась в том, как он чуть ли не бегом вел Буша от столика к столику, чтобы пожать руки примерно сотне гостей, собравшихся в Елисейском дворце.

В какой-то момент американский президент со словами 'Стоп, мы еще не поздоровались вон с теми ребятами' вырвался из цепкой хватки Саркози и самостоятельно направился к очередному столику. Он также намекнул гостеприимному хозяину, что торопиться с 'политическим некрологом' в свой адрес тому не следовало: 'У меня осталось еще полгода и масса дел'.

Хотя пока Саркози не удалось особенно изменить Францию, он недавно изменил собственную жизнь - и переломил резко негативный настрой общественности по отношению к себе. При помощи Карлы Бруни (Carla Bruni) - красивой и умной первой леди, сидевшей за ужином рядом с американским президентом - он вновь повысил свой рейтинг популярности с бушевских 30% до сорока с лишним процентов (и эта цифра продолжает увеличиваться).

Возрождение популярности Саркози позволяет ему заново запустить свою программу по перестройке закосневшего государственного аппарата и радикальные экономические реформы, которые он обещал соотечественникам в ходе прошлогодней предвыборной кампании. Вчера он заявил о твердом намерении вернуть Францию в ряды военной организации НАТО - это станет одним из элементов самого радикального преобразования оборонной политики и структуры вооруженных сил страны с тех пор, как де Голль в 1958 г. создал force de frappe (ударные стратегические силы) - французский ядерный арсенал.

Саркози наверняка надеется, что драматические баталии по этим политическим вопросам отодвинут на задний план мелодраматические перипетии его собственной личной жизни. Французские СМИ - внезапно ставшие всеядными - устроили настоящее пиршество из неприятного и весьма публичного развода Саркози в октябре прошлого года и его женитьбы на Бруни, бывшей топ-модели, а ныне одной из самых известных поп-исполнительниц во Франции. Ее новый альбом, который должен появиться в магазинах в июле, уже попал в заголовки новостей из-за упоминания в текстах песен кокаина - что, мягко говоря, необычно для первой леди.

'Елисейский дворец превратился в декорацию для 'Отчаянных домохозяек' ('Desperate Housewives'), 'Западного крыла' ('The West Wing') и '24 часов' в одном флаконе', - отмечает писатель и публицист Филипп Лабро (Philippe Labro). Он считает, что собственные амбиции Бруни и ее умелая 'маркетиноговая' стратегия во многом помогли Саркози вернуть себе расположение французов. Благодаря ей он стал спокойнее, выглядит задумчивее и солиднее - 'по-президентски'. Когда Саркози стоял рядом с женой, провожая чету Буш у Елисейского дворца, возникало полное ощущение, что его внутренний 'вечный двигатель' поставлен на нейтральную передачу.

Что ж, теперь это успокоительное воздействие будет более чем кстати: ведь французской военной касте уже известны все детали радикальной реорганизации вооруженных сил, изложенные в объемистом докладе специальной комиссии из 35 человек, сформированной год назад.

Перед вооруженными силами, традиционно уделявшими основное внимание обороне территории самой Франции, теперь будут поставлены также задачи по выявлению и борьбе с террористическими организациями не только в стране, но и в Африке. 'Лишние' военные базы будут закрыты, а строительство нового дорогостоящего авианосца и программы по созданию новых истребителей - отложены, чтобы обеспечить финансирование реструктуризации и создание потенциала для действий интервенционистских сил по всему миру. Кроме того, Саркози заявил о 'полномасштабном участии Франции в деятельности НАТО' - спустя сорок лет после того, как де Голль вывел страну из военных структур альянса и потребовал, чтобы американские войска покинули территорию страны.

Таким образом, в качестве одного из важных элементов возобновления реформ Саркози выбрал курс, по сути аналогичный рекомендациям Комиссии по расследованию терактов 11 сентября, но с опережением - пока подобные теракты не произошли в его стране. Он предлагает Франции и ее союзникам перемены, в которые им следует поверить, и которые они должны активно поддержать.

__________________________________________________

Сарко и дух 1968 года ("The International Herald Tribune", США)

Взгляд с Востока: Путин и Саркози ("Al Hayat", Саудовская Аравия)

Гарри Каспаров: Неужели Саркози завидует Путину? ("Le Monde", Франция)

Меркель и Саркози: непростое соревнование ("The International Herald Tribune", США)