Мы можем сколько угодно смеяться над ним, нести на демонстрациях плакаты 'Буш, убирайся домой!', но некоторые из его решений и сегодня приносят пользу союзникам Америки

В свое время, когда Джимми Картер (Jimmy Carter) вместе с нашим тогдашним премьером Джеймсом Каллаганом (James Callaghan) посетил Ньюкасл, его встречали приветственными возгласами. Билла Клинтона восторженно принимали в Северной Ирландии. Куда чаще, однако, демонстранты-европейцы обращаются к президентам США, посещающим Старый свет, с призывом 'убираться домой'.

Однако если бы Соединенные Штаты последовали этому 'совету', послевоенная история нашего континента была бы иной - и не столь благополучной. Уже тот пост, который он занимает, и система коллективной безопасности, приносящая нам немалую пользу, могли бы служить достаточным основанием, чтобы приветствовать президента Буша, когда он прибыл в Лондон на прошлой неделе. Впрочем, для этого есть и еще одна причина, непосредственно связанная с особенностями его пребывания в Белом доме. При всех его словесных 'ляпах', грубоватости дипломатических методов, небрежном планировании действий в Ираке после свержения Саддама, и безразличии к соблюдению правовых стандартов в борьбе с терроризмом, действия Буша несомненно повлияли на то, что мир сегодня стал безопаснее.

Когда Буш баллотировался в президенты в 2000 г., он был по сути изоляционистом, выступавшим за сокращение обязательств США за рубежом. Однако после 11 сентября он правильно расценил эти события не как признак того, что Америка сама напрашивается на неприятности. Теократическое варварство, вдохновившее теракт против 'башен-близнецов', было обусловлено не тем, что делали Америка и ее союзники, а тем, что мы собой воплощаем. Как выразился Усама бен Ладен (Osama bin Laden), незаконно присвоивший себе право говорить от имени ислама, 'каждый мусульманин, как только он начинает понимать что к чему, преисполняется ненавистью к американцам, евреям, христианам'.

Важнейшим событием в политике безопасности Запада за последние семь лет было не свержение Саддама Хусейна. Им стало признание того факта, что самые громогласные противники западного общества представляют собой не просто криминальную 'субкультуру', и уж тем более не нарождающееся освободительное движение, а реакционную, сектантскую и атавистическую силу, компромисс с которой не только крайне нежелателен, но и невозможен.

Общая стратегия США при Буше страдала переоценкой 'податливости' международной системы, но в одном - главном - аспекте она верна. Существует неразрывная связь между террором, направленным против западных стран, и автократическими государствами, взращивающими исламистский фанатизм. Бушу можно поставить в вину многое из того, что пошло не так после свержения Саддама, однако именно благодаря его решению назначить командующим американским контингентом генерала Дэвида Петреуса (David Petraeus) и решительно противостоять 'Аль-Каиде' в Ираке перспективы развития событий этой стране изменилась к лучшему.

Выступая в 2002 г. с Посланием Конгрессу, Буш ошибался, говоря об 'оси зла', состоящей из хусейновского Ирака, Ирана и Северной Кореи - не в том, что касается злонамеренности диктаторских режимов в этих странах, а в том, что они не представляли собой единой угрозы. Два из этих трех режимов по-прежнему создают серьезные нерешенные проблемы. Однако, если бы Буш не заручился активной поддержкой Китая, воинственность Пхеньяна вряд ли удалось бы обуздать, а в вопросе о сдерживании ядерных амбиций иранского режима Тегерану по крайней мере противостоит единый фронт международного сообщества. И кто бы ни стал преемником Буша, он несомненно выиграет от некоторых его решений - пусть зачастую неверно реализованных, но правильно задуманных. То же самое можно сказать и о союзниках Америки.

__________________________________

Мои беседы с Джорджем Бушем - о войне ("The Independent", Великобритания)

Американцам стоит чаще вспоминать о своих преимуществах ("Forbes", США)