From The Economist print edition

Мало что так демонстрирует советское отношение к правде, как катынское преступление. Хладнокровно расстреляв 20000 польских офицеров, Кремль обвинил в случившемся нацистов. И мало что так демонстрирует тягостную связь современной России с советским прошлым, как неудавшаяся попытка родственников погибших добиться справедливости от российского правосудия.

В прошлом месяце московский суд отказался рассматривать иск о рассекречивании документов по Катыни и реабилитации ее жертв. Это выглядело возмутительно (представьте себе немецкий суд, который сообщает выжившим в Холокосте, что документы Освенцима представляют собой военную тайну), но родственники жертв Катыни решили довести дело до Европейского суда по правам человека в Страсбурге, а для этого необходимо пройти все судебные инстанции.

Однако на прошлой неделе апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда и приказал ему заслушать дело. Другие сигналы из высших эшелонов власти, в том числе интервью, данное польской газете советником бывшего президента Владимира Путина, в котором Катынь была названа 'политическим преступлением', свидетельствуют о том, что Россия меняет свою позицию в отношении Катыни. Одной из причин этого является угроза поражения в Страсбургском суде. В числе других возможных причин эффект, который оказал на общественное мнение собирающий сейчас полные залы на Западе и в России фильм 'Катынь', снятый недавно самым известным польским режиссером Анджеем Вайдой (Andrzej Wajda).

Тем не менее ситуация остается неоднозначной. Многие в России все еще убеждены, что проблема Катыни раздута поляками. Некоторые из популярных СМИ вновь воскрешают советские фальшивки. В союзнице России Белоруссии журнал министерства обороны назвал происходящее клеветнической кампанией, направленной на очернение героической борьбы с фашизмом. Один из московских судов недавно отмахнулся от требований российской правозащитной организации 'Мемориал' рассекретить документы по Катыни.

Родственники погибших уверяют, что не собираются добиваться от российской стороны финансовой компенсации. 'Это вопрос чести и правосудия', - говорит вдохновитель кампании - профессор юриспруденции из Кракова Иренеуш Каминьский (Ireneusz Kaminski). Если новое руководство России хочет дистанцироваться от недавней ревизионистской ностальгии по СССР, ему неплохо было бы начать с признания вины за Катынь.

_____________________________________________

Россия-Польша: когда мы жили в общей империи, то как-то друг к другу привыкали ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Золотая рыбка по имени Вайда ("Le Monde diplomatique", Франция)

"XX век был один огромный Аушвиц, в котором все друг друга обвиняли" ("ИноСМИ", Россия)

Катынь - рана ("Tygodnik Powszechny", Польша)