Можно утверждать, что усилия честных украинских историков не были напрасными: на протяжении последних двух десятилетий собран и проработан огромный массив фактов, которые подтверждают насильнический, антидемократический и антигуманный характер грандиозного социального эксперимента ('построения нового мира'), инициированного российской партией большевиков в 1917 году. Если к этому прибавить искренность этического возмущения, с которым осуждается содеянное тогдашними радикалами-фанатиками (к тому же - еще и убежденными сторонниками 'единого и неделимого государства', только уже на 'революционных' принципах), то, казалось бы, картина поразительной исторической трагедии начала ХХ века, которая была такой немилосердной и к Украине, является полной или почти полной...

Однако проблема здесь, очевидно, заключается в том, что до сих пор (не на уровне публицистики, а с использованием методологии современного научного исследования) еще не дан абсолютно исчерпывающий ответ на, возможно, самый главный вопрос: как подобное стало возможным? Предмет исследования можно (и нужно) несколько сузить и сформулировать суть вопроса иначе: какой конкретно была социальная база тоталитарного, тиранического режима неограниченной власти Сталина, которую окончательно утвердили в СССР в середине 1930-х годов прошлого столетия? Иными словами, каким был сталинский правящий политический класс? И здесь приходится поневоле признать, что содержательных, фактически и документально обоснованных трудов, которые помогали бы осмыслить именно эту проблему (а она действительно стоит пристального внимания) - к сожалению, не так уже и много.

Тем большего внимания стоит новая монография доктора исторических наук Николая Дорошко 'Номенклатура: руководящая верхушка Советской Украины. 1917-1938 гг.' (Киев, издательство 'Ника-Центр', 2008), посвященная результатам научных поисков автора в исследовании проблемы формирования и функционирования компартийно-советской номенклатуры УССР в 1917-1938 гг. Широкое использование архивных и других источников позволило Николаю Дорошко по-новому оценить 'вклад' руководящей прослойки Советской Украины в утверждение тоталитарного строя в СССР, доказать его причастность к страшному Голодомору 1932-1933 гг., выяснить реальные мотивы уничтожения функционеров УССР сталинским режимом во время массового террора 1937-1938 гг. Автор предложил также ряд теоретических положений, полемических, касающихся отдельных традиционных представлений о деятельности партийно-советского руководства УССР, и ее последствиях.

Тема монографии Н. Дорошко, вне всякого сомнения, является более чем актуальной и для наших дней. Он подчеркивает, что стоит всегда помнить о 'неполноценности украинской номенклатуры как элиты общества, ее несамостоятельности и подчиненности московскому партийному центру. Неполноценность украинского государства и является серьезным препятствием на пути демократизации общества и выхода Украины на абсолютно самостоятельный путь развития'. По мнению автора, 'правдивые уроки советского опыта способны плодотворно действовать на современном этапе создания государства. Ведь во многих внутренне- и внешнеполитических проблемах сегодняшнего дня без особого труда можно увидеть историческое родство с событиями 1920-1930-х гг., отыскиваются их глубинные, существенные причины, проявляется не только внешнее, но и внутреннее детерминированное сходство'. Бесспорно, справедливые слова!

Разделы книги М. Дорошко ('Становление компартийно-советской номенклатуры УССР', 'Номенклатура органов власти и управления УССР', 'Деятельность номенклатуры Советской Украины в конце 1917-1938 гг.') имеют определенный тематический центр, и каким он является - четко видно хотя бы по тому, что в названиях всех разделов то и дело повторяется то же самое ключевое слово: 'номенклатура'. Вообще, этот термин (и, главное, социальную группу, которая реально влияла на политические и экономические процессы в нашей стране на протяжении всего ХХ столетия и источник власти которой и сейчас остается более чем мощным!) мы уже раньше встречали в трудах западных и российских ученых - достаточно только вспомнить такие имена, как Милован Джилас, Михаил Восленский, Абдурахман Авторханов... А вот что касается 'украинского сегмента' этой проблематики, то можно сказать, что работы здесь (так же, как и методологических 'пропусков') еще весьма много. Именно эти 'пробелы' и стремится заполнить Николай Дорошко.

На страницах монографии встречаем целую портретную галерею известных представителей украинской партийной, советской и хозяйственной номенклатуры: Станислав Косиор; Христиан Раковский, Григорий Петровский, Григорий Пятаков, Дмитрий Лебедь... Что объединяло этих людей, внешне таких разных, с непохожими биографиями, судьбами, не всегда одинаковыми взглядами? Ответ - в типологически подобных чертах упомянутых деятелей, на чем и акцентирует внимание автор. Именно эти черты (жестокость, непримиримость, фанатичная вера во владение монополией на истину, стремление прибегать к насилию как универсальному, всесильному средству политической борьбы, таинственность и конспирация буквально во всем) и разрешения большевистской партии встретить социальные 'бури' 1917 года во всеоружии. Потому что, отмечает автор, 'уже на время Февральской (1917 г.) революции в России большевики имели аппарат, в котором преобладали представители интеллигенции и бывшие рабочие, которые, превратившись в профессиональных революционеров, утратили связь с классом, от имени которого они провозгласили намерение осуществить 'революционные преобразования'. Именно они, вчерашние подпольщики, заняли руководящие должности в самодеятельных рабочих и солдатских советах, взяв на себя функцию вершителей судеб пролетариата, а в дальнейшем - и всего народа. Так развивалась и укреплялась тенденция к отделению от масс партийного руководства, которое притворялось, что его собственные интересы тождественны интересам рабочего класса. Октябрь 1917 г. организация профессиональных революционеров встретила во всеоружии. Взлелеянная своим вождем В. Лениным, она готова была превратиться в ядро нового государственного механизма.

Важнейший вывод, который делает автор на основе тщательного анализа фактов, документов, высказываний исторических деятелей, и, главное, на основе реальной политической практики лидеров большевиков 1917-1938 годов - это то, что КП(б)У, собственно, и по своим стратегическим целям, и по тактике, и по национальному составу (в монографии приведены убедительные статистические данные) не была, особенно в 1917-1923 гг., то есть до начала официального провозглашения политики 'коренизации', украинской партией, поскольку тщательно выполняла все приказы кремлевского 'центра'. Усиливало зависимость Украины от Москвы еще и то обстоятельство, отмечает Н. Дорошко, что 'до лета 1918 г. в Украине не существовало не только собственной коммунистической партии, но даже филиала РКП(б), поскольку последняя не признавала ни по уставу, ни на практике не то что независимости, но даже местной автономии компартий национальных республик (такое великогосударственническое отношение большевиков к своим 'младшим братьям' из национальных окраин России практиковалось ими и в дооктябрьский период)'.

Воспроизведя процесс формирования партийно-советской номенклатуры УССР в 1920-1930-е годы ХХ века, Николай Дорошко делает такой общий вывод: 'Превратившись в господствующий слой советского общества, номенклатура сыграла чрезвычайно негативную роль в его жизни. Десятки миллионов человеческих жертв, бедность населения, ликвидация свобод, лишение членов общества элементарных условий для нормального существования, утверждение тоталитарного режима - вот неполный перечень ее 'заслуг'. Сталинское руководство представляло идеальное общество слаженным механизмом, на вершине которого находится абсолютно независимый от него руководящий центр, а в основе - массы, подчиняющиеся последнему безусловно и сознательно... Коммунистическая номенклатура прошла большой путь к этому идеалу, но так и не смогла навсегда навязать его обществу'. И с этими словами автора монографии об УССРовской номенклатуре нельзя не согласиться.

N108, субота, 21 червня 2008

______________________________________

История Украины: сало, шаровары и горилка ("Зеркало Недели", Украина)

Вожаки казацкой вольницы ("Вiйсько Украiни", Украина)

Степан Бандера: воля, преданная нации ("День", Украина)