Зная о чрезвычайной придирчивости и эрудированности инетовской публики, автор признается: название статьи своровано у Солженицына.

Автор не является пылким сторонником упомянутого писателя. Почти одноименный публицистический опус "Как нам обустроить Россию" бросил, как только речь зашла об Украине. Поскольку все чисто по Винниченко, следует оцарапать кожу российского интеллигента, как оттуда вылезет сами знаете чье рыло...

А название запомнилось. Итак, пусть хоть так, опосредствованно, этот полуукраинский Нобелевский лауреат послужит своей, по его же словам, полуродине.

Перечитав комментарии к статье на 'УП', я понял - похоже, народ созрел к радикальным переменам в отношениях с властью.

Но тут без радикальных идей, лозунгов или действий не обойдешься. Поскольку радикальные реформы без этого просто невозможны.

Но поскольку этот материал никакого радикализма не предусматривает, то автор, чтобы поддержать какой-то градус, перед его изложением решил поделиться, возможно, и не радикальным, но крамольным мнением.

Интересно, задавал ли кто-то себе вопрос, почему прибалты, с которыми Украина на пути независимости стартовала одновременно с развалом Союза, в развитии демократии зашли так далеко, что уже давно интегрировались во все существующие европейские структуры, а украинцы так и повисли на старте?

Очевидно, это стало возможным потому, что там произошли определенные кровавые события: у латышей неизвестные спецназовцы постреляли таможенников, а литовцев подавили советские танки.

Именно эти события, вместе с памятью о гражданском обществе, которое было пусть и не окончательно развитым, но все-таки существовало в довоенных прибалтийских странах, настолько сплотили эти народы и их элиты, что лозунг "Лучше мы будем голодными, будем жить при свечках, но действительно независимыми!", стал не просто лозунгом, а руководством к радикальным действиям.

Украинцам же независимость досталась, как подарок, без каких-либо особых событий, которые бы сплотили народ и хотя бы часть его элиты.

Ну, а о памяти о гражданском обществе и говорить нечего, поскольку таковой не существовало вообще из-за отсутствия гражданского общества когда-либо на территории Украины.

Автору могут возразить, мол, украинцы за свою историю принесли достаточно жертв, чтобы быть достойными своей независимости.

Да! Но, во-первых, не всегда эти жертвы приносились ради независимости. Во-вторых, это, так сказать, давняя память о жертвах, которая к современному процессу борьбы и отстаивания независимости и демократии имеет сугубо опосредствованный характер.

Но, если кто-то подумал, что автор призывает к топору, чтобы заставить власть действовать в нужном для общины русле, то он ошибается. И хотя не исключено, что без этого может и не обойдется, но пока у украинцев есть шанс все сделать мирным путем.

И путь этот - развитие гражданского общества.

Ликбез о восьми главных составляющих гражданского общества

В энциклопедических талмудах советского периода термин "гражданское общество" отсутствует вообще. А пока своих энциклопедий, вроде Оксфордского словаря, не имеем, то воспользуемся испытанным методом загибания пальцев.

Сначала следует понять, что гражданское общество могут сформировать только свободные и независимые личности. А, как известно, ни войско, ни государство, ни партии, ни религия, ни закон - ничто и никто не дают такой свободы и независимости, как частная собственность.

То есть гражданское общество - это такое состояние, когда практически каждый гражданин есть, или может стать, владельцем чего-нибудь: или металлургического гиганта - при возможности, или же свечного завода - при желании. Загнем первый палец.

Гражданское общество - это когда человек еще с молоком матери всасывает или чуть позже - через отцовский ремень - начинает понимать: частная собственность - это священная корова. И нет в мире ужаснее преступления, чем посягательство на чью-то собственность.

А государство со всеми своими институтами и атрибутами - армией, полицией, судом, законом, парламентом, президентом и т.п. - обязано пристально следить, чтобы никакие грязные лапы не потянулись к частной фешенебельной вилле на ЮБК или к клочку земли с милой глазу халупой в какой-то Богом забытой Зачепиловке.

Но так себя ведет только государство, вымуштрованное гражданским обществом.

Поскольку самым коварным врагом гражданина-собственника является НЕ ночной воришка с ножом в кармане, НЕ завистливый сосед - потенциальный поджигатель твоей фермы или мастерской, НЕ бандиты с калашами и утюгами, а именно НЕвымуштрованное гражданским обществом государство.

Именно оно ведет постоянную смертельную борьбу за частный надел, виллу, халупу, мастерскую или же автогигант... и стремится оно не только захватить все выше перечисленное, но и приватизировать владельца этого сокровища.

Так что главное задание гражданского общества - это приручение дикого государства. Загнем второй палец.

Муштра эта может носить разный характер. Как известно, любая власть считает своим главным заданием - как можно глубже и наглее влезть гражданину в карман, и это можно понять, поскольку государственным охранникам твоего покоя и богатства кушать тоже хочется...

Но, если обнаглевшее государство не только вывернет карманы лояльного гражданина, но и еще сядет горемыке на шею, говоря при этом ему на ушко: "Как работаешь, так и живешь!", то этот законопослушный гражданин просто обязан перестать быть лояльным и в лучшем случае должен отправить государственных бонз в отставку.

В худшем - за решетку, ну и в самом плохом - в эмиграцию или же с моста в прорубь.

Последнее называется революция, после которой, как правило, не остается ни государства, ни гражданского общества, если таковое до этой напасти существовало.

Наученные горьким опытом маратовско-кромвелевских потрясений, умные государства, как например, Франция, Англия, Германия, Польша или Чехия, до этого уже не доводят. Умные общества - тоже.

Поскольку умные граждане умного государства знают, что президента, премьера с правительством и парламент они посадили на голову себе собственноручно, а не какое-то там ни перед кем не подотчетное Политбюро.

И как посадили, так могут вежливо и попросить пересесть с этой головы в другое, менее удобное место, устроив в определенное время массовое гуляние с посещением избирательных участков, где и повычеркивают в бумажках, которые называются избирательными бюллетенями, фамилии или партии всех, кто не оправдал доверия.

А случается и так, что общество, разгневанное неуважением и одураченное предвыборным краснобайством государственных достойников, устраивает своим избранникам вселенскую взбучку под заморским названием "импичмент"...

Или досрочные выборы, после которых бывшие народные любимцы зарекутся сами и потомкам своим до седьмого колена прикажут не ходить больше в "родители нации".

Все вместе это называется избирательным правом и является неотъемлемым элементом гражданского общества. Что ж, загнем третий палец.

Приученные к бесконечной веренице выборов без выбора в совковые времена, украинцы были ошарашены "альтернативными" избирательными баталиями 1989-90 годов и возлагали определенные надежды на созданный более или менее демократическим путем депутатский корпус в уже независимой Украине в 1994 и 1998.

Но, наблюдая за отчетами из сессионных тусовок нардепов низших уровней, начали понимать, что напомнить предвыборные обещания сотен и тысяч наших избранников и отследить их выполнение практически невозможно.

Чтобы как-то проконтролировать такое количество депутатов, пришлось бы бросить все остальные дела. Но все равно эффект такая вселенская ревизия дала бы мизерный.

Поскольку обычный гражданин не имел реальной возможности зажать своего конкретного светлейшего любимца где-то в глухом уголке и вежливо так спросить; "А ну, голубь отвечай, как ты выполняешь свои предвыборные побасенки?".

А всенародный избранник, несмотря на все декларации, не несет абсолютно никакой ответственности за свои действия и поступки ни перед избирателями, ни перед обществом, ни перед государством.

То есть само по себе избирательное право, без эффективного механизма контроля над деятельностью депутатов, не стоит и ломаного гроша.

Во всем цивилизованном мире простой, как дверь, и эффективный, как пурген при политических запорах, механизм такого контроля базируется на многопартийности.

Дело в том, что многопартийная система выборов и формирование законодательной и исполнительной власти априори предусматривает строгую ответственность партии за своего выдвиженца.

И обусловлена такая ответственность не каким-то там законом или универсалом, а риском для партии потерять на очередных выборах какой-то процент голосов избирателей.

В Украине за здешних депутатов до 2002 года никто не отвечал. Но даже после внедрения частичной, а с 2006 года полной пропорционалки, говорить о настоящей многопартийности в Украине пока не приходится.

Но об этом немного позже, а пока констатируем: многопартийность является составляющей частью гражданского общества - и загнем четвертый палец.

Если гражданин попадает в милицию и ему, вместо того, чтобы разбить до крови морду, предлагают принять к известию, что с этого момента все сказанное может быть использовано против него, кроме того, он имеет право сразу же вызвать адвоката и до его появления вообще ничего не рассказывать, то возникает подозрение, что этим гражданином занимаются представители правового общества.

Если в суде дело рассматривает абсолютно ни от кого, кроме закона, независимый судья, обвинение будет поддерживать зависимый от государства (поскольку является государственным чиновником) и закона прокурор, а защищать будет зависимый только от самого себя и клиентских интересов адвокат - подозрение относительно правового государства усилится.

Если же это таки дело, по мнению судьи, настолько сложное и важное, что решать его он сам не в состоянии, то оно попадает (по решению того же судьи) в суд присяжных, а судьбу задержанного будут решать 12 народных посланцев, то можно быть уверенным: такой задержанный живет в правовом государстве.

Главной характерной особенностью правового государства является верховенство закона - начиная с правил перехода улицы и заканчивая контролем над деятельностью такого почтенного института, как спецслужба.

А за тем, чтобы это верховенство никем не нарушалось, следит Конституционный Суд, членом которого в некоторых странах стать намного сложнее, чем президентом.

Так что гражданское общество - это правовое общество. После чего загнем пятый палец.

Государство с самой мощной в мире армией, с жестокой политической системой, с могущественным "волкодавом" КГБ и с всеконтролирующей КПСС во главе, исчезло с мировой карты практически за три дня.

Попробуй, развали так Францию, Англию или даже карликовый Лихтенштейн. Ничего не получится. Поскольку могущество этих государств основывается на силе гражданского общества.

Да, государство - это сила. Но и гражданское общество тоже сила, которая противостоит государству и держит его в ежовых рукавицах. Иногда кажется, что в тех же США, например, между властью и обществом цветут дружеские отношения, на фоне которых "ирангейт" или бунты латинос - неприятные недоразумения и исключения.

Но более или менее гармонические отношения между двумя главным силами нации не вызывают удивление потому, что там государство уже вымуштровано обществом уважать его свободы и даже охранять их.

В свою очередь, народ воздерживается от мелочного вмешательства в государственные дела.

Но чтобы достичь такой идиллии, обществу необходимо, несмотря ни на что, освободиться из-под давления государственной машины, то есть самому стать силой - создавать собственные структуры и с их помощью, перехватив инициативу, до тех пор давить на болезненные места власти, пока она научится ни на грамм не выходить за рамки закона.

Закона, обратите внимание, продиктованного уже не государством, а обществом.

А структурами гражданского общества являются любые независимые объединения граждан. Это - ассоциации мелких и средних собственников, потребителей, разные профсоюзы. Это всякие фонды и клубы - от федерации предпринимателей до лиги сексуальных меньшинств.

Понятно, что именно в независимых университетах и институтах возникают юридические, экономические, социологические и прочие научные центры общества. На его стороне - и как его политическая сила - действуют все оппозиционные политические партии. Итак, независимые от государства общественные институты являются одной из самых главных основ гражданского общества.

Откроем счет пальцев на другой руке.

Кроме уже упоминавшихся случаев противостояния государства и общества, между ними также происходит перманентная борьба за обладание четвертой властью. Поскольку действительно: кто владеет информацией, тот контролирует ситуацию.

Практичные американцы, чтобы завершить эту борьбу, взяли и прямо в Конституции дали государству по рукам: "Конгресс не должен выдавать законы, ограничивающие свободу слова и прессы". Никаких ограничений - и все!

Загнем седьмой палец.

Но самое главное - это люди, которые формируют гражданское общество.

А его фундаментом является так называемый средний класс - класс бизнесменов и предпринимателей, высококвалифицированных рабочих и фермеров, высокооплачиваемых юристов, деятелей культуры и науки, которые помимо остального отличаясь обостренным чувством патриотизма, при первой же возможности не убегают за бугор из надоевшей страны.

Характерной особенностью этого класса является то, что все его представители, будучи владельцами материальных и интеллектуальных ценностей, в своем большинстве люди аполитичные, привыкшие заниматься, в первую очередь, своим делом и осознавшие главную жизненную аксиому: в этой жизни рассчитывать можно только на самих себя.

При этом они прекрасно понимают, что их жизненный успех непосредственно зависит от того, на их ли пользу тратит государство их же налоги, в надежном ли состоянии находится судебная система, не наблюдаются ли чьи-то недобрые посягательств на свободную прессу или частную собственность?

И если здесь что-то не так, они могут бросить все и вмешаться лично или через структуры гражданского общества, или, в исключительном случае - через Майдан.

Завершим отсчет пальцев и перейдем к украинским реалиям.

Кто в доме хозяин?

Чем дальше, тем увереннее народонаселение, приходит к заключению, что ни Ющенко с его балаганным секретариатом, ни Юля, со всеми ее обицянками-цяцянками и Кабмином, ни Янукович, с теневым правительством, на государственных руководителей явно не тянут.

И если после такого убеждения народонаселение, вместо того чтобы и в дальнейшем искать себе хозяина, поймет, что именно оно и есть хозяином в этой стране - значит, украинцы созрели к тому, чтобы начать развивать гражданское общество.

А если же нет, то все может произойти, как в анекдоте...

Жители пожаловались участковому, мол, соседи из 57-й квартиры их совсем достали. Музыка третьи сутки не стихает. Шум, грохот, бедлам. Голые девки по вечерам на балконе пьяными криками прохожих пугают.

Молодняк на лестнице постоянно кайфует. Дым от драпа в подъезде коромыслом. Какие-то темные личности по вечерам в эту квартиру шмыгают и оттуда вещи и мебель выносят.

Пошел участковый разбираться. Звонит в квартиру, а ему дверь открывает мальчуган лет 8-10, обдолбанный и с косяком в зубах. Мент спрашивает: "Хозяева, дома?"

А пацан, хитро так прищурившись и выпуская струю дыма в сторону мента, задает встречный вопрос: "А ты, как считаешь?"

__________________________________

В 'оранжевой' Украине на роль 'врага' избрана Россия ("Газета 2000", Украина)

Украина или Украина-го? ("Киевский ТелеграфЪ", Украина)

Украина как альтернативный путь русского развития ("День", Украина)

Геополитика имиджа: российские победы и украинский проект ("Газета 2000", Украина)