Спрос на 'черное золото' - и тревога из-за растущих цен на него - сегодня настолько велики, что возникает соблазн всецело, некритически, поддержать планы крупных западных нефтяных компаний по возвращению в Ирак.

К сожалению, намеченные сделки в этой области могут оживить в арабском мире вполне понятные подозрения относительно того, что реальной причиной для американского вторжения в Ирак стали нефтяные богатства этой страны, и еще больше усилить взаимное недоверие и неприязнь между иракскими соперничающими религиозными и этническими фракциями.

Как сообщает на страницах Times Эндрю Креймер (Andrew Kramer), Exxon Mobil, Shell, Total и BP - первоначальные совладельцы Iraq Petroleum Company - завершают переговоры, которые позволят им вполне официально вернуться на иракский нефтяной рынок, откуда они были изгнаны 36 лет назад. Еще один участник этих контрактов - фирма Chevron.

Ирак, несомненно, нуждается в современных технологиях и навыках, которые могут дать ему эти нефтяные гиганты. Хотя по объему нефтяных запасов эта страна занимает одно из первых мест в мире, многолетние санкции ООН и война тяжело отразились на ее нефтяной промышленности. По словам государственных чиновников, они ставят своей целью повысить нефтедобычу с 2,5 до 3 миллионов баррелей в сутки. В мировом масштабе это увеличение не выглядит значительным, но в условиях, когда нефть стоит 140 долларов за баррель, оно весьма немаловажно для иракцев, нуждающихся в деньгах для восстановления разоренной войной страны.

Трудно винить Багдад за стремление полнее использовать нефтяные богатства страны, особенно в ситуации, когда курды на севере Ирака ускоренными темпами заключают контракты на освоение месторождений, расположенных на территории их полуавтономного региона. Тем не менее, избранный иракским правительством формат переговоров страдает рядом недочетов, что не может не вызывать тревогу.

Контракты без каких-либо тендеров подписываются с компаниями, которые с момента американского вторжения неофициально консультируют иракское Министерство нефтяной промышленности по вопросам увеличения добычи. Их хотя контракты ограничиваются вопросами замены оборудования и технической поддержки, а действовать они будут всего два года, с их помощью соответствующие компании создадут 'плацдарм' для заключения куда более выгодных долгосрочных сделок.

Учитывая, что одной из общепризнанных проблем иракского государства является коррупция, подобные контракты обрели бы большую легитимность, если бы они выставлялись на тендер, открытый для всех, а сам процесс носил более транспарентный характер. И при заключении долгосрочных соглашений о разработке нефтяных месторождений иракским властям следует взять эти стандарты на вооружение.

Беспокоит и другой факт: сделки заключаются несмотря на то, что иракский парламент так и не принял законы о распределении нефтяных ресурсов и доходов - что администрация Буша считает одной из важнейших задач страны в политической сфере. Это свидетельствует о сохраняющихся в Ираке глубоких разногласиях относительно того, кто должен контролировать нефтяные ресурсы - Центр или регионы, следует ли задействовать при их разработке иностранные компании, и каким образом должны распределяться доходы от нефтедобычи.

США и нефтяные компании должны побуждать иракские официальные круги к политическим компромиссам, необходимым для установления законодательным путем максимально транспарентных правил игры в сфере управления обильными сырьевыми ресурсами страны. В противном случае нефть станет еще одной центробежной силой, разрывающей Ирак на части.

_____________________________________________

Иракская война: 5000 долларов в секунду ("The New York Times", США)

А нам говорили, что это ненадолго. . . ("Los Angeles Times", США)

Где же был план? ("The New York Times", США)

Кондолиза Райс, Роберт Гейтс: Что нам предстоит сделать в Ираке ("The Washington Post", США)