Кульминацией концерта "Виват, Россия" стало выступление театра "Русская песня" во главе с его бессменным руководителем и солисткой Надеждой Бабкиной. После выступления, почти в полночь, я получила 10-минутное интервью с певицей. Надо отдать должное, Бабкина говорит идеально - без всяких "э-э-э", вводных слов, четко и слаженно.

Начала Надежда Георгиевна с политики. Дав напутствие, как и что следует делать молодым политикам, чтобы повести за собой народ. Ответ простой: работать с народом, разбить на группы и работать, не жалея сил. Еще Бабкина не может понять, почему некоторые русские возмущены переносом Бронзового солдата. "Его не разрушили, а перенесли на кладбище, куда можно ходить и возлагать цветы", - искренне удивлялась артистка, напомнив, что в Москве многие памятники вообще были стерты с лица земли. И напомнила всем, проживающим в Эстонии, что они должны акцептировать действия своего правительства, раз уж они тут остались. Правда, певица согласилась с тем, что часть русских не чувствует себя своими в Эстонии и не ощущают себя принадлежащими к России. Поэтому они очень агрессивны.

- Я совершенно далека от политики. Самое главное - это осознание человека в его жизни. Публика - замечательная. Патриотизм я испытываю всегда. Но - есть но. Люди в зале очень агрессивные. Никогда агрессия не породит успеха. Ни в какой борьбе. Молодым политикам надо деликатно работать с людьми. На уровне психологии. Людей в данной ситуации никто не обижает, они обижают сами себя. Вот я приехала, я человек пришлый, вошла в зал и почувствовала агрессию. Это было ужасно. Раньше этого не было. Я не первый раз приезжаю в Таллинн. Когда празднуют свободу того или иного государства, я удивляюсь, о какой свободе говорят? Мы все зависим друг от друга. Независимость страны. Минуточку. От кого? От собственных людей? Мы все зависим друг от друга. Мы только свободны своим нутром. Там мы свободны. В выборе, в общении, но все друг от друга зависим.

- Как вам удается оставаться постоянно такой жизнерадостной и активной? Мне сказали, что в месяц у вас 23 концерта.

- Да больше бывает. А вы думаете, моя жизнь складывается только из концертов? У меня есть еще немножко личной жизни, общение с прессой, съемки, записи, репетиции. Этот вопрос не ко мне.

- А к кому?

- К Богу?

- Вы всегда были такой?

- Тоже вопрос не ко мне. К окружению, к людям. Себе я славу пою - это не ко мне.

- Я же не могу спросить Бога.

- Почему не можете? Можете. И дождаться ответа. И поймете: получили вы ответ или нет.

- Можете рассказать свой типичный рабочий день?

- Могу. Например, завтра в 5 утра мы выезжаем (интервью состоялось 13 июня. - Л.Т.). Собираем костюмы, я принимаю душ. Мы поговорим о перспективах, что нас ждет, в половине шестого вылетаем, прилетаем в Ригу, пересаживаемся на самолет и летим в Москву. Прилетаем, я заезжаю домой, меняю костюм, принимаю душ, сажусь в машину и еду на концерт. Завтра - праздник, и мы приглашены работать на большом празднике, где будет правительство Москвы и много гостей. Мы отрабатываем программу, потом, видимо, я возвращаюсь домой, если у меня не будет еще какой-то дополнительной нагрузки. По всей вероятности, где-то в 2 ночи я приступлю ко сну. В два или полтретьего - это мое постоянное время. Я всегда получаю план действий от директора, который формирует мой день, и вижу, какие окошечки есть свободные для себя любимой. Потому что я должна еще и заниматься собой: сходить в фитнес, к косметологу, сделать некие процедуры, чтобы побаловать себя. А потом опять - репетиции, гастроли. Плюс фестиваль многонациональных культур, который я организовала и вожу по стране. Помимо сольных концертов или праздничных выездов у нас марафон с этим фестивалем. Уже дали 62 концерта. Много проектов внутри Театра песни. Деятельность большая. Я занята по горло. Это мой образ жизни. Моя реализация. Слаба Богу, что я востребована. Хотя этот жанр считается неформатным, я не знаю, кто из попсовых звезд занят столько, сколько я. Скорее всего, никто. Все в шоке, когда видят наш план. Говорят: ни фига себе, как вы работаете? У нас такого нет.

- А что касается завтраков, обедов, ужинов? Они есть в вашей программе?

- Я святым воздухом питаюсь и любовью людской.

- Такого не бывает.

- Почему? Вот перед вами стоит объект, смотрите. Я водички попила, и достаточно. Причем, 2,5 литра в день.

- И все?

- Угу.

- А если серьезно?

- Кроме шуток. Ну, творожку поклевала. Как курочка ем. Сегодня, правда, меня сводили в шоколадницу. Дали шоколаду - до тошноты, лучше бы и не ела. Меня тошнит. Передоз. Я очень хотела шоколада. Шоколадница, там все очаровательно, старая мебель трухлявая. Лабрадоры бродят, в уголочках торшерчики, абажурчики, гитарки висят, плюшевые диванчики, все мило и замечательно. Но у меня все слиплось внутри. Я с вами говорю, а мне дурно. Похоже, что не надо искушать судьбу тем, что тебе не надо. Так что грешна я.

- Как проводите свое свободное время?

- Вот у меня отпуск скоро, и я еду к своему любимому человеку в Америку.

- Любимый человек - это Евгений Гор?

- Да. Он туда уехал учиться в студию Элтона Джона. Его пригласили. Поеду, порадую его своим присутствием.

- Где вы покупаете одежду?

- В бутиках.

- В России или за границей тоже?

- В России. Сегодня решила зайти в ваши магазины. К сожалению, ничего не купила. Раньше покупала, в этот раз - нет. Поэтому я уезжаю не солоно хлебавши.

- Действительно, незадача.

- Шоколаду объелась, ничего не купила. Нет, все хорошо. Я одеваюсь в бутиках с мировыми марками.

- Предпочтения есть?

- Предпочтений нет, но у меня и "Гуччи" есть, и "Прада", и "Версаче", и все серьезные марки. Как обычно. Одеваюсь нормально. Здесь видела только "Босс". Когда последний раз была в Италии, я отдохнула, погуляла, но в то же время вышла новая коллекция Etro. Потрясающая, я взяла несколько платьев, шарфы. У нас в Москве ее еще не было, а у меня уже была. Меняю одежду раз в год, как минимум. Скорее, два раза. Набираешь иногда много вещей и не успеваешь надеть, как уже даришь кому-то.

- Вы так делаете?

- А куда я их? Продавать что ли? Не выбрасывать же. Родственникам пересылаю, дарю.

- Драгоценности вы сами покупаете или вам дарят?

- Кое-что дарят, бесспорно, кое-что сама приобретаю. Большая часть подарена. Я не падкая на драгоценности. Если мне их дарят, я знаю, кто мне их дарит, к какому событию. Я от чужого человека никогда ничего не возьму. Мне приятно, и я их ношу. У меня есть драгоценности серьезные, допустим, бриллиантовые. Я их не надеваю. Я просто стесняюсь их надевать. Слишком пафосно. Я не знаю, куда. (Руки Надежды были увешаны бриллиантовыми кольцами, на правой руке сверкали дорогие часы, но артистка сказала, что это - сущие пустяки. - Л. Т.)

- На прием какой-то?

- И стоять? Я не могу. Я должна общаться, танцевать, бегать, суетиться. А при таких украшениях надо сесть и размахивать веерочком. Короче, лежат они у меня в банке и лежат.

- Вы верующий человек?

- Если я вызываю у вас некие сомнения, пусть будет так.

- Вы верите в судьбу, в Бога, в удачу?

- Можно верить только в одно. Только во Всесоздателя.

"МК Эстония"