Вот прогноз: Морган Цвангираи получит Нобелевскую премию мира за этот год.

Он станет самым достойным лауреатом с того момента, как эта премия в 1991 году досталась бирманке Аун Сан Су Чжи (Aung San Suu Kyi) (один из немногих достойных лауреатов). Морган Цвангираи заслуживает ее, потому что более десяти лет политически и даже физически противостоит диктатуре Роберта Мугабе с ее бандой наемных громил; потому что он организовал демократическую оппозицию и победил на выборах, на которых все было против него; потому что он не захотел ставить собственные амбиции превыше благополучия своего народа, когда второй тур голосования превратился, как он сказал на прошлой неделе, в 'жестокий и противозаконный обман'.

А вот второй прогноз: Нобелевская премия мира Цвангираи окажет точно такое же воздействие на кровавый курс зимбабвийской политики, как и премия Аун Сан Су Чжи на политику Бирмы. То есть, никакого.

Зимбабве - это еще одно место на карте, из-за которого цивилизованный мир мучает совесть. В списке также есть Бирма, Тибет и Дарфур. (Вопрос: когда повсюду появятся автомобильные наклейки с надписью 'Свободу Зимбабве'?) Эти места уникальны по своей неприглядности - и не только потому, что там случаются уникальные по своей непристойности вещи. Они вызывают отвращение из-за того практически невыносимого диссонанса, который существует между широко рекламируемой обеспокоенностью мировой общественности и тем, что эта общественность делает в действительности.

Взгляните на те законодательные акты, которые предлагаются либо уже приняты в Конгрессе США по Дарфуру. Есть Акт о мире и подотчетности в Дарфуре (законопроект 3127, принятый палатой представителей). В 2006 году он был подписан президентом Бушем и стал законом. Согласно этому закону, против официальных лиц, признанных виновными в геноциде, должны применяться санкции. Есть резолюция палаты представителей N 992, в которой звучит призыв к президенту назначить специального представителя в Судане. (Президент такого представителя назначил, но помнит ли кто-нибудь его имя?)

Далее, есть закон от 2007 года о 'подотчетности и лишении прав в Судане', который дает штатам и муниципалитетам США право (но не обязывает их) на изъятие инвестиций у компаний, занимающихся коммерческой деятельностью в Судане. Есть резолюция Сената N 559, требующая от президента объявить Дарфур бесполетной зоной. Есть так называемая поправка Клинтона, поправка Рида, поправка Менендеса, поправка Дурбина/Лихая, поправка Джексона, резолюция Либермана, поправка Обамы/Рида, а также Закон о мире в Дарфуре.

Это лишь часть списка. А тем временем, количество жертв в районе Дарфура только увеличивается, о чем свидетельствуют различные оценки. По данным Всемирной организации здравоохранения, на сентябрь 2004 года их число составляло 50000 человек. По данным Центра исследований эпидемиологии катастроф (Center for Research on the Epidemiology of Disasters) бельгийского Католического университета города Левен, на март 2005 года количество жертв составляло от 63 до 143 тысяч человек. По данным представителей ООН, на март 2008 года количество погибших в Дарфуре равнялось 200 тысячам. В апреле этого же года ООН признала, что оценка прошлого месяца была неточной, и статистику жертв следует увеличить еще на 100000.

В видеоклипе для коалиции 'Спасти Дарфур' (Save Darfur) Барак Обама заявляет, что геноцид - это 'пятно на наших душах'. И как он предлагает смыть это пятно? 'Ужесточить санкции' против правительства Судана, взять 'твердые обязательства по тыловому и транспортному обеспечению, а также по оснащению' международной миротворческой миссии в Дарфуре. Но ни единого слова о том, собирается ли Обама рисковать жизнью американских солдат, чтобы остановить эту бойню.

Такая же история и в Зимбабве. Совет Безопасности ООН проводил вчера заседание по обсуждению возникшего кризиса, а британский премьер-министр Гордон Браун заявил в парламенте, что 'мир един в своем мнении: так продолжаться не может'.

Но безусловно, так и будет продолжаться. Есть возможность, что Мугабе и его самым главным министрам запретят ездить в Европу, хотя народу Зимбабве это ничего не даст. А другие санкции не приведут ни к чему. Режим уже начинает изгонять из страны работников благотворительных организаций и захватывать продовольственную помощь. Мугабе желает смерти своему народу - ведь придется кормить меньше ртов. Меньше будет и сторонников оппозиции, которых надо сажать в тюрьмы, пытать и убивать.

Решение кризиса в Зимбабве довольно простое. Кто-то (в идеале британцы) должен силой свергнуть Мугабе, посадить в президентское кресло Цвангираи, вооружить его сторонников, воспрепятствовать разгулу насилия, а затем уйти. Но 'спасение Дарфура' это нечто иное, хотя и здесь возможно применение в необходимой мере военной силы Запада, чтобы заставить Хартум согласиться на независимость или автономию Дарфура. Бирма? То же самое.

Теоретики международных отношений, включая известного советника Обамы Сьюзан Райс (Susan Rice), оправдывают такого рода вмешательство, называя его 'обязанностью защищать'. Эта концепция очень уж напоминает киплинговское 'бремя белого человека'. Напоминает настолько сильно, что заложенная в ней идея непрошеного вмешательства до сих пор мешает многочисленным либералам дать согласие на такого рода интервенции. Сейчас они постепенно склоняются к этому, но слишком поздно - тысячи и тысячи уже погибли.

Так давайте же прекратим хныканье и начнем выполнять свою 'обязанность защищать' других - там, где это необходимо и возможно. Давайте спасем тысячи невинных людей, накажем безнравственных и порочных, выступим против тиранов и поддержим демократов - там, где это модно сейчас делать (в Бирме), и там, где такой моды нет (в Ираке). Если вдруг окажется, что именно на это нацелена внешняя политика Обамы, то это будет достойная политика. Странно, но она очень близка к доктрине Буша.

____________________________________________________________

Войны новой эпохи требуют более четких норм, определяющих право на вторжение ("The Guardian", Великобритания)

Окончание интервенции ("The New York Times", США)