Лидер политического движения 'Тависуплеба' ('Свобода') Константинэ Гамсахурдиа выступает с идеей правовой оценки государственного переворота 1991-1992 годов, нового рассмотрения вопроса о политических беженцах и политзаключенных вследствие этих событий и объявления нелегитимными всех выборов, состоявшихся в Грузии после 1992-го года.

Эти и другие вопросы, в том числе о структуре и функциях так называемого альтернативного центра, лидер 'Тависуплеба' изложил в специальном меморандуме, который представил объединенной оппозиции. Останется ли он в составе данного оппозиционного объединения, это, по его словам, зависит от того, как воспримут его меморандум входящие в коалицию политические субъекты.

'Джорджиан таймс' побеседовала с Константинэ Гамсахурдиа.

- Батоно Константинэ, определилась ли оппозиция окончательно, в какой форме она продолжит работу вне парламента?

- Окончательно мы еще не определились. На этот счет и сейчас ведутся консультации. Главное, что Национальный совет обязательно нуждается в реформировании, и надо разобраться в одном, - каким должен быть 'альтернативный центр' - только консультативным органом или органом смешанного типа, в определенной степени еще и координационным.

- Вы - сторонник какого из них?

- Я лично поддерживаю вторую форму, т.е. чтобы 'альтернативный центр' был консультативным, а в некоторых вопросах - и координационным органом. Если будет иное мнение, тогда нам придется работать в другом формате.

- То есть идея так называемого 'альтернативного парламента' не оправдала себя?

- Разумеется. Это будет номинальный орган, именуемый 'альтернативным центром', но не альтернативный парламент. В двух этих словах допущена серьезная ошибка. Между прочим, 'центр' - тоже неправильный термин. Еще раз говорю, это должен быть совещательный орган, в котором проводятся консультации и по определенным вопросам достигается согласие...

- Этот 'альтернативный центр' часто сравнивают с Национальным конгрессом, созданным в 90-ых годах минувшего столетия.

- В прошлом существовали какие-то одиозные образования, с которыми представители власти могут проводить параллели. Тогдашний Национальный конгресс действительно имел претензию быть альтернативным парламентом.

- Такая претензия была и у Национального совета объединенной оппозиции, когда он огласил идею 'альтернативного центра'.

- Сегодня это не так. Если у объединенной оппозиции будет подобная претензия и сформируется 'альтернативный парламент', тогда мои отношения со всей оппозицией перейдут в совсем другой формат.

- Вы заявили, что, возможно, уйдете из объединенной оппозиции. В чем причина?

- Это зависит от того, насколько серьезно отнесутся они к тому меморандуму, который я им представил.

- Какие конкретно требования к ним вы выдвигаете в своем меморандуме?

- Наш меморандум включает организационные и структурные вопросы, а также пути их решения. Имеется в виду весь оппозиционный спектр и отношения с ним. Этот Совет должен расшириться и охватить оппозиционный спектр полностью. Кроме того, меморандум предусматривает принятие плана действий и решение проблематичных вопросов, а также вопросов о политических беженцах и политзаключенных, ликвидацию негативных последствий недавнего прошлого.

- Что вы имеете в виду под ликвидацией негативных последствий недавнего прошлого?

- Имею в виду предание суду Эдуарда Шеварднадзе. Это имеет правовое, а также моральное значение для общества и не имеет ничего общего с местью или сведением счетов.

Должна быть дана однозначная политическая оценка факту свержения в 1992-ом году законной власти. Нелегитимными должны быть объявлены не только выборы 2008-го года, но и все выборы, проведенные после государственного переворота 1992-го года, а также власть, пришедшая к руководству страной насильственным путем.

- И что в результате мы получим?

- Если в стране пройдут справедливые, демократические и, так сказать, конкурентные выборы, без применения насилия, административного ресурса, власть, естественно, будет легитимной и получит легитимацию от тех людей, которые еще с начала 1992-го года не признают законность ни одной власти в Грузии.

- Это в определенной степени подразумевает и сотрудничество с изгнанным правительством. Существуют ли подобные аналоги?

- Сотрудничество, вероятно, будет носить скорее символический характер. Подобное имело место в Эстонии, когда эмигранты дали легитимацию новоизбранному парламенту. А тем парламентам, что избраны после 1992-го года, не хватает легитимности. Степень их легитимации очень низка, и ни одни выборы не смогли заполнить вакуум, вызванный разрывом в легитимности.

- Почему вопрос легитимации выдвигается на первый план тогда, когда наступает политический кризис, а потом его снова предают забвению?

- Это обычно происходит из-за политических интересов, но сегодня этот вопрос должен непременно стоять в повестке дня.

- Какая позиция по данному вопросу у объединенной оппозиции?

- Пока что их позиция мне неизвестна. Узнаем о ней в ближайшем будущем.

- Что вы скажете о тех членах оппозиции, которые не отказались от своих депутатских мандатов? Они не выдержали соблазна и комфорта, который сулят им кресло и иммунитет парламентария?

- Никакого иммунитета в парламенте не существует. Хатуна Гогоришвили ровно в 15 минут снимет иммунитет с любого депутата. Это показал и пример с Гелбахиани.

- Именно те люди вошли в парламент, кто больше всех шумел и обвинял других в торговле мандатами. Это не вызывает некоторого недовольства?

- Это вызывает то же, что и политическая ошибка другого человека.

- Вы проиграли выборы в Абаша. По-вашему, в чем причина этого?

- Тут речь не о проигрыше. Речь о том, что государственная машина одолела нас финансами, организованностью, силой, ресурсом, СМИ и международной поддержкой.

- Что вы имеете в виду под международной поддержкой, то, что международную поддержку имел некто Романоз Бжалава?

- При чем тут некто Бжалава?! 'Национальное движение' Михаила Саакашвили, рядовым членом которого был некто Бжалава, пользовалось поддержкой со стороны американского Госдепартамента, президента США, НАТО, Евросоюза. Разве это не международная поддержка?! Эти выборы выиграла государственная машина, а не 'Национальное движение'.

- Вы, политики, часто высказываете нарекания в адрес СМИ...

- Эти нарекания в меньшей степени относятся к прессе. Печатные СМИ сегодня действительно объективны. А что происходит на телеканалах, видят все. Исключение составляет только 'Кавкасиа', но территория ее вещания невелика.

- Новый парламент еще не приостановил полномочия депутатов, прошедших по квоте объединенной оппозиции. Что может предложить власть, чтобы вы согласились на сотрудничество?

- Речь о переговорах могла бы идти только в том случае, если бы оппозиция была представлена гораздо большим числом мандатов и правящая партия имела лишь на 20-25 мандатов больше, чем у оппозиции.

- К чему может привести решение оппозиции вновь выйти на улицу и продолжить борьбу акциями протеста?

- Мне трудно говорить что-то заранее. Будущее покажет.

_______________________________________

План предотвращения революции, восстания и массовых беспорядков ("Georgian Times", Грузия)

Грузинское противостояние ("Telegraf", Латвия)

Эдуард Шеварднадзе: C соседями так не поступают ("День", Украина)