Тесно связать интеграцию в ЕС и в НАТО - не изобретение Украины. Тем не менее, эта идея довольно новая и не использовалась во время первых волн расширения ЕС. Связь между вступлением в две организации возникла после падения "железного занавеса". В этот период ЕС (тогда эта аббревиатура расшифровывалась как "Европейские сообщества") находился в подвешенном состоянии: экономические мотивы для интеграции понемногу исчерпывались, а о политической интеграции, при шаткой международной ситуации, боялись говорить. В этих условиях роль главного "демократизатора" стран Центральной и Восточной Европы взяли на себя Соединенные Штаты. Именно так возникла идея, что вступление в НАТО необходимо предшествует вступлению в ЕС.

Эта концепция была успешно реализована странами ЦВЕ. В конце концов, население этих стран не скрывает своих проамериканских симпатий, для них НАТО - это бегство от российского господства, против которого они боролись почти 50 лет, возможность закрепить свою независимость, которая к 1990-тым годам все еще была шаткой. Ситуация, в которой оказалась Украина отличается. Специфика украинского восприятия НАТО известна. Ее составляющие - эффективная советская пропаганда в прошлом, умноженная на активную информационную антинатовскую политику России, которая нередко превращается в прямые угрозы украинской стороне.

Можно бесконечно долго говорить о том, что мифы надо развенчивать, о, мягко говоря, "небратском" поведении РФ, но факт остается фактом - поддержка НАТО на Украине остается ничтожно низкой. Это признают все: эксперты, президент, про- и антинатовские политики, генсек НАТО, украинские и заграничные СМИ. Для коррекции восприятия Альянса и его деятельности украинцами, начата массированная информационная кампания, цель которой - информирование населения о НАТО. Начало кампании "НАТО - да!" блоком НУНС не вселяет особые надежды относительно возможности существенного изменения общественных стереотипов.

Вячеслав Кириленко очень правильно сказал о том, что активные борцы против НАТО спекулируют мифами советского времени. Тем не менее, мифы - основоположная часть формирования общества, с ними тяжело бороться, их можно только менять. И даже это - очень сложно. Советские мифы и стереотипы создавала чуть ли не самая мощная пропагандистская машина в мире. Для их уничтожения мало простой аргументации и правильных фактов. Для этого надо, чтобы тот, кто говорит, пользовался значительным авторитетом в обществе.

Иначе он потопит и свой рейтинг и уровень поддержки собственно идеи. Уровень поддержки НУНСа ярко продемонстрировали киевские выборы... Итак, какое право на демифологизацию имеет эта или любая другая политическая сила? Рейтинги украинских политиков автора волнуют меньше всего. В конце концов, сотрудничество с НАТО можно получать таким образом, чтобы гарантировать, с одной стороны, безопасность Украины, с другой, - общественный покой. Ведь понятно, что какими бы благородными не были цели политиков (иронию - за скобки), но всегда найдутся силы, способные спекулировать на этом вопросе и настраивать народ не только против политиков, но и против украинского государства.

Ведь есть примеры Австрии или Швеции - стран-членов ЕС, которые сохраняют свой внеблоковый статус. Немного больше года назад автор присутствовала на встрече с руководителем миссии Швеции в НАТО. Он долго рассказывал, что хотя Швеция не является членом НАТО, представителей этой небольшой, по количеству населения, скандинавской страны допускают фактически на все встречи, обсуждения, планирования и т.п. Они фактически не чувствуют разницы между собой и полноправными членами Альянса. На логичный вопрос о том, в чем тогда разница, он ответил, что фактически единственное отличие заключается в невозможности применения известной Статьи 5 Договора о Североатлантическом альянсе - коллективной обороны в случае нападения на одну со сторон участника Договора.

Конечно, у Швеции нет причин ожидать военного нападения (но, несмотря на это, на севере страны предусмотрительные скандинавы до сих пор содержат военные подразделения в случай нападения со стороны России). Тем не менее, главная причина покоя шведских дипломатов заключается в твердой уверенности, что если такое нападение и произойдет, страны НАТО после стольких лет тесного сотрудничества станут на защиту "неполноценного" члена, несмотря на юридические формальности. Итак, и овцы целы, и волки сыты: шведы радуются своей нейтральности, шведские политики уверены, что есть гарантии защиты страны посредством тесного сотрудничества с самой эффективной системой коллективной безопасности.

Есть еще один нюанс - планы ЕС по развитию своих военных сил. Конечно, они находятся сейчас в зачаточном состоянии, тем не менее, войска ЕС уже самостоятельно принимали участие в нескольких международных операциях, первыми из которых стали миссия "Конкордия" в Македонии и миссия "Артемис" в Конго. Кстати, войска ЕС задействованы также в Приднестровье - непосредственно на границе Украины. Итак, следует ли сейчас пытаться "прыгать" в НАТО, несмотря на все внутренние распри, в условиях, когда есть перспектива присоединиться к формированию новой европейской системы безопасности? Безусловно, этот путь сложнее и нуждается в большей дипломатической гибкости, но не будет ли он целесообразнее, с точки зрения внутриполитической ситуации?

Кроме уже упоминавшейся нехватки авторитета среди населения у политиков, которые берутся пропагандировать вступление в НАТО, есть другие причины, которые заставляют сомневаться в эффективности этой кампании. Идеи относительно затрат денег налогоплательщиков на пронатовские брошюры и открытки, не выдерживают никакой критики. Если политики уверены в том, что стране надо интегрироваться в НАТО - пусть об этом говорят и аргументируют, но к чему здесь средства Госбюджета? Говорить и убеждать - прямая обязанность политика, почему за это должны доплачивать избиратели из собственного кармана? Массированное "информирование" вызовет только негодование и очередную волну спекуляций со стороны политических оппонентов и Москвы.

И главное - в стране, где не создана традиция аргументированного диалога между властью и обществом, не стоит ожидать, что информационная кампания, внедряемая правительством и еще и по такому непопулярному вопросу как НАТО, станет эффективной. В условиях полной дискредитации всех политических сил (см. результаты киевских выборов) вероятность в чем-то убедить народ - близка к нулю, более того, народ все легче будет верить в старые добрые мифы. Ведь почему люди должны слушать политиков, которые упрямо не хотят услышать людей? Народ очень много о чем просил своих избранников - как горохом об стенку. Но теперь, когда надо обратиться к народу, власть ожидает, что ее услышат?!

Самое большое беспокойство вызывает то, что при условиях отождествления идеи интеграции в НАТО и в ЕС, неудачная кампания за присоединение к Альянсу потопит и идею вступления в Евросоюз. НАТО - международная организация, направленная на решение вопросов обороны и безопасности. Да что греха таить - изначально она действительно была направлена против Советского Союза. Некоторое время после окончания холодной войны, НАТО переживала кризис самоидентификации, из-за потери "главного врага".

Террористические атаки 11 сентября помогли НАТО найти новую цель. Несмотря на смену врага, идеология Североатлантического альянса не поменялась - жесткий бисмарковский realpolitik, с четким делением на "своих" и "чужих" и преобладанием военных методов решения конфликтов. Из 27 членов ЕС 21 страна - члены НАТО. Несмотря на такое большое совпадение, Евросоюз - совсем другая организация. ЕС имеет черты наднациональной структуры. Большая часть решений, особенно относительно регулирования экономической сферы, делегирована со столиц государств-членов в Брюссель. Так функционирует так называемый "первый столб" ЕС. Вопросы внешней политики обязательно согласовываются между участниками, то же самое касается борьбы с преступностью и вопросов безопасности.

Сверхусложненная система принятия решений в ЕС направлена на то, чтобы не была проигнорирована позиция даже самой маленькой страны. Это часто приводит к кризисам в работе ЕС. Но гарантирует демократичность принятия решений. Сколько шума было, когда граждане Ирландии, количество которых составляет меньше 1% населения ЕС, высказались против принятия Лиссабонского договора (реформированного варианта Европейской Конституции). Вместе с тем, на Украине власть позволяет себе игнорировать точку зрения значительно большего процента граждан!

Евросоюз намного более активный в вопросе продвижения идей и ценностей, предоставления непосредственной финансовой помощи странам, которые развиваются (несмотря на все недостатки такой деятельности, нельзя ее недооценивать. В то время как НАТО фактически избегает этих инструментов влияния), решения конфликтов путем переговоров, а не военными методами. После Маахстрихтского договора Евросоюз приобрел черты политического сообщества. Безусловно, для этого нужна высокая поддержка граждан, развитие европейской идентичности, о чем сейчас так много говорят в Европе.

Понимают ли весь этот комплекс проблем украинские политики, когда говорят о том, что страна безусловно вступит в ЕС? Многие ли из украинских политиков - то ли сторонников, то ли противников евроинтеграции, знают, что такое acquis communautaire? Все ли они понимают, как работает система принятия решений в рамках ЕС? Точно ли назовут разницу между Европейским Советом, Советом Европейского Союза и Советом Европы? Или, может, им следует устроить экзамены перед тем, как давать право высказываться по этому поводу публично?

Говорить о "европейском будущем" и насиловать народ относительно НАТО - намного проще, чем заняться реальным делами в своей стране. Почему украинцы должны верить президенту, который отзывает свою подпись под указом о запрете высотного строительства в центре Киева вопреки массовому гражданскому движению, которое разворачивается в столице по этому поводу?

По абсолютно эгоистическим причинам автор очень хочет, чтобы Украина вступила в Евросоюз. Именно по тем причинам, из-за которых, кажется, вопросу евроинтеграции политики уделяют меньше внимания, чем вопросу сотрудничества с НАТО. Причина этого одна: автор от всего сердца желает, чтобы решения, которые касаются украинской повседневной жизни, перестали принимать украинские политики. Пусть лучше это делают чиновники в Брюсселе.

Не этого ли боятся и президент, и премьер, и лидеры оппозиции? И следует ли бояться украинскому обществу открытых границ со странами ЕС, европейской политики защиты прав трудящихся, и т.п.? Или может граждане очень верят украинскому суду и не хотят иметь возможность обращаться в Европейский Суд Справедливости в Люксембурге?

А украинским политикам стоит об этом помнить. И начинать с наведения порядка в своем доме, хотя бы по соседству от их служебных помещений. Пока Киево-Печерская Лавра еще не сдвинулась в Днепр. А разговоры о НАТО оставить на потом, когда внешняя опасность станет более значительной, чем внутренняя.

Инна Совсун -политолог, активистка гражданской инициативы "Сохрани старый Киев".

________________________

Вся Украина пока в НАТО не вступает - только армия ("Обком", Украина)

Совет. Североатлантический ("Зеркало Недели", Украина)